ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Джон МАГВАЙЕР (ЗОЛОТОЙ ДРАКОН)


ШУТКИ, ПАРОДИИ, ПОСВЯЩЕНИЯ

Три пародии на стихи Натальи Радуги

 Авторская страница Н. Радуги.

1.

Я отведу вуаль —

в ней места нет речам

и скрытая тоска,

и глаз немая похоть,

в ней струн тяжёлых сталь,

и горечи печать,

стучащая в висках,

скрываемая плохо.

 

Я отведу рукой

назойливую ночь

и разведу костёр —

пусть тени умолкают.

С пера стекает боль,

её не превозмочь,

но в длинный коридор

не полечу пока я.

 

Я помню яркий луч

и купол надо мной,

и утренний туман,

разбросанный постелью,

тугую тяжесть туч

и дождик проливной,

и сладостный дурман,

осознанный мной еле...

 

Рапира чутко спит,

заманивая блажь,

а у меня внутри

всё россыпью сверкает.

Тебя, иезуит,

хочу до боли аж.

Но, сколько ни горит

свеча, а воск растает...

   «Вуаль», Форум, 28.06.06

* * *

Дракон-иезуит

за окнами летает,

тугую тяжесть туч

гоняя под крылом.

Не учится иврит,

мой пес за стенкой лает,

и нежно яркий луч

мелькает за окном.

 

Сокрытая тоска

и глаз немая похоть,

проводят силуэт

летящий в вышине.

На белизну листка

ложатся строчки плохо,

и золотых карет

не вижу я в окне.

 

Так хочется порой

внимания кумира,

рапира чутко спит,

хотя не вечен раж.

Но так же за горой

страдая, плачет лира,

и молодой пиит

не влился в антураж.

 

Я разожгу костер

из стульев итальянских

и в нем сожгу постель,

пускай увидит он,

ведь глаз его остер

и он кровей ирландских,

маяк пробьет метель,

и сбудется мой сон...

2.

Мы шли к эшафоту с тобой добровольно,

в окно лезла ночь сумасшедшим оскалом

и с грохотом рушилось небо на скалы.

А, может, костлявая так хохотала?..

Но это не жизнь, а какая-то бойня.

 

Наверно, безумия нам не хватало.

Равнина на вязнущей пене венозной

крыла расправляла свои скрупулёзно.

Ударишь ножом, я — кинжалом, серьёзно.

Ты думаешь, нет? Ну и зря. — Я сказала.

 

Твой поезд, чугунно-железный, бездушен.

Как после безумия, скрипка стихала,

а я всё стояла в удушьи вокзала,

и ветер тянул креозотною шпалой,

и голос немел, расставаньем простужен.

 

Скользнула слеза по щеке твоей скупо...

Мне этой секунды всю жизнь не хватало...

На твой горизонт моё небо упало.

Пусть, боль ожидания станет началом

и бросится новое солнце под купол.

 

Как запад прекрасен в пурпурном и алом!

Сплетаясь в объятьях, заснём мы нескоро.

Пусть наше окно согревает весь город.

Сто лет одиночества, век недомолвок...

— А ванну тебе, как обычно, с сандалом?

   Радуга, «Ванна с сандалом»

Мне радуга в небе рукой помахала,

когда поднимался на крест добровольно.

но пена из вены толчками бежала

и ветру кричала, мне вовсе не больно.

 

Был запад прекрасен в пурпурном и алом

как римский патриций, снимающий тогу,

но вновь набежали откуда-то галлы

и кельтские знаки чертили подолгу.

 

Скользнула слеза по-ирландски чуть скупо,

мне этой минуты всю жизнь не хватало,

сорвало вконец бесконечности купол,

волынка мятежно в душе зарыдала...

 

Крыла, расправляя свои скрупулезно

Дракон посмотрел на цветущие каллы,

но запах у них креозотно — серьезный,

короче, так пахнут рассветные шпалы

 

но мой бронепоезд, стоящий в запасе,

сегодня взлетит. как большой буревестник

и миг расставания будет прекрасен.

пусть в страхе вандалы погибнут на месте.

 

Сплетаясь в объятья, заснем мы не скоро,

Архангел трубит в свой рожок Иерихонский,

безумье вокала и звездные шпоры

откроют врата для блудниц Вавилонских.

 

На твой горизонт мое небо упало

и маковым солнцем сжигало до боли,

как в ломке, костлявая тьма хохотала,

косой проходя по рассветной юдоли...

 

Мне радуга в небе рукой помахала,

Был снят я с креста, там висеть не прикольно,

Вновь пенная ванна и запах сандала,

Как тот креозот, из заброшенной штольни...

3.

Безумием ящик Пандоры* забит, в горле сухо —

любовь, это пойло со лживым и приторным вкусом,

зарою подальше за тыном скопившийся мусор

и пусть же земля ему станет тюрьмой, а не пухом.

 

Ну, как же теперь не поверить в зловещее чудо,

в кошмар полуночный с рычащим звериным оскалом?..

А в сердце змеиная рана, с темнеющим жалом

и хочется в сон погрузиться (цветной) беспробудно.

 

А вдруг, я поверю в мякину, что мне подложили? —

Ату мне под дых и ату меня в глупое темя!

Пусть курицы гриль образуют наивное племя,

не выйдет — любви моей ноги давно отрубили.

   Форум, 27.06.06

 

Роняю я слезы на ящик Пандоры,

безумие вечно, и роль неизменна.

Поэты — как новых галактик стажеры

и пишут, что видят, всегда откровенно.

 

Вот курица-гриль наполняется соком,

ложится в бумагу под цвет померанца,

я соус чесночный добавлю жыстоко,

пусть кушает мама того иностранца,

 

что мне подарил две красивые розы,

наверное, смерти моей лишь желая.

А я так хотела пластинку Глюкозы

и капельку нежности от Ермолая

 

Опять отрубаю у курицы ноги,

рукой достаю пожелтевщую печень,

как ящик Пандоры, кафе у дороги,

гастрит иностранцу уже обеспечен.

1    2

Брудершавки Forum Life

«ИнтерЛица-1». Е-сборник форумных комедий в формате PDF. Объем 1000 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com