ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Борис ДРЕЙДИНК. ИНТЕРВЬЮ


Об авторе. Контакты. Рассказы

Форум ИнтерЛита, октябрь 2006

.................................................................

АННА СТРОМ. Честно говоря, за Марксом не замечала ни раньше, не замечаю и теперь глупых мыслей.

Осознанная необходимость! Что нужно ещё человеку для свободы в нормальном обществе?

«Для праздника толпе совсем не обязательна свобода». И. Бродский

 

БОРИС ДРЕЙДИНК

— Ну, ну — так бы я не стал уж принижать эти роли — хотя бы иллюзия свободы — но она всегда просто необходима для ощущения настоящего праздника.

 

АННА СТРОМ. Слабо-верующий — это как немножко беременная?

Как вы думаете, ваш мальчик, умеющий анализировать и преодолевать в себе страхи, станет в будущем сильно-верующим?

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Вот тут непонятно — а зачем? Зачем ему становиться как-то там сильно верующим? Поясню, смотрите: он ведь не осознаёт Бога как нечто — в том смысле, как понимаем его, например, мы, взрослые. Так? Т.е. Бог для него и на кухню зайти чайку попить может, и посмеяться над шуткой детской, и наказать, как папа кого-нить. Бог для него — что очень близкое. Настолько близкое, что и не воспринимается как нечто внешнее. Он — в нём как бы. Как кожа например. Вы же не замечаете, сколько чудес творит с вами ваша кожа — и оберегает, и красивой делает....Так же и Мальчик. Бог вокруг него. ОН оберегает и защищает его. Он очень близко к мальчику. Так что и не различить подчас — вот Бог — а вот мальчик. Мальчик живёт счастливо, оберегаемый Богом, и ему нет никакой такой необходимости анализировать и искать его. Зачем? — у него нет такой необходимости. Бог — любит его. И ведёт. По жизни. И будет вести и дальше. Т.е. — всё в порядке. Гармония. И зачем мальчику сильно верить, или несильно верить. Он живёт ИМ.

А вот встречный вопрос: — назовите такое вот положение: это что — сильная вера? или не сильная Вера?

Верят во что-то внешнее по отношению к себе. А здесь, мне кажется, всё — внутри.

 

АННА СТРОМ. Гармония может быть только у сильно верующих людей. Выделенное мной красным , к сожалению, блеф.

Фантазия:«Завтра» мальчик будет ехать на велосипеде и упадёт, повредит себе позвоночник и останется на всю жизнь калекой. И не убережёт его кожа, не убережёт его вера в Бога. Ему скажут, что Бог испытывает его страданиями, что он избран Богом. Если он сильно верующий, это ему поможет. Если он анализирует ситуацию и будет спрашивать :«за что?».

или «если ты есть, докажи это!», то это приводит к разочарованию.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Т.е. в чём собственно эта сильная Вера ему поможет-то? Типа — как она его будет поддерживать и придавать силы! — надежда на вмешательство Бога, так? Ну да. Ради этого конечно стоит развивать сильную веру.

 

АННА СТРОМ. Отвечаю на встречный вопрос: сильная Вера-— это вера Авраама, готового принести в жертву Исаака.

Или в реальном варианте — подчинение своей жизни служению Богу и учению церкви, или хотя бы подчинению религиозному учению. т.е. приятию всех его догм, как непреложный закон.

Всё остальное — театр, традиции, мода.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Люди приходят к религии разными путями. Через эстетику? Почему нет. Модно? Ну и что. Вот тантристы вообще в веру через эротику вползают. Не знаю, не нахожу препятствий на пути к познанию Высших Сил.

Вспоминается Стругацкие:

«Ты должен делать Добро из ЗЛА!

— Но почему?

— Потому что его не из чего больше делать»

 

АННА СТРОМ. Это зависит от того, что подразумевать под Добром и Злом. Монтанелли и Овод тоже спорили об этом. Оба правы и неправы именно потому. что не могут сойтись на понятиях Добра и Зла. И НИКТО не может, к сожалению!

 

АЛЕКСА ВЕА. Прошу прощения, что вмешиваюсь, но, мое мнение, что такая вера, способная заставить принести жертву, человеческую, часть самого Бога, подобие его, не нарушение ли заповедей? Это не Вера, это слепая вера, фанатизм.

Я всегда трактую «не сотвори себе кумира» как не ищи Бога во вне. А та церковь, которая существует на данный момент, самая сильная мафия. Один из способов руководства и влияния на определенную часть общества.

 

АННА СТРОМ. Когда правосудие слепо, это Вас устраивает? Вера — по определению слепа. А тем, кто спорит и не согласен, нечего утверждать, что они верующие. Они ищут свою, другую истину, другое объяснение бедам, значит не верят догмам. Верно?

Вы имеете в виду Русскую православную церковь? У нас верно: «Заставь Богу молиться, так и лоб расшибёт». В остальном — согласна.

 

ЕЛЕНА ВИНОКУР. Борис, какой из двух обсуждаемых рассказов, более успешен, на твой взгляд, у читателей (я имею в виду отклики, интерес и т.п.)? Если бы тебе предложили участвовать в сборнике, при этом выбрать нужно было бы один рассказ, какой бы ты выбрал? И почему?

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Странно вот. У людей искушённых литературой — Симфония вызывает больше положительных эмоций. Типа — оно свежее, точные характеры и т. д.

А у людей менее подверженных бацилле писания — привлекает Таинство. Один из откликов на Литсовете был такой: «Ваше “Таинство” я читаю детям перед сном. Они в восторге». В восторге и я от таких признаний.

Но вот больше всего меня занимает вопрос — а что читатель? Что с большей охотой купил бы он? Именно — купил! Произведение написанное как Симфония? Или с большей охотой он купил бы Таинство? Вот даже всем готов задать это вопрос. Интересно, как кто ответил бы.

 

Тантуна, «Буриме»ТАНТУНА (ТАТЬЯНА ГОЦАК). Всем привет!

Борис, я бы купила «Муху», и «Вой» тоже бы с огромным интересом перечитала в законченном варианте.

Но если выбирать можно только лишь между «Симфонией» и «Таинством», я бы купила про мальчика, симпатичный, светлый рассказ.

А «Симфония» мне, извини, не понравилась. Я даже расстроилась, прочитав ее. Сочувствия главный герой у меня не вызвал, только отвращение. Может, я совершенно не разбираюсь в литературе, но я люблю добрые книги, рассказы. Понимаю, что мы живем не в черно-белом мире и нет людей однозначно положительных или отрицательных во всем. Любая душа — горючая смесь, и в том, выплеснется из нее любовь, уважение к себе и окружающим или ненависть и жестокость, во многом зависит от обстоятельств, но все же человеческое достоинство либо есть либо нет, и это уже от обстоятельств не зависит. Я считаю, что у главных героев в книгах — достоинство должно быть! Иначе чему они могут научить читателя? Лишь тому, что все — грешны в этом мире, и ты — дорогой читатель, несмотря на всю твою убогость, не хуже «героев» из книг.

Все написанное выше звучит глупо, знаю! И показывать читателям жизнь без прикрас тоже надо, и любая история имеет право на существование!

Но я до сих пор неосознанно ассоциирую главного героя (по своей наивности) с главным героем, особенно, если повествование ведется от первого лица, и теперь буду бояться с тобой общаться. Вот.

 

АЛЕКСА ВЕА. Борис, а все-таки, способность писать, божий дар? Или можно развить в себе эту способность усердием?

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Усердием или как то по-другому — мне кажется можно. Была такая студенческая поговорка — чем учится иностранный язык? извините — попой. Т.е. сядь и учись)))

И вот уж точно девиз — «ни дня без строчки» — много может дать любому пишущему. (мечты, мечты...)

(Татьяне)

Татьяна, привет! Я буду крайне признателен, если объяснишь, чем вызвано отвращение к герою «Симфонии». Отчего ты считаешь, что в нём нет человеческого достоинства? Что он нарушил? Ты мне очень поможешь , если выскажешься на эту тему. (потому что у меня — совсем другая трактовка его личности).

 

ТАНТУНА. Борис, ЛГ «Симфонии» мне крайне несимпатичен, потому что он — женоненавистник, довел матушку свою до инфаркта, это во-первых. Во-вторых, в той жизни, которую он выбрал, ему попадаются только непорядочные женщины, он сам об этом прекрасно знает, пользуется ими, а потом еще выставляет себя жертвой и мерзко, низко, подло мстит Ольге. Хотя на нее мои симпатии тоже не распространяются. Мужчина, который принуждает женщину к сексу, еще и в таких унизительных условиях, на пустыре, — у меня симпатии вызывать не может.

Нет у него человеческого достоинства. Разве нормальные мужчины так поступают? Если можешь, измени мое мнение!

Но, если рассказ воспринимать как гротеск, тогда вполне поучительно, для всех! И для мам, и для сыновей, и для всех остальных.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Ты говоришь: «Но я до сих пор неосознанно ассоциирую главного героя (по своей наивности) с главным героем, особенно, если повествование ведется от первого лица, и теперь буду бояться с тобой общаться. Вот».

Таня, торжественно клянусь, что в своей жизни не вскрыл ни одной машины... пока...

 

ТАНТУНА. Ну, это дело наживное! Шучу! Но меня-то как раз кражи и криминальное прошлое героя в твоем рассказе шокировали меньше всего. Я думаю, из предыдущего поста понятно, почему.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК

Что до остального — мне на Прозе.ру задавали вопрос — насколько автобиографичны все рассказы. (Дело в том, что ещё один — «Я люблю тебя Люда» — тоже вызывал упрёки в самоидентификации автора с героем).

Таня, ты ведь прекрасно понимаешь — пишущему — нечем больше писать, как своими личностными пластами. То есть собой. Но это не фотография автора.

 

ТАНТУНА. Понимаю, полностью согласна. Насчет того, что буду «бояться общаться», конечно же, я пошутила.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Это уже не прямая передача — «что вижу — о том пою», нет же. Это узор. Сложнопереплетённый из снов, обмолвок, брошенных фраз, пьяных-ни-о-чём разговоров, серьёзных раздумий и т. д. Не мне тебе — творческому человеку — про это рассказывать. Ты это замечательно и сама знаешь. Тем более что...

(Тут я хочу публично выразить Татьяне огромное спасибо! Дело в том ,что с Татьяной у нас был тандем: мы отсылали друг другу куски свих романов для правки. И по-моему, всё это срабатывало очень эффективно!)

Так вот в «Вое» — ты же знаешь — были сценки и пожёстче, чем в Симфонии. И я тогда не замечал страха «в твоих глазах» Тогда не понимаю, что тебе так не понравилось — секс-сцены в рассказе? Или... (Господи, как сказать то?) — социальное поведение героя?

 

ТАНТУНА. Борис, в тандеме работать мне понравилось! Даже очень! Жаль, что никак не получается продолжить!

Но «Вой!» — это другое! Там главный герой — волк и человек одновременно. Поэтому я адекватно воспринимаю как его человеческое, так и животное поведение. А вот «Симфония» все же о ЧЕЛОВЕКЕ.

Вот. только что перечитала «Я люблю тебя, Люда!»

Борис, после твоей «Симфонии» — это же бальзам на душу! Рекомендую читать всем женщинам для поднятия настроении! Прямо летать хочется, если представлять себя на месте Люды, а не жены главного героя!

Ну, Борис! И за что ты так жен не любишь? Вот, видишь, новый вопрос тебе придумала!

Ладно, до вечера! Пошла готовить мужу завтрак! У нас же Рамадан сейчас, завтракаем в 17.30, ужинаем в 2 часа ночи, весело.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Тань — жён я люблю. Всех! Ну, или вот уважаю — точно. С праздником!

И конечно, спасибо за оценку «Я люблю тебя, Люда». Он, как-то получилось, к сожалению, мало кому понравился.

А герой «Симфонии»... Таня... Даже не знаю, с чего и начать... Она его почти принуждала — он её... Но это как бы не главное. Неважно там — вот всё это про секс. Принуждение тоже. Один он. Всегда. В сексе, в машине, с мамой, которой он в общем тоже не очень сам по себе важен, — тоже один. Симфония — это много голосов, инструментов, мелодий, — это когда вокруг всего и всех много и в нём все они играют. И женщины — и которые в машине, и так, и Ольга, и все они — в нём. Много голосов — и они играют гармонию, и музыка там звучит — целый оркестр. И всё это он понимает, слышит. А всё — один на пустыре он. Весь этот оркестр — на пустыре. Богатое внутреннее звучание всех его не исполненных чувств — тоже на пустыре. Огромный симфонический оркестр — посреди пустыря и без единого зрителя. А с сексом эта история или без, — ну пусть — без принуждения — всё равно музыканты во фраках, с дирижёром, палочка, смычки — а вокруг пусто.

Ну не знаю, мне он как-то не отвратителен. Да и не знаю — что такое есть статистический «нормальный мужчина», но таких, как этот, кажется, всё-таки много.

 

ТАНТУНА. Борис, я попробую прочитать «Симфонию» под твоим углом зрения. Может, получится! Хотя даже в твоей трактовке я не нахожу оправдания такой жизни, которую он ведет. Но ты меня заинтересовал».

Про жен мне понравилось. Особенно слово «всех»! «Если б я был султан», называется... За поздравления спасибо. Вообще, здесь поздравляют с Рамаданом словами: Рамадан Карим! — а человек отвечает: «Аллах акрам». По-русски это примерно: «Щедр Рамадан!» — «Аллах Щедрей!»

Я думаю, что рассказ «Я люблю тебя, Люда» мало кому понравился потому, что мало кто читал!

 

ЕЛЕНА ВИНОКУР. Борис! Ну, вот как когда-то меня спросила Елена (Читательница): о чём бы тебе хотелось, чтобы тебя спросили, а мы не додумались?

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Лен, ну в принципе штук так с пяток вопросов бы прибавил. И, знаешь, не только для себя. Интересно и ответы других услышать. Вот, например, на такой вопрос:

— Насколько можно быть откровенным в литературном произведении? Насколько глубоко можно «выворачивать» воспоминания, мысли — «тайники своей души» в общем?

 

ЕЛЕНА ВИНОКУР. Я думаю, это зависит от смелости, характера и темперамента автора. А ты как считаешь?

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. В общем — читателю-то нет дела до характера автора. Вот уверен, что чем больше открытости и «выворачивания», тем интереснее. А может, даже — вааще — степень ценности именно этим (а ещё смелее — заявить, что только этим) и определяется. Вот, например, Живой Журнал — супер-популярный проект. А он только этим и жив.

 

АННА СТРОМ. Откровения, Боря, имхо, самое главное и самое важное условие успеха у читателя, которое ты можешь себе позволить, если рядом с тобой нет человека, с которым ты это пережил, ощутил и осмыслил.

Мой муж утром тайком читал мои вечерние стихи, если я не успевала спрятать, и не потому, что любил поэзию.

Тебе, Боря, самому этого хочется! Если есть возможность, не сдерживайся, это принесёт тебе самому кайф и читателю.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Аня — не буду.

Да и так я не сдерживаю так уж особенно. Всё дарю.

Вот — про «человека рядом» только не понял. Так пусть читатель им и станет — этим «человеком рядом» По-моему вообще — литература — процесс довольно интимный.

 

АННА СТРОМ. Боря! Я имела в виду, что благополучие в реальной жизни несколько тормозит творческий процесс автора. А неблагополучие или разногласия в семье способствуют творчеству.

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Вот не найду, что и ответить-то, сразу. Знаете, Аня, я пессимист. Закоренелый пессимист. Вот проблема для меня вспомнить — когда ж это «благополучие в реальной жизни» у меня было-то? А если и мелькало как-то, то что — тормозило иль развивало?..

Ну в принципе — ежели колет где-то, то надо что-нить менять. И тут может придти мысль — а может написать что-нить этакое, и всё так и изменится сразу!..

Т.е. ситуационно, наверное, неблагополучные чаще могут пытаться браться за этот труд. Так что, поверхностно — да — «разногласия способствуют творчеству».

С другой стороны — ну с каким таким настроением вы возьмётесь за начало нового романа после семейного скандала? Ну разве что напишете: «Все счастливые семьи похожи друг на друга. Все несчастливые —.........»

 

ЕЛЕНА ВИНОКУР. Вопрос: может ли пессимист быть романтиком?

 

БОРИС ДРЕЙДИНК. Только!!! Оптимистичная романтика? Как-то и представить сложно. Как-то сразу социалистический реализм вспоминается...

01...10.10.2006

Стр. 1

Голосовое интервью с Б.Дрейдинком

Авторская страница Бориса Дрейдинка

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com