ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Вадим ДРУЗЬ


Об авторе. Содержание раздела. Новые стихи

СТИХИ 2012-10

 

Балаган

 

За бархатом кулис слоняются химеры

сюжетных тупиков изменчивой судьбы,

и, может, сквозняком раскачаны портьеры,

а, может, матерком собравшейся толпы.

Изгоями судьбы заполнена галерка,

любимчики блестят биноклями из лож,

а кто-то меж рядов мотается с ведерком,

с протухшего яйца имея свежий грош.

Бездарный сценарист затягивает в узел

сюжетный разнобой под аккомпанемент

осмеянных стократ провалов и конфузов,

и тупо костерит мадеру и абсент...

 

 

..Сегодня балаган трагедии и драмы

дает дивертисмент из жизни одного

отпетого глупца и горе-хулигана,

с кем каждый ощутит неслабое родство.

 

 

Сны

 

Замыкается круг и вокруг

всё печально и так лунно-залито...

В этом свете заметно, мой друг,

как неладно сейчас

между нами-то...

Мягким светом сочится луна,

серебрится седыми потоками.

Между нами же снова война,

с реверансами да

с экивоками...

Нам напиться бы этой луны —

нет вернее лекарства от пресности:

пусть бы нашего прошлого сны

затопили

окрестности...

 

 

Как живу

 

Как живу? Как и прежде — класс...

Хоть не первый, но все ж — купе:

в изголовье свернул матрас —

чем не барское канапе?..

Ты-то как? Мучит тот же сон,

где все машешь рукой вослед?

Не грусти, может, есть резон

в вариантности снов-примет...

Как-то будет, и правда в том,

что уже, просто, нет «сейчас».

Может быть, есть еще «потом»,

но сегодняшний день исчах...

Не ахти? А кому — ахти?

Мы теперешним так больны,

что — куда мне, скажи, идти?

На войну бы,

так нет войны...

 

 

Предзимнее

 

Когда-то, может в январе,

когда метель ослепит окна,

я побоюсь поднять листок на

перекидном календаре.

Застыв недвижно в скорлупе

из редких всполохов огарка,

сверну последнюю цигарку,

и... позабуду о себе.

И будет сладостен покой,

и зимних сумерек сгущенность —

я в них укрою обречённость,

за немотой, как за стеной...

 

 

Стылость

 

Мягким касаньем кошачьих лап,

когтем медвежьим по нервам —

тут от себя самого коллапс

и от тебя, наверное...

Хочется сесть-замереть в углу,

зеком этапным на корточки,

тупо дымить, подперев скулу,

в дырку открытой форточки...

Слов не отыщется: нет ключей

к раю в небесной просини,

что-то нарушилось в ходе мастей,

как-то, вот так вот — осенью...

 

...Там за окошком — скелеты ветвей,

черное поле с озимью —

а за душою усталость дождей,

стылость, да грёзы с проседью...

 

 

Грустная сказка

 

Ну вот, опять «на ять» проделана работа,

разбит хрустальный гроб, и ты оживлена —

да только вызволять царевен для кого-то,

в не лучшем из миров — давно не новизна.

Закрылись предо мной дворцовые ворота,

искателю гробов заплачено сполна:

царевной, как всегда — спеша, вполоборота —

в признание заслуг — ...ладошка подана.

Но разве привыкать? Судьбина косорота —

«Вас много бродит тут, царевна же — одна!»

На благости всегда урезанная квота:

услуга не ценна, когда совершена.

 

И я, как Вечный жид, брожу по белу свету,

спасаю всех подряд, гробы в труху дробя...

Короче, без обид: я верю в сказку эту —

и все-таки дождусь пришествия тебя...

 

 

Мистерия

 

Оловом стылым стекает тяжелое небо.

Спинами к струям косым повернулись дома.

Глаз фонаря заставляя прищуриться слепо,

челкой босяцкой нависла дождя бахрома.

А на скрещении двух театральных проулков,

в сквере, где патина ест опечаленный бюст,

слышится странная помесь ритмических звуков,

будто поэму читает шальной златоуст.

Там, не смущаясь нелепым осенним декором,

плюнув на хрипом засевший в гортани бронхит,

юноша бледный, всё с тем же пылающим взором,

тучам о жизни своей безотрадной кричит...

Там, в режиссерском порыве превратно-досужем,

ставя на мокрых подмостках мистерию-буфф,

шлепает осень разбухшим ботинком по лужам,

ватник плотнее на впалой груди запахнув...

 

 

В предрассвет

 

Под потолком, как лодку веслом, ветряк

гонит по залу клубов корабли в круиз.

Плавает дым, заплетая слои в медляк,

скрипки усталой давно угадав каприз.

В призрачной зыби укрытых в тени зеркал

множатся пары мечтающих выпить ночь.

Впиться в пока безбоязненных губ оскал,

впрыснуть наркотик слов, и в нору сволочь.

Старый скрипач отрешенно ушел в себя,

только смычок продолжает вести обряд.

Ясность в глазах постепенно на нет сводя,

в вены по капле вливается томный яд.

К терпкому привкусу смешанных с явью снов

горечь добавила винных паров полынь.

Тает цепочка проложенных в ночь следов —

плащ запахнув, ухожу в предрассвета стынь...

 

 

Грешен

 

Последние круги от канувшей судьбы уже неразличимы —

за что же ты, Господь, раба так невзлюбил? Ах да, причины...

Наверное, отчет о грешности моей составлен так небрежно,

что смысла нет уже отмаливать грехи, всё ясно — грешен.

И, что же тут роптать, когда не изменить порочного былого —

спасибо, что даешь презренному рабу сказать хоть слово...

 

 

...и уходили уходя

 

С рутины ржавого гвоздя

сорвавшись в бег неудержимый,

мы точку ставили с нажимом,

и уходили уходя —

без колебаний навсегда,

из мест, где был однажды счастлив,

где блещет призраком манящим

давно ушедшая вода...

 

 

Снег (этюд)

 

Снег...

Ночь обманчиво выбелил снег.

Осветлил полотно пирамидами

стрех.

И отсветом оконных прорех

по краям. Тут и там, сталагмитами

вех

обозначены нити дорог.

Затаён под сугробами снежными

лог.

И цепляется месяца рог

за, подпёртый кустами прибрежными,

стог...

 

...Но порой, рассекая покой,

вдруг доносится всепроникающий

вой.

Кто-то там, во вражде вековой,

не доспорил ещё с отступающей

тьмой...

 

 

Там (этюд)

 

...Там память рвется вдоль и поперек,

там даже эхо слышится на грани,

там разочарований паучок

сплетает сеть несбыточных желаний...

Там посреди безудержной хандры,

стоит тобой украшенная елка,

и кто-то бьет зеркальные шары...

 

Там — пустота ...и легкий звон осколков.

 

 

Не зови меня

 

Темнота кругом — ночь угрюмая,

я никто теперь, я без имени —

как слепой иду, да шепчу моля:

не зови меня, не зови меня...

Губы сжатые, губы белые —

то ль в острог иду, то ли беглый я.

То под лёд душой, то всплываю я,

то опять за грань забывания...

Отпусти меня, отпусти меня —

все излечит время, да только вот,

притяжение ощутимее

послевкусия сладко-горького...

 

 

В круге первом

 

Топот конских копыт прокатился по встрёпанным нервам

и затих вдалеке. И настала на миг тишина.

Вот и всё — по всему. Я по-прежнему в адовом первом,

не пройденном, кругу — и всё та же кругом пелена.

 

Но, теперь, есть минута подумать о вечном и сущем —

привалившись ко мху неслучайного тут валуна,

не спеша раскурить самокрутку с причмоком сосущим,

и достать припасенную к случаю флягу вина.

 

И скормить растревоженной совести тюк обещаний,

лишь бы только болезная снова спокойно спала.

А шубейку облезлую прежних моих покаяний,

с глаз долой затолкать в плесневелый навал барахла.

 

И понять, что молить об ином — никакого резона,

до поры, как попытка не будет в верхах зачтена.

Что судьбина не даст услыхать колокольного звона,

лишь за кругом девятым расщедриться сможет она.

 

 

Блюз-портвейн

 

Эта ночь бесконечно длинна —

цвет портвейна венозно-тягуч.

По стакану стекает луна,

заплетая меж гранями луч.

На полу погребальным крестом

распаучилась рама окна,

как печаль обо всем неживом,

лег бесхитростный абрис пятна...

 

Иронична ухмылка судьбы —

осенить на дорожку крестом.

Вдоль пути те кресты, как грибы

прорастают, но это — потом.

Там, в конце у любой из дорог —

только горечь потерь на губах,

да за горсть нерастраченных крох,

навсегда поселившийся страх.

 

...Забрала из стакана луна

заплетенный меж гранями луч.

Нескончаемо ночка длинна,

цвет портвейна венозно-тягуч...

 

 

Ты просто жди*

 

Как только в паз войдёт последний ригель

замка навечно запертых дверей,

скажи всем: «Aut bene, aut nihіl...» —

и выровняй морщинку меж бровей.

 

Ты просто жди и знаки упований

рисуй на влаге мокрого стекла.

А я паду к ногам росою ранней.

А я повею ветром у чела.

 

Пусть не пугает мысль, что век не дожит,

ты верь, я здесь, под пламенем свечи:

захочешь — шторы колыхну, а может —

из леса ухну филином в ночи.

 

Те всполохи зарниц с тобою рядом

снующие порой в глуби зеркал —

то снова я, тебя касаюсь взглядом

сквозь амальгамы треснутый металл.

 

Ты просто жди нимало не надеясь —

я здесь как был, так буду, и поверь:

нелепей всех нелепиц только ересь,

что навсегда закрылась эта дверь...

____________________

* автоперевод из «Чекай мене»(укр)

 

 

Когда-то

 

Когда-то ты устанешь от меня —

от редких встреч и долгих расставаний,

от на корню подавленных желаний,

и телефонных: «Здравствуй, это я...».

Когда-то, долю женскую кляня,

ты будто бы нечаянно представишь

судьбу как смену черно-белых клавиш,

а не как блеск пьянящего огня —

и укоришь прозревшую себя,

что случаем, попав на двор монетный

ты, за алтын принявши грошик медный,

не на того поставила коня...

Тогда-то, сердце стылое скрепя,

стыдливо опустивши очи долу,

как самую несносную крамолу

ты скажешь: «Я устала от тебя...»

 

 

Хмельное

 

Мне глоток разъединственный станет отрадой,

благодатным дождём на пустыню мою —

запотевший стакан обжигает прохладой:

я глаза закрываю — я пью...

А под веками что-то творится со взглядом —

проявляется контур в седой полумгле:

я стою над собой, на коленях, а рядом

тень танцует в разбитом стекле.

Кто-то — мир или я, так мучительно болен,

что вот-вот полыхнёт в крематорном огне —

но, поскольку спесив он и самодоволен,

то сгореть будет велено мне.

И заходится криком тоски колокольня,

сумасшедший звонарь обрывает сердца —

тень свою я распял на осиновых кольях,

для отрады отведав винца...

 1    2    3    4    5    6    7

Стихи 2012-10 — Стихи 2009-08 гг.Стихи на украинскомСтихи для детей

Переводы с украинскогоПрозаАфорыДрузь и Ко.

Об авторе. Содержание раздела

Альманах 1-09. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,8 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com