ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Яков ФЕЛЬДМАН


Содержание раздела. Контактная информация

 1    2    3    4      6 

 

Пророк

 

Нет Бога кроме Бога,

И я его пророк,

С упорством носорога

Бредущий без дорог.

 

И там где бездорожье

Я брюхом проторил,

Я этим слово Божье

Природе говорил.

 

За скверные замашки,

Господь, меня прости.

Я вытоптал ромашки

На праведном пути.

 

И там где слово Божье

Я людям говорил,

Я поломал березки

И сосны повалил.

 

В краю моем зеленом

Болота да леса.

Течет по небосклону

Соленая слеза.

 

Но утихает дождик,

И отступает мгла,

Когда по бездорожью

Дорога пролегла.

 

 

Терпение

 

Осторожно в друзей превращаю врагов,

Не теряя лица своего.

Человеку дано быть сильнее богов —

В терпеливости сила его.

Постарайся понять, постарайся суметь,

Оправдать свой божественный дар.

Не терпеть и страдать, а терпеть и смотреть,

Выбирая момент и удар.

 

 

Памяти Пригожина

 

Илья Пригожин получил Нобелевскую премию за открытие
точек, в которых ничего предсказать нельзя

 

В точке Пригожина все возможно:

Ураган выбирает путь,

И в этой точке его несложно

Заставить с пути свернуть.

 

В точке Пригожина осторожно

Выбери поворот.

Бывает, что верное станет ложным,

Бывает — наоборот.

 

В точке Пригожина все в ознобе,

В злобе, глаза горят...

Будьте готовы к худшему.

Нобе-

         левский

                       лау-

                              реат.

 

 

Дело не в том

 

Дело не в том,

В чем пришел ты в мир и как уходил,

Дело в мире — до и после тебя.

Стал ли он лучше

От того, что ты был?

Живей на одну травинку?

Слаще на каплю дождя?

 

 

Второе пришествие

 

...Ночь, улица, фонарь, аптека... (Александр Блок)

...Мой заказчик не торопится (Антонио Гауди)

...Пароходы, строчки и другие долгие дела (Владимир

Маяковский)

...Я вышел на поиски Бога (Александр Галич)

...Один шаг практического движения важнее дюжины

программ и наставлений (Владимир Ульянов-Ленин)

...Один час хорошей работы заменяет сорок часов

молитвы (Далай Лама)

 

Я строю для Господа Бога

Дорогу, заправку, мотель,

В расчете, чтоб к нам он — чтоб смог он —

Заехать на пару недель.

 

С ним будет Архангелов свита

И каждому нужен ночлег,

Поскольку Архангел по виду —

Такой же как я — человек.

 

Когда ж, уезжая, Всевышний,

Оплатит бензин и постель,

Останутся с нами навечно

Дорога, Заправка, Мотель.

                     Петрозаводск, 2005.

 

* * *

 

Нет, весь я не умру, но я умру частично.

Увянет скорбный дух, и одряхлеет плоть.

И буду я торчать скелетом симпатичным

И веку вопреки невнятицу молоть.

И на вопрос судьбы я больше не отвечу.

И то, что я успел, мне больше не успеть.

И каждый божий день, и каждый божий вечер

Я буду звать тебя, задумчивая смерть.

 

 

* * *

С каждой новой любовью мы как бы рождаемся вновь.

В обновленную плоть помудревшая входит душа.

И, как лава, течет и струится горячая кровь

И стучится в виски, помертвелое время круша.

С каждой новой любовью... А жизнь — как открытый сундук:

Я ловлю твои взгляды-монеты и внутрь кладу.

И на звон золотой — для других подозрительный звук

Удивлений чужих собираю ненужную мзду.

Пощади меня, жизнь, не дави меня тяжкой пятой!

Пощади меня, смерть, не захлопывай крышку пока!

Я хочу еще один золотой

Положить на дно сундука.

Еще один,

Последний.

 

 

* * *

Чей этот странный силуэт, в строке сквозящий?

И что здесь точный перевод, а что подделка?

И что за музыку играет этот ящик,

На коем маска и парик верхом надеты?

Ах, эта музыка, которую легато

Играет ветер на оградах элегантных

Садов осенних, или зимних, или Летних,

Разбитых прихотью тиранов непоследних.

Ах эта музыка, которая сочится

Из просто воздуха, но ухом уловима

Лишь тренированным; и в нем она стучится

И всю бумагу заполняет; как лавина

Из гор приходит

И нас находит.

 

 

* * *

Слово стукается в слово

Гром и грохот, визг и лязг

Вновь и снова, вновь и снова

Среди склок и среди дрязг

Среди драки балаганной,

Балаганной толчеи

Слова корень валерианный

Жуй, лечебный, и молчи.

 

 

* * *

Одиночество, друг мой веселый,

Пустоту принимающий в лоб,

В капле жизни, от смерти спасенной,

Разглядевший меня в микроскоп.

Собеседник мой верный, надежный,

Ближе друга, вернее врага,

Из души моей грешной, безбожной

Выпекающий род пирога...

Где же мера! Не сладко, а горько

Стекленеет охрипшая хрупь.

Простирается черная корка

До последней молекулы вглубь.

 

 

* * *

Мы сползаем по жизни, как капли ползут по стеклу,

Подгоняемы ветром, дорожною тряской.

Мы на заднем сиденье скулим, подпирая скулу,

На болотное небо, покрытое ряской.

Мы по трещинам улиц сочимся в свои города

И во встречные лица глядим виновато.

И блеснет иногда в небесах голубая вода

Или зелень травы в лабиринтах асфальта.

И когда долгожданно над городом, как над столом

Встанет солнце, щербатое, с тенью угрозы,

Нас согреет оно неживым, нехорошим теплом,

Дабы высушить нас как напрасные слезы.

 

 

* * *

Цветок полевой среди белого дня

Под грохот и скрежет железный

Растет у дороги — и наша возня

Не очень ему интересна.

А я, вдоль дороги шагая пешком,

Глотаю бензиновый выхлоп.

И мне интересен весь мир целиком,

Который на долю мне выпал.

 1    2    3    4      6 

Статьи и книги — Стихи — Переводы

Достоверная информация: лкк мэс рф личный кабинет клиента. Первоисточник.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com