ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Игорь ДОРОГОБЕД


ИНТЕРВЬЮ С ИГОРЕМ ДОРОГОБЕДОМ
Форум ИнтерЛита, январь 2007

 

Елена ВИНОКУР. Дорогие друзья!

Разрешите пригласить вас на очередную встречу, которая обещает быть интересной и насыщенной.

К нам на огонек решил заглянуть автор сайта Игорь Дорогобед.

Игорь — профессиональный журналист. Вот что он рассказывает о себе:

 

«После завершения учебы работал корреспондентом в региональных изданиях от городской до областной газеты. В течение двух лет был редактором производственной газеты. Основная тематика публикаций: политика, социальные проблемы, история. Работал на частном телеканале сначала как редактор отдела новостей, затем как редактор рекламного агентства.

Как человек пишущий, не пытаюсь чему-то научить или же подать пример для подражания. Моя задача гораздо скромнее: поставить вопрос и попытаться найти возможный ответ, не претендуя, однако, на абсолютное знание. Следуя за возникающими вопросами, от фантастики более-менее традиционной перешел (не заметил как и когда) к нестандартной мистике (последнее наименование весьма условно).

  С лета 1998 года постоянно живу в Германии. Некоторое время работал на русском телевидении выпускающим редактором, пока это самое телевидение не перекочевало в Штаты. Сейчас тружусь в сфере далекой от журналистики, о чем, впрочем, не жалею. Журналистика, если заниматься ею серьезно, отнимает слишком много творческих сил. А у меня спокойная техническая работа, во время которой я даже могу подумать о своих безумных героях».

 

Работает Игорь в разных жанрах: и стихи пишет, и исторические очерки, и эссе, и фантастику, и критические заметки. Умышленно не даю кокретных ссылок, а даю лишь ссылку на страницы Игоря в «ИнтерЛите». Попадете туда, а там уж каждый сам   выберет, куда ему интереснее заглянуть...

А у меня, пока вы знакомитесь с творчеством Игоря,  уже и первый вопрос созрел.

— Игорь, вот у Вас образование журналиста. Расскажите, пожалуйста, где и как учат этой непростой, но такой романтичной профессии?

 

Игорь ДОРОГОБЕД. К сожалению, Лена, теперь этому, как, впрочем, и многим другим профессиям, учат где угодно и все, кому не лень. А в те времена, когда учился я, этим занимались только университеты. Были соответствующие факультеты или отделения, где специфически журналистские дисциплины преподавали исключительно бывшие практики. Да и самих университетов на весь огромный Советский Союз было не так уж много. А сейчас в одном Ростове-на-Дону, где я когда-то учился, разнообразных «университетов» более десятка.

Мне повезло с учителями, как и в самом университете, так и в редакции местной газеты, куда я притащил свои первые «шедевры».  Учили довольно жестко, но это единственно возможный способ учебы.

А вот романтичного в этой профессии немного. Зато немало неприятных сторон. Например, необходимость общаться с людьми, которым в иной ситуации просто бы не подал руки... Но — работа есть работа...

 

Е.В. Что значит «учили жестоко» ? Можете рассказать об этом  подробнее?

 

И.Д. Не знаю, как сейчас, а тогда не очень-то было принято делать скидку на то, что мы молодые-начинающие. Особенно в редакциях, куда мы приходили на практику. На нас смотрели как на дополнительную рабочую силу и старались использовать на всю катушку, зачастую поручая нам то, что по каким-либо причинам не хотели делать сами. Так, я, например, после второго курса на практике влип в довольно неприятную историю. Речь шла  о жалобе, которую надлежало проверить и по итогам проверки написать материал. Эта история началась еще до того, как я пришел на практику, и теперь редактор жаждал поставить в ней большую жирную точку.

Я встретился с человеком, подавшим жалобу (это был квартирный вопрос), а также с противной стороной, и пришел к выводу, что жалобщик был неправ. Текст был написан, одобрен зав.отделом и редактором и опубликован. После чего пошли жалобы на меня. Сначала здесь, в городе, потом в области.  И некоторые из моих временных коллег по редакции, еще вчера одобрительно хлопавшие меня по плечу, стали посматривать на меня косо. Меня выручило то, что текст был построен исключительно на фактах, которые жалобщик не мог опровергнуть. Хотя самые неприятные для него вещи в статье не прозвучали вообще. У меня было недостаточно доказательств, и я опустил их.

Это был полезный урок. Журналист, хотя бы однажды оказавшийся в подобной ситуации, учится внимательно относиться к собственному слову. А кроме того, начинаешь понимать: каждый отвечает за себя.

 

Е.В. Каждый отвечает за себя — достаточно спорный посыл применительно к журналистике. В слове журналиста заключена порой огромная сила, разве не так? И от этого слова зависит очень многое. А в слове писателя или поэта?

 

И. Д. Каждый действительно отвечает за себя (особенно в бумажной журналистике; телевидение в любой мелочи — коллективное творчество). Уже хотя бы потому, что любое журналистское мнение субъективно и иным быть не может. Можно излагать сколь угодно точные и безусловно достоверные факты, но сам отбор их для сообщения субъективен.

И это действительно сила. Смешной пример из советской эпохи. Журналист берет интервью у руководителя предприятия. Тот сообщает: мы уже выполнили план на 60%. В тексте статьи записано следующее: план выполнен всего лишь на 60%. Цифра точна, но...

 

Е.В. Обладает ли, по Вашему мнению, слово поэта или прозаика силой? Каковы основные принципы Вашего творчества? Каковы его цели?

 

И. Д. Разумеется, обладает. Иногда явной, иногда скрытой, но не менее сильной. Причем, дело вовсе не в таланте автора. Иногда неталантливое, но растиражированное слово оказывает весьма ощутимое влияние.

Бывает и другое: автор может и не осознавать, что несет своим словом...

Принципы творчества? Даже не знаю, что Вам сказать. У меня возникают вопросы, я пытаюсь найти ответ.  Я не стремлюсь кого-либо чему-либо научить, подать пример, разве что пригласить к соразмышлению, в какой-то мере к соучастию. Читатель всегда имеет выбор: читать мои истории как развлечение или увидеть в них нечто иное. Я ничего не навязываю.

Именно поэтому в моих текстах нет героя, который бы выражал авторскую позицию. Как нет определенно положительных или отрицательных персонажей.

 

Борис ДРЕЙДИНК. Здравствуйте, Игорь! Я пока только знакомлюсь с Вашим обширным и интересным творчеством. Но позвольте пока первый, общий такой, вопрос: Ваш интерес к ту-сторонней  стороне реальности — вызван определённым Вашим мировоззрением? Какими-то, имевшими место быть, событиями в Вашей жизни? Может быть — модой, делающей эти темы сейчас особенно популярными?

И можно сразу — извините — быка за рога: «ТАМ» — и правда что-то… эээ… Есть?

 

И. Д. Похоже, Борис, назвав свои тексты мистикой, я ввел Вас в заблуждение. Я в общем-то не пишу о потустороннем и соответственно знаю о об этом не более других. Так что ответить на Ваш прямой вопрос не могу; мои личные предположения-ощущения не в счет. В моих текстах нет вампиров, восстающих мертвецов и прочей голливудской нечисти. И, признаться, это меня не интересует. Этим я вовсе не хочу сказать, что невозможно написать что-то дельное об этом. Написать можно отлично о чем угодно, если чувствуешь, что это твоя тема и есть что сказать. (Впрочем, один еще не завершенный текст, связанный с миром мертвых, у меня есть, но и там все происходит по эту сторону).

Вообще поначалу я называл эти тексты религиозной фантастикой. Термин весьма условный, но в чем-то верный, поскольку все завершенные тексты этой серии так или иначе касаются вопроса веры, точнее человека в кругу этих вопросов. (Для меня вообще на первом месте герой, а не сюжет, приключение души, а не движения тела). Но по ходу дела от этого названия пришлось отказаться. (Хотя «мистика», наверное, тоже не лучшее определение того, что я делаю). Новые тексты посвящены «слишком человеческому», а вопросы веры, если и возникают, то на заднем плане.

Тем не менее, все они объединены общей темой: в каждом следующим тексте появляется новый лик Тьмы, новое ее проявление.

Откуда возникла эта тема? Из размышлений, из общения с людьми определенного типа. Из музыки. Впрочем из музыки приходят именно сюжеты.

Что касается моды, то, признаться, никакой моды на мистику я не вижу, даже на вполне банальную. Но, быть может, мне из-за границы плохо видно...

 

Е. В. Вы, Игорь, между прочим, с Борисом в одной загранице живете. Это так, к сведению...

По поводу музыки — тоже, думаю, Борис поговорит подробнее, потому что он об этом много знает. Именно в творческом плане...

А я хочу спросить Вас о Вашем отношении к вере. Вы верующий, религиозный человек?

Меня очень тронули Ваши «отношения» с Храмом, похоже, что Вы нашли к нему дорогу? Как это произошло, почему?

К мистике ещё обязательно вернемся...

 

И. Д. Да, я знаю. Если не ошибаюсь, Борис живет в Гамбурге, достаточно далеко от меня. По германским меркам, конечно.

О вере. Я не принадлежу ни к одной из религиозных конфессий по причинам, для меня очень важным. Говорить об этом подробно я бы не хотел, чтобы случайно не задеть чувства верующих иначе. Ибо каждый имеет право на свою веру и в том свободен, пока не пытается навязать ее ближнему своему.

Скажем так: у меня есть вопросы, я ищу на них ответы и не стесняю себя в поисках источников. Поэтому у меня на книжной полке мирно уживаются каноническое издание Библии и апокрифы, Житие протопопа Аввакума и Книга Мормона, сочинения Тертулиана и  Дитриха Бонхеффера. Люди различной веры  до меня много думали о том, что теперь важно мне. И я не вижу причин отказываться от общения с ними лишь потому, что наши воззрения не совпадают.

Между прочим, Лена, Вы напрасно взяли слово «отношения» в кавычки. То, что сказано в эссе о Кельнском соборе, надо понимать буквально. Храмы, они как люди, добрые и злые, светлые и темные, дружелюбные и высокомерные, живые и уже умершие, как, например, в Амстердаме. Это вообще город мертвых храмов.

Как это получилось? Просто я однажды услышал. Наверное, мне очень этого хотелось...

Хочу еще раз подчеркнуть, все это не имеет никакого отношения к каким-либо религиозным догматам. Это совсем иное...

 

Е. В. Игорь, когда Вы начали искать ответы на свои вопросы? Живя ещё в Союзе или уже в Германии?

Кстати, немного уходя в сторону от темы, каким ветром Вас занесло в Германию, если не секрет, конечно?

Как эмиграция отразилась (или не отразилась) на Вашем творчестве?

Удалось ли прижиться в новой стране?

 

И. Д. Начал еще дома, но довольно сумбурно, наощупь. Наверное потому, что это еще был период сбора информации, на базе которой возникли уже внятно сформулированные вопросы.

В Германию уехал потому, что была такая возможность и желание участь переменить (знаете, есть такой фильм «Перемена участи»?). Тогда многое разом совпало.

Собственно, именно в Германии я серьезно занялся прозой и написал все на сей момент завершенные тексты. Да и мой «мистический» цикл возник тоже в Германии.

Да, я уютно чувствую себя в Германии. Работаю в небольшой немецкой фирме, где кроме меня еще один русский сотрудник. Немцы в шутку называют нас «русская фракция». С удовольствием читаю литературу по-немецки (при более близком знакомстве понимаешь, насколько выразителен этот язык). Смотрю фильмы.

 

Е. В. Спасибо, Игорь.

Вернемся к прозе. «Закрась всё черным» — законченная повесть?

Собираетесь ли Вы опубликовать продолжение?

Начало заинтриговало. Как появилась идея написать это произведение? Как развивается сюжет : Вы заранее знаете, что будет дальше, или герои начинают жить своей жизнью, позволяя автору только записывать то, что происходит?

 

И. Д. «Закрась все черным» — самостоятельная, уже завершенная повесть и одновременно заключительная часть маленькой трилогии о Тьме. Все части связаны только тематически, каждая имеет собственный сюжет и героев. В этом мини-цикле я попытался рассмотреть, интересующие меня вопросы, не останавливаясь перед тем, чтобы дать некоторым понятиям вполне еретическое толкование.

Первым толчком к написанию текста была (как и в большинстве подобных случаев) конкретная мелодия. Об этом я написал более подробно в «Записках о методе». В данном случае — песня группы «Роллинг Стоунз».

Сюжет развивается по-разному. В принципе я всегда отпускаю героев на волю и слежу лишь за тем, чтобы не нарушалась логика сюжета и было сказано все необходимое. В остальном они свободны. В противном  случае все свелось бы к навязыванию читателю заранее заготовленных поучений, а я не вижу ни малейшего смысла в подобном творчестве.

Иногда я знаю финал заранее, иногда — нет. Впрочем, подобное знание мало помогает работе.

....................................................................

 1    2    3

http://rabotodateli.net/ poloinvest форум. Клуб volkswagen поло седан форум.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com