ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Иван ДУБОВ


ПОСЛЕДНЕЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ В.Ф.

 1    2   

.....................................................................

— Следователь — женщина?

— Ну да. Да какая разница — женщина или мужчина. Главное, что даже я не знаю, чем помочь Валерке. На месте милиции я бы тоже считала, что это он убил Фукина. Но посуди сам: зачем Валерке бить Фукина ножом в спину, если он мог одной левой его в морской узел связать. Это же нелепо. И не было у Валеры к нему никаких претензий. Я так и сказала следователю: не за что Валере было его убивать. А она ответила: «Возможно, вы и правы. Но следствие опирается на неопровержимые улики, оспорить которые вы не сможете» И ты знаешь, она права. Как это ни дико осознавать.

— Суда еще не было?

— Нет.

— Значит, он не в тюрьме, а в следственном изоляторе.

— Не всё ли равно: и там решетки, и там. Я наняла адвоката, а он, когда ознакомился с делом, сказал, что спасти Валерку от тюрьмы он не в силах. Самое лучшее, что мы сможем сделать, это уговорить Валеру сознаться и просить суд о смягчении наказания, так как он совершил убийство в состоянии аффекта. Но Валера наотрез отказался сознаваться в том, чего не совершал, и с адвокатом мы расстались. Вот такие грустные дела.

Мила замолчала. Молчал и Аристарх, полностью погрузившись в размышления.

Мила попыталась заговорить о чем-нибудь другом, более веселом, но Аристарх не слушал ее, лишь сосредоточенно глядел на бутылку с коньяком. Тогда Мила засобиралась, поняв, что разговор не получится. Аристарх с рассеянным видом проводил ее в прихожую, помог одеться и, глядя, как Мила застегивает пуговицы, спросил:

— Ты говоришь, что ты наследница Володьки. А у него было завещание?

— Нет. Но, ты знаешь, совсем незадолго до смерти он составил завещание, где всё отписал мне и девочкам. Как предчувствовал.

— Ты тогда уже ушла от него?

— Ну да. Я же говорю, он составил завещание за несколько дней до смерти. Зачем это тебе?

— Так, просто. Интересуюсь, — пробормотал Аристарх.

— Оставь, Борщев. Ничто Валеру уже не спасет. Адвокат и так, и этак прикидывал, вопросы задавал, варианты продумывал, но ничего не придумал.

— А когда Володька к вам пришел, он не раздевался?

— Нет. Так прямо в пальто и зашел в кухню. Всё, я пошла. Спасибо тебе за чай. Звони. 

Аристарх догнал Птицыну, когда она уже выходила из подъезда.

— Подожди, Мила. Дай мне телефон следователя.

— На, — Мила вырвала листок из блокнота и протянула Аристарху. — Мне это уже не нужно. И тебе ни к чему. Не забивай себе голову. Счастливо.

«Заюшкина М. П., старший следователь», — прочел Аристарх на листке.

Он вернулся к себе, сел в кресло у окна и сидел, глядя, как гаснет серый осенний день, как наползают сырые, промозглые сумерки, как наступает черная беззвездная ночь, и фонари пытаются бороться с тьмой, отвоевывают у нее небольшие светлые пятачки, а за пределами пятачков тьма только гуще и непрогляднее.

Утром следующего дня он позвонил в городскую прокуратуру по номеру, взятому у Птицыной. Трубку подняла женщина.

— Простите, могу ли я поговорить со старшим следователем Заюшкиной М. П.? — голос Аристарха предательски подрагивал, выдавая волнение.

— Заюшкина Майя Полуэктовна это я, — ответили ему. — Я вас слушаю.

Аристарх торопливо заговорил, будто опасаясь, что следователь — человек, несомненно, очень занятой — может оборвать его на полуслове и, послав подальше, повесить трубку:

— Меня зовут Борщев Аристарх Викентьевич. Я звоню вам по делу об убийстве Владимира Фукина. Не могли бы вы уделить немного времени на разговор со мной?

— У вас есть информация, полезная для следствия? — заинтересовалась следователь.

— Да. То есть, нет. Я хотел сказать, что это не совсем то, что вы подумали. Я не являюсь свидетелем в прямом смысле слова. Хотя, и в переносном смысле тоже не являюсь. Но я уверен, что могу оказать помощь в установлении истины.

В трубке помолчали, потом спросили:

— Кто дал вам номер моего телефона?

— Телефон мне дала Людмила Птицына, то есть Фукина. Вернее, я не знаю точно, какая у нее сейчас фамилия... Короче, вдова погибшего.

— Вы ее знакомый?

— Я знакомый и ее, и покойного, и Валерия Головачева, которого обвиняют в убийстве.

— Вы не верите в его виновность?

— Э-э... как сказать... в общем, да, то есть, нет, не верю.

В голосе Заюшкиной послышалось неудовольствие:

— Следствие почти закончено, и, хотя Головачев не признается, нет сомнений в том, что он виновен. Если у вас нет конкретных доказательств его непричастности к убийству, я не вижу смысла в нашей встрече.

— Майя Платоновна...

— Полуэктовна.

— Извините. Я прошу лишь уделить мне полчаса. Я надеюсь, что за это время я успею сказать вам то, что, возможно, повлияет на некоторые ваши решения.

Заюшкина вздохнула и зашелестела невидимыми бумагами.

— Хорошо. Приходите в 17.00 в двенадцатый кабинет. Первый этаж. Но не больше, чем полчаса.

— Большое спасибо, Майя Полуэктовна, — обрадовался Аристарх.

— Не за что, — трубку повесили.

В издательстве Аристарх подошел к шефу и попросил отпустить его пораньше в связи с «некоторыми семейными обстоятельствами» Подобное случалось исключительно редко, и шеф ничего не имел против, но Аристарх заметил любопытство в его взгляде, что было вполне объяснимо, так как все сослуживцы знали, что Аристарх одинок и изменения в его личной жизни и «семейных обстоятельствах» явно не предвидятся.

Заехав домой, Аристарх переоделся в парадный костюм и повязал свой лучший галстук. Правда, не совсем правильно было бы называть парадным единственный и не очень новый костюм. Но выглядел он прекрасно, потому что Аристарх отличался аккуратностью в отношении одежды и носил свои вещи подолгу. Галстук тоже служил Аристарху уже много лет, еще со студенческой скамьи. В последнее время ему начало казаться, что галстук несколько устарел и не то, чтобы вышел из моды, но молодежь такие уже не носила. Несколько раз, когда он при галстуке ехал куда-то в автобусе или метро, он ловил на себе взгляды девушек и молодых женщин, в которых было что-то насмешливое, а однажды молодые девчонки вообще захихикали, заставив его покраснеть. Подозрения усилились около года назад, когда всё издательство праздновало встречу Нового Года в кафе. Праздник был в разгаре, все дружно прыгали под музыку, а Аристарх присел у раскрытой форточки глотнуть свежего воздуха. Тут к нему подошел сам Ноликов Сергей Федорович, владелец издательства. Сергей Федорович искал, с кем бы выпить, для чего держал в одной руке початую бутылку водки, а в другой — пустую рюмку. Кроме Аристарха поблизости никого не было, и Ноликов приземлил свои сто двадцать кэгэ на соседний стул, предложив не терпящим возражений тоном:

— Выпьем, Борщев.

Аристарх водку не любил, но отказать самому Ноликову в компании было никак нельзя. Опрокинули по рюмке, после чего Ноликов воззрился на галстук Аристарха, изрек неопределенно: «М-да», пожевал губами и сказал:

— Знаешь, Борщев, сделаем так. В понедельник я скажу, чтобы тебе выписали премию.

Аристарх смущенно улыбнулся:

— Это приятная новость. Буду только рад.

Ноликов продолжил:

— А ты с этой премией пойдешь в магазин и купишь себе новый галстук. Договорились?

— Договорились, — выдавил Аристарх.

— Вот и ладушки, — буркнул Ноликов, подхватил со стола бутылку и ушел, оставив Аристарха в некотором смятении чувств.

Но в понедельник с утра Ноликов, к несчастью, поцарапал крыло своего «Лексуса» и два дня пропадал в фирменных мастерских, начисто забыв об обещанной премии. Аристарх, естественно, напоминать не стал.

Не далее как этим летом ему пришло в голову пройтись по центру города и присмотреть-таки себе новый галстук. «Надо шагать в ногу со временем!»

Поход по магазинам принес только огорчения и разочарования. Все сколько-нибудь симпатичные галстуки стоили так дорого, что Аристарх перестал бы себя уважать, если бы отдал столько денег за какую-то полоску ткани, пусть и красивую. Вопрос о покупке нового галстука был отложен до лучших времен.

Итак, ровно в пять часов пополудни Аристарх в парадном костюме и при галстуке постучал в дверь кабинета номер двенадцать, что на первом этаже горпрокуратуры. Услышав за дверью неразборчивый возглас, он расценил его как приглашение войти.

Майя Полуэктовна Заюшкина — полная женщина средних лет, постарше Аристарха, в строгом темном костюме, с каштановыми волосами, зачесанными на затылок и собранными там в замысловатый узел — сидела за столом у стены справа. Прямо напротив ее стола располагался такой же стол, за которым сидел молодой человек и одним пальцем стучал по клавиатуре компьютера. Между столами умещался жесткий стул с высокой спинкой. Видимо, на этот стул усаживали свидетелей и подозреваемых, чтобы устроить им перекрестный допрос.

В ответ на приветствие Аристарха, Майя Полуэктовна спросила, не поднимая головы от важных бумаг:

— Это вы звонили мне утром?

— Да, это был я. Борщев Аристарх Викентьевич.

— Проходите, присаживайтесь.

Аристарх сел на стул вполоборота к Заюшкиной. Та наконец оторвалась от важных бумаг, чтобы взглянуть на пришедшего, задержала взгляд на галстуке, при этом пожевала губами точь-в-точь как Ноликов на праздновании Нового Года, и произнесла довольно безапелляционно:

— Откровенно говоря, я ума не приложу, что же такое интересное вы можете рассказать мне по убийству Фукина.

«Убедить ее будет непросто. Надо постараться», — подумал Аристарх и начал:

— Видите ли, Майя Полуэктовна, так сложилось, что я учился в школе вместе с погибшим Фукиным, его вдовой Людмилой и Головачевым, которого подозревают в убийстве. Мне был очень хорошо известен характер покойного, некоторые особенности его мышления и, если хотите, психики. Поэтому, когда вчера я случайно встретил Людмилу и она рассказала мне о происшедших событиях, у меня сразу появилась догадка об истинной причине смерти Фукина, а после некоторых размышлений я пришел к полной уверенности.

— Постойте, вы хотите сказать, что причина гибели Фукина кроется в каких-то его личных чертах?

— По большому счету, именно так.

— Значит, это особенности его психики всадили ему в спину нож? — спросила Заюшкина ровным голосом, но Аристарх ощутил язвительность вопроса.

Из-за монитора компьютера послышался странный звук. Похоже, молодой человек прилагал усилия, чтобы не засмеяться.

Аристарх был готов к подобному приему. Пусть его поднимают на смех, главное — успеть выложить свою версию, пока не выгнали. И он поспешил продолжить:

— Володя Фукин был необычным человеком. Необычным в том смысле, что он был чрезвычайно талантлив в физике, химии, математике, при этом полностью игнорируя гуманитарные науки. Он много раз побеждал на различных олимпиадах, показывая блестящие знания. Но не отличные оценки были главным для него. Володя был изобретателем. Новые идеи и изобретения так и лезли из него, он регулярно потрясал школу каким-нибудь новым фокусом, новой проделкой, основанной на химических свойствах веществ или на им же придуманных оригинальных механизмах, конструкциях, машинах. Зачастую его проделки не были безобидными, и его одноклассники и учителя страдали от Володькиных изобретений. К счастью, все же обошлось без жертв и серьезных ранений. Я думаю, что именно перекос в его мировоззрении, когда Фукин жил среди и ради своих изобретений, но совершенно не интересовался культурными ценностями, именно однобокость восприятия мира и своего места в нем сыграла важнейшую роль в формировании личности и, в конце концов, привела к трагедии.

Но я несколько отклонился от практической стороны дела. То, что произошло на квартире Фукина, было не убийством, а инсценировкой, созданной талантливым изобретателем. Последним изобретением Фукина, которым он поставил точку в своей довольно сумбурной жизни.

— То есть, Фукин каким-то образом спровоцировал Головачева на убийство. Я правильно поняла вашу мысль?

— Нет, неправильно. Головачев не убийца, а жертва изобретательности Фукина. Мы имеем дело с самоубийством, замаскированным под убийство, и Головачева просто «подставили», как говорится.

— Ну знаете, Аристарх Викентьевич, вы явно насмотрелись детективных сериалов. Боюсь, что ваши догадки являются всего лишь плодами вашего богатого воображения, — сказала Заюшкина и демонстративно посмотрела на наручные часы.

— Майя Полуэктовна, я знаю, что у меня еще есть минут пятнадцать из отведенного мне времени. Если за эти пятнадцать минут я не смогу поколебать вашу убежденность, значит, Головачева мне не спасти. Я прошу вас внимательно выслушать то, что я вам скажу. Известно ли вам, что буквально перед самой гибелью Фукин составил завещание, где распорядился всем своим имуществом?

— Нет, я этого не знала. Но что меняет этот факт?

— Этот факт означает, что Фукин готовился к своей кончине, он знал, что скоро умрет.

— Одно из другого не обязательно вытекает. Вы не подумали о простом совпадении? Кстати, вам не известно, кому он завещал свои деньги?

— Известно. Всё отошло Людмиле и дочерям.

Заюшкина печально улыбнулась:

— В таком случае, вы сообщили нам информацию, которая лишь утяжелит участь Головачева. В обвинении также будет фигурировать материальная заинтересованность.

— А вам не показалось странным поведение Головачева? Убив Фукина, он тут же вызывает милицию и даже не стирает отпечатки своих пальцев с рукоятки ножа. Ведь он грамотный, образованный человек и не может не знать о таких вещах.

— Вы правы, для хладнокровного убийцы его поведение непоследовательно. Но когда человек действует в состоянии аффекта, он плохо контролирует свои действия. Головачев мог элементарно забыть об отпечатках пальцев. Кроме того, вы, может быть, не знаете, что перед приходом Головачева Фукин позвонил по телефону своему знакомому и разговаривал с ним до самого появления убийцы. В разговоре он сообщил, что Головачев должен придти с минуты на минуту, и он, Фукин, очень боится Головачева, от которого можно всего ожидать. Потом он сказал: «Уже звонят в дверь» и повесил трубку. Установлено, что Головачев был единственным, кто вошел в подъезд в то время, когда был убит Фукин. Ну что, вы уже не так уверены в невиновности Головачева?

— Напротив, то, что вы мне сказали, только лишний раз подтверждает дьявольскую изощренность, с которой Фукин готовил самоубийство. Вы обратили внимание, что Головачев физически очень сильный человек?

— Мне известно, что он мастер спорта по классической борьбе.

— Он мог легко свернуть Фукину шею, но вместо этого он бьет его в спину кухонным ножом. Не глупо ли это?

— Я вижу, вам известны даже такие подробности, как тип ножа?

— Да, я знаю, что это был за нож и откуда он взялся, хотя никто мне не говорил о нем. И, если позволите, последний вопрос. Как мне говорила Людмила, Фукин лежал лицом вниз с ножом в спине. Верно?

Заюшкина пожала плечами:

— Он лежал лицом вниз у самой стены. Было такое впечатление, что в момент удара он стоял лицом к стене, а потом сполз вниз по стене.

— Ну конечно! — Аристарх обрадовано вскочил. — Всё становится на свои места. А что находилось напротив той стены, у которой он лежал?

Заюшкина задумчиво посмотрела на Аристарха снизу вверх, затем обратилась к молодому человеку:

— Саша, ты осматривал квартиру Фукина. Что там стояло у противоположной стены? Да вы сядьте, Аристарх Викентьевич...

Аристарх послушно сел. Молодой человек, давно переставший печатать и внимательно слушавший, о чем говорили Аристарх и Заюшкина, с готовностью ответил:

— У стены напротив стоял большой аквариум. Я увлекаюсь этими делами — рыбки там и прочее... Поэтому я отлично помню.

— Там стоял аквариум, — повторила Заюшкина для Аристарха так, словно перевела с иностранного языка. — Аквариум с рыбками. Он что, тоже изобретение Фукина?

— Рыбок, вообще-то, не было... — робко заметил Саша и снова уткнулся в монитор.

— А растения были? — быстро спросил Аристарх.

— И растений не было, — неохотно ответил Саша, всем своим видом показывая, что в разговоре он посторонний. — Вода и камни, больше ничего. Да и вода мутная, сто лет, видно, не меняли.

..........................................................

 1    2   

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com