ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Вадим ДРУЗЬ


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

2008 — 2009 гг.

 

 

СОМНЕНИЙ ЧЕРВЬ

 

Кряхтел, сопел, мостился так и сяк,

чреду претерпевая изменений —

и вот проклюнулся: — Ты кто? Червяк?

— Ну да, я червь твоих сомнений!

Забыл меня? Я жил с тобой всегда,

но был отравлен выбросом гормонов:

тестостерон твой, просто, как беда —

крушит в момент, не ведая заслонов...

Но, к счастью, очень мудрый организм

включил, из чувства самосохраненья,

на самом пике, чёткий механизм:

«Снижение Накала Восхищенья».

Ты — равнодушней? Ну, а я — воспрял.

Убрал излишки эндокринных шлаков

и без задержки прибыл в твой реал,

пробив пузырь из Блоков, Пастернаков,

и прочей откровенной лабуды...

Теперь открой глаза свои пошире,

забей на эти пошлые труды —

мы будем жить с тобой в одной квартире

и обойдёмся без лирической бурды!..

 

...Пока вот так витийствовал червяк,

разумности своей слагая гимны,

подумалось: «Так кто из нас — пошляк?» —

и стало гадко, мерзко и противно.

И что ж теперь — опять его терпеть?

Ведь издырявит, подлый, как шумовку!

Я начал потихоньку свирепеть,

разглядывая мягкую головку...

Он — продолжал, всё светлое черня,

а я, на гребне этого потока —

расплющил вусмерть наглого червя!

...Как оказалось, первым томом Блока...

 

 

К СТАНСАМ

 

Когда, вне себя,

восклицаешь:

«Ну, как

они так живут?!!» —

опасайся ответа.

Твоими стать могут

убогий барак

и чья-то судьба,

без надежд и просвета...

Готов ли платить ты

за знание «Как...»?

 

 

ТЕНИ

 

Ко мне стучатся вечерами

в закрытый ставень

                            клёна ветки...

 

Почти неслышно мелкий гравий

скрипит шагами у беседки.

 

Там тихий шелест разговора

вплетает лёгкими стежками

в канву признаний нить укора.

 

Слова холодными брусками

ложатся в каменную стену

фасада

               склепа отношений.

 

На правду — ложь, на ложь — измена,

на веру — горечь согрешений

и позолота отчуждений...

 

Так, между этими и теми,

проходят ночи моих бдений.

Там — я, былой. И тени, тени...

 

 

ХОЛОДА

 

Вновь холода.

И снова ноют зубы.

Те, в основном, что вырваны давно...

И как эсминцы, в ряд, печные трубы

подперли небо кольями дымов.

Неосторожно севшая ворона

срывает с ели белый искропад,

освобожденная от снега крона

прямит осанку, словно на парад.

Снег под ногою, старой половицей

скрипит натужно — и печальный стон

желание рождает извиниться

за причиненный бедному урон.

В глазури льда колодезные срубы.

Равнина, как льняное полотно.

Всё — красота!

...Но что ж так ноют зубы —

те, в основном, что вырваны давно...

 

 

ЗИМНО

 

Щенок, дрожащий у окна подвала.

Компания взъерошенных ворон.

Замёрзший клён, скрипучий запевала.

Сорвавшихся сосулек перезвон.

Архипелаги льда на тротуарах.

Газоны с замороженной травой.

Раскаты эха при дверных ударах,

впускающих добравшихся домой.

...И сразу же — ладонь на батарею.

И ноги — в тёплый тапочный уют.

Как щёки онемевшие алеют —

морозу дань цветами отдают...

 

 

СНЕЖНОСТЬ

 

Снегопад заснежил снежной снежностью,

заскрипел скрипучим скрипом скрип —

попытался ворон каркнуть с нежностью,

захлебнулся холодом — охрип...

Растопырил крылья разобиженно,

замолчал и больше не блажит —

временами зыркает пристыженно,

но боится — снова рассмешит.

В тон шагам спешащего прохожего

прохрустел хрустящим хрустом хруст...

Не нашлось сравнения похожего,

объяснить, как воздух пуст и густ...

 

 

СТЕЗЯ

 

Мечталось всласть

и думалось — моглось.

Превозносилось так самозабвенно.

И верилось,

что всей вселенной ось

через тебя проходит непременно.

 

Потом — хотелось, верилось, искалось...

Казалось, вот —

ещё совсем чуть-чуть,

ничтожная совсем осталась малость

и ощутишь ногою торный путь.

 

...Отдумалось, отпелось, отбылось.

Уж сизым пеплом угли серебрятся.

Услышалось — не как произнеслось.

Отплакалось

скупой слезой паяца.

 

Видавший виды вылинявший взгляд.

Единство духа, тела и сознанья.

Мозоли, шрамы —

больше не болят.

Спокойствие.

И горечь пониманья.

 

 

НОЧКА

 

Глаза открою — пошире, настежь —

Пускай попьют пьянящей ночи,

Они до ночи — так охочи,

А не напоишь — кого обманешь?..

Кромешной ночью, иссиня-черной,

Стены держась, иду наощупь —

Была когда-то твердой поступь,

Да оступаюсь — ногою стертой.

Но все же помнят мои подошвы

Рисунок трещин на асфальте —

Игра мозаик в мелкой смальте

Хранит следы прогулок прошлых...

 

 

УХОДИМ...

 

Ночь напролёт рыдали нам колокола,

Протягивая вслед печальный стон

И семафорили — «Вернитесь!» — купола,

Ловя луну на луковичный склон...

 

Те, кого знал,

Уже уходят в тихий край,

У облаков выстраивая клин —

Но без меня.

Неважно, ад там или рай, —

Я не хочу остаться здесь один...

 2    3    4    5    6

Стихи 2012-10 — Стихи 2009-08 гг. — Стихи на украинском языкеСтихи для детей

Переводы с украинского ПрозаАфорыДрузь и Ко.

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com