ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Вадим ДРУЗЬ


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

СТИХИ 2008 — 2009 гг.

 

Песенка о захворавшей памяти

 

...В изголовье болящей топтались бездушные мытари

и священник свой требник смущённо в руках теребил.

В нетерпении черти в подвале стучали копытами,

заключая пари — на конец равновесия сил.

Мастера дел заплечных не тратили попусту времени,

наклоняясь и прямо в лицо её злобно рыча —

каждым словом больной добавляя несносного бремени,

каждым словом разя, как нещадным ударом бича.

Раз за разом, всё тише она содрогалась в мучениях

и, казалось, последнее слово её умертвит —

и тогда доносился из подпола рёв облегчения,

а священник из сумки опять доставал реквизит.

А один всё пытался раздвинуть ораву губителей —

да, тщедушный, не мог разорвать их литое кольцо.

Но, сумев уловить слабину между спин обличителей,

как подкошенный рухнул, прижав к её уху лицо.

Он безумно шептал ей слова о безоблачной юности,

колдовским наговором кричал-называл имена —

и сползала с лица бедолаги печать бесприютности,

при словах: поцелуи, объятия, смех и весна.

И сухими лучинами вспыхнули мытари злобные,

и заметно тут стало, что это всего лишь муляж.

И завыли в подвале чертяки, волками голодными —

и священник, вздохнув с облегченьем,

закрыл саквояж...

 

 

Снилось

 

Снилось — ты приходила,

садилась и гладила

ручку кресла,

как руку,

прозрачными пальцами.

 

Говорила, — Поверишь ли,

давняя ссадина

на бесплотном — заметней.

Но вот, и терзаться, и

этим маяться — без толку.

 

Помнится главное —

до мельчайших подробностей,

только вот, ссадина

постоянно мешает —

и вот что забавное:

 

Я никак не могу отыскать ту западину,

до которой всё было светло

и безоблачно —

и судьба улыбалась,

без устали чествуя...

 

Я никак не могу отыскать ту западину,

от которой падение —

безостановочно,

до конца,

до последней черты сумасшествия...

 

...Снилось, будто жилось —

и в плену сновидения,

я тянулся рукою,

с настырностью робота,

до бесплотной груди своего наваждения,

где темнело пятно

моросящего облака...

 

 

Вот, как шёл...

 

Вот, как шёл никуда, так туда и пришёл.

Огляделся, присел и давай удивляться:

мол, без устали шёл, напрягался, как вол,

а зачем мне сюда (если — вкратце...)?

 

Ну, ничем тут не лучше, никак не светлей,

не сытней бытие и ничуть не забавней —

вон и крик улетающих прочь журавлей

так похож на скрипение ставней.

 

Тут всё то же ничто, пополам с пустотой —

пустота в обрамлении сонма изъянов:

тот же самый разор, так легко нажитой

в суициде бесчувственно-пьяном...

 

...И припомнилось — как-то, в былое житьё,

участковый корил одного «тунеядца»,

на что тот отвечал: «А ты выпей с моё —

и не будешь тогда удивляться...»

 

 

Вечер

 

Закатно полыхает окоём —

Пожаром на притихшую округу.

Как славно нам гуляется вдвоём,

Рассказывая новости друг другу.

 

Прижмись теснее, чтоб, плечом к плечу,

Передавать тепло сквозь лёгкий ситец —

И я тебе на ушко пошепчу

О будущем, как опытный провидец.

 

Ни словом, ни полсловом не солгу,

Хотя рассказ покажется престранен —

Я даже расскажу, в каком стогу

Мы будем отдыхать, когда устанем.

 

И, только ночь раскинет невода,

Наступит час свершения пророчеств —

Нас приютит сверхновая звезда

В созвездии Сгоревших Одиночеств...

 

 

Уговори меня

 

Уговори меня забыть полжизни,

пол-половины мной убитых лет.

И лоб холодною водою сбрызни —

я за тобой пойду

бездумно вслед.

Найди слова, чтоб слушались запоем,

чтоб верились, как мамино «пройдёт».

Налей меня безветренным покоем,

хотя и слов таких —

наперечёт.

Смени моё бесчувственное «Бог-с-ним»

на «ладно, я попробую ещё».

Мне самому

осыпанным колосьям

не провести итоговый подсчёт.

Уговори меня прожить остаток,

меж пальцами твой локон теребя.

И если будет путь безбожно краток,

то завершится пусть

вблизи тебя.

 

 

Может быть

 

Может быть, оттого, что здесь север,

Может быть, оттого, что — циклоны,

Но бледнее мне кажется клевер

И пореже усеял он склоны.

 

Может я привередливый слишком,

А другой бы воздал по заслугам,

Но и людям, и серым домишкам,

Подогреться бы солнечным югом.

 

Может быть, оттого всё невзрачно,

Что кругом неулыбчивы лица,

Что жильё вокруг блочно-барачно,

И что день нескончаемо длится?

 

Ну, а может, всё — вовсе не в этом?

Может, дело в приезжем-изгое?

И кругом всё пронизано светом,

Потому, что — своё и родное.

 

Ну а я — лишь скучаю по дому

И чужбину сужу очень строго,

И тянусь к своему и родному,

Что чужим и мертво, и убого...

 

 

Край

 

Зияет пропасть под носками башмаков,

Крошится кромка под рифлёностью подошвы:

Сопротивляясь уговорам сквозняков,

Стоишь и думаешь — куда теперь пойдёшь ты?..

 

Куда угодно, но назад заказан путь,

Пусть камнепады перекроют сзади тропы:

Мне возвращаться — много хуже, чем шагнуть

Вперёд, со смехом заключительной остроты.

 

Зовёт к покою приобщиться высота —

На воздух лечь и ощутить себя свободным.

Манят беспроигрышных шансов сто из ста,

Холодным скалам стать холодным братом сводным.

 

А пропасть тянется — куда достанет взгляд,

Толкает в спину обезумевший ветрище,

А позади — да будь он трижды распроклят! —

Кусок пути, где только плач и пепелища…

 2    3    4    5    6

Стихи 2012-10 — Стихи 2009-08 гг. — Стихи на украинскомСтихи для детей

Переводы с украинского ПрозаАфорыДрузь и Ко.

Об авторе. Содержание раздела

Альманах 1-08. «Смотрите кто пришел — 3». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,7 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Все подробности городская сберегательная касса на сайте. . Утилизация автомобильных шин.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com