ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Вадим ДРУЗЬ


ПЕРЕВОДЫ

ИЗ ПАВЛА ГИРНЫКА

 

Павло Гирнык родился в Хмельницком (сын писателя Николая Андреевича Гирныка, мама Тамара Дмитриевна — этнограф).

30 апреля 1956 г.

Автор поэтических сборников: «Спрага» (1983), «Летіли гуси» (1986), «Се я, причинний» (1994), «Китайка» (1994), «Вибране» (1996),

«Оранка» (1985 — перевод на русский), «Коник на снігу».

Лауреат литературных премий имени Т.Шевченко, А.Малышко, П.Усенко,П.Тычины

 

Вадим, очень понравились переводы. До такой степени, что, не владея украинским языком,

с удовольствием прочитала оригиналы. Вы с Павлом — молодцы!

   Елена Винокур

Да, Вадим, хорошо! И Павло Гирнык для меня открытие. Спасибо!

   Ксандр

* * *

Где уставшие звёзды колышет степная трава,

Где дорога твоя пролегла по-над зреющим хлебом,

Снова тихо — одними губами — роняешь слова,

Снова долго — одними глазами — прощаешься с небом.

 

И так вольно тебе, и свободно витает душа,

— Ни любви, ни печали, ни зла — только ветром гонима.

И листается том Бытия по листу, не спеша,

Будто сердцем на сердце ложится твоя Украина.

 

Кто назвал тебя сыном своим и ушел навсегда,

Кто на помощь позвал, кто помог на крутых поворотах?

Ты не ведал кто ты, ведь ты сам воплощений чреда

— И вода, и огонь, и дорога, и щит на воротах.

 

Ты один на один с темнотой, только видно насквозь —

Где-то там, от Тараса вблизи, жуткий смех Северинов.

Поднимайся в себе и молись — ничего не сочлось,

Если в жилах бурлит-запекается кровь побратимов.

 

Ты последний — на громы бесстрашно идёшь сквозь дымы,

Одолев все барьеры сомнений огнём негасимым.

Потому, что под грудью стоит, призывая из тьмы,

Бесшабашный мятеж твой — последний и неотвратимый.

 

Павло ГІРНИК

Там, де стомленi зорi гойдає трава вiкова,

Де висока дорога твоя наодинцi зi степом,

Знову тихо — самими вустами — шепочеш слова,

Знову довго — самими очима — прощаєшся з небом.

 

I так вiльно тобi, i у вирiй душа поверта,

— Нi любовi, нi кривди, нi туги — нiкому нiчого не винен.

I гортається книга Буття, i така висота,

Наче серце до серця сьогоднi стоїть Україна.

 

Хто назвав тебе сином своiм i пiшов назавжди,

Хто прикликав тебе i до ран прикладав свої рани?

Ти не вiдав, хто є, ти на всiх залишився один

— I вода, i вогонь, i дорога, i щит коло брами.

 

Ти вiч на вiч з пiтьмою, яку прозираєш до дна —

Десь там поруч Тараса розпечений смiх Северинiв.

Повставай у собi i молися — нiщо не мина,

Доки в жилах ятриться обвуглена кров побратимiв.

 

Ти останнiй — i мусиш iти на останнi громи,

Подолавши i простiр, i смерть, i вагання.

Бо стоїть пiд грудьми, бо волає до тебе з пiтьми

Одчайдушне повстання твоє — неминуче й останнє.

 

 

* * *

И лететь будет ворон —

кружить, без единого вскрика.

И огонь полыхнёт —

словеса выжигая с листа.

И заполнятся реки волнами песчаного скрипа.

И уснёт в родниках вековечной воды суета.

Вот и ты озираешься —

вкруг только чадные свечи,

Небо прянуло прочь с твоего ледяного плеча.

Уповай не на Бога, очнись

и прозрей человече,

У тебя остаются лишь ветер, сова и свеча.

И восстанешь с колен,

позовёшь наугад среди ночи,

И падёшь головой на каменья небесных тенёт.

И кого ты ни встреть —

отвернут от тебя свои очи.

И кому ни молись —

слово тотчас тебя проклянёт.

Так неужто листаешь ты желтые эти страницы,

Лишь бы только увидеть —

средь месива крови и лжи —

Как народ, будто камень,

растёт на разрытой гробнице,

И пытается голос подать в её мёртвой тиши?..

 

Павло ГІРНИК

І летітиме ворон —

повільно, без жодного крику.

І устане вогонь —

і його не зупинять слова.

І хитнеться летючий пісок, засуваючи ріки.

І в джерелах навіки спочине вода вікова.

Ось і ти озираєшся —

дим затягає обличчя

І сахається небо твого крижаного плеча.

Не ховайся за Бога, отямся,

сліпий чоловіче,

Коло тебе лишилися вітер, сова і свіча.

І зведешся з колін,

і гукнеш навмання серед ночі,

І впадеш головою у небо своє кам’яне.

І кого не зустрінеш —

усі відвертатимуть очі.

І кому не помолишся —

слово тебе проклене.

То невже ти гортаєш оці сторінки поруділі,

Аби тільки побачити —

серед олжі і крові —

Як народ, наче камінь,

росте на розритій могилі

І вертається голос у груди його неживі?..

 

Это стихотворение в переводе Ксандра

 

 

* * *

Нет уже и не будет

у слова чарующей власти,

И домой недалёко

и небо развеяло тьму,

Есть земля, что мерцала

солёным кристаллом напасти

Из-под неба, которому скоро

не быть одному.

И за эхом и сном,

за вселенской чертою молчанья,

Упадёшь, там где тлеют

пустого огня острия.

И не будет тебе ничего,

кроме слов завещанья.

И не надо уже ничего,

кроме древка копья,

Что неспешно проткнёт,

что пронижет тебя невесомо.

И виси ты на том острие —

в неземной тишине.

Воскресенье пришло.

Мы одни с моей мамою дома.

Кто-то в дверь постучал,

и теперь открывать её мне.

Просто слышу —

ворота литыми скрипят раменами,

И волнуется ветром душа,

и ещё полбеды,

Когда падаешь снегом,

не сказанным вещими снами,

Когда слепо идёшь

на призыв неизвестной звезды.

Когда навзничь весь мир, и плевать

на тревоги и беды,

От того, что двоим хорошо

в этом мире блажном.

А над вишнями дождь,

а под вишнями стол и беседы,

И семья, и родня,

и пчела над холодным вином.

Так помянем же всех

запотевшею чаркой своею.

Тех, кто не услыхал,

как уходит тропа под ногой.

И не надо вам знать,

что ещё натворить я успею:

Я потом к вам прильну,

как бездомный котёнок слепой.

 

Павло ГІРНИК

Вже нема і не буде

у доброму слові сваволі,

І додому недовго,

і небо тобі не сумне.

Є стороння земля, що світилася

грудкою солі

Попід небом, яке вже недовго

побуде саме.

За відлунням і сном,

за крихкою крижинкою світу

Упадеш, де ніколи порожній

вогонь не згаса.

І не буде тобі вже нічого,

окрім заповіту,

І не треба нічого,

бо досить свойого списа.

Він повільно протне,

він прониже тебе невагомо,

І виси на кілочку, на вістрі —

отак або ні.

А сьогодні неділя. І ми собі з мамою

вдома.

Хтось постукав у двері,

і вже відчиняти мені.

Просто чую, коли розсуваються

ковані брами,

І душа переймається вітром,

і вже на порі,

Коли сам вже снігами,

які поза віщими снами,

Коли йтимеш наосліп

на голос чужої зорі.

Коли світ горілиць, і байдужі тривоги

і біди,

Не тому, що живий, а тому,

що нам добре обом.

А над вишнями дощ,

а під вишнями стіл і сусіди,

І родина твоя,

і бджола над холодним вином.

Пом’янімо усіх,

підіймаймо святою рукою

І за тих, що не чув,

як безодня себе зупиня.

Не питайте, чому

я усе, якщо встигну, накою,

А тоді пригорнусь,

наче блудне сліпе котеня.

 1    2    3    4    5    6    7

Из Василя Стуса — Из Павла Гирныка — Из Игоря Качуровского Из других украинских поэтов

Об авторе. Содержание раздела. Стихи — Переводы с украинского — ПрозаАфоры Друзь и Ко.

Источник: http://bolun.ru/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com