ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгений ДЕРЛЯТКО (ДЕЙК)


Светлана Янделъ

Тушью по черному

ID 3805798

Авторский сборник

Издательство: Водолей Publishers

ISBN 978-5-9796-0018-5; 2008 г.

Купить книгу в Интернете

http://www.setbook.by/books/321252.html

Евгений ДЕРЛЯТКО (ДЕЙК)

САДЫ ДУШИ СВЕТЛАНЫ ЯНДЕЛЪ

Предисловие к книге стихов «Тушью по черному»

 

«Сады моей души всегда узорны...»

(Гумилев)

 

Когда читаешь хорошие стихи, трудно отделаться от чувства диалога с автором. Настоящая поэзия всегда отличается тем, что не оставляет читателя равнодушным, ведет за собой... Иногда строчка или стихотворение прямо отвечает на «проклятые» вопросы, а подчас ставит эти вопросы перед читателем буквально ребром.

 

«Станет ребром лезвие-крик — в ладонь...»

(«Лезвие»)

 

Стихи Светланы ЯнделЪ можно читать взахлеб, отдаваясь мощному драйву, теряясь на ломающейся в самом неожиданном месте строке — и тут же обретая путь на следующей (оказывается, никакого надлома-то и не было, был просто внутренний сигнал «не спи, здесь еще так много чудесного!»)

 

«...с горочкой пять ложек

грубой морской соли,

мера — кристалл за год.

вкусно!, — твердишь. ой ли?

сахарный взгляд. брага.

первый глоток — морщась,

залпом: второй... третий!

 

...чтобы спа(с)лось... проще

нашим с тобой детям...»

 

(«Тушшш-шью по черному| сновиденияия.и..»)

 

Ключ к поэзии ЯнделЪ — Восток. Причем Восток Дальний, прежде всего китайский. Лингвист и китаист по профессии, Светлана прожила несколько лет в этой древней и вечно юной стране, прониклась ее духом, ее эстетикой, ее поэзией. «Не живи под одним небом и не ходи по одной земле — этот закон происходит из неизменного человеческого чувства» — так, по преданию, писал великий японский поэт Басё в своих рассуждениях о кодексе поведения поэта. В каждой своей вещи Светлана пребывает там и тогда, где и когда свершается это чудо — отливка опыта, впечатлений, чувств и мыслей в законченную поэтическую форму.

 

Читаем там же, у Басё:

«Не произноси своих стихов без просьбы. Если попросят, не отказывайся». ЯнделЪ очень скромна в том, что нынче называют пиаром. Несколько десятков тысяч читателей в Мировой Сети (именно здесь, в Интернете, впервые раскрылся талант поэта) — это целиком заслуга уровня ее поэзии. Даже первая книга стихов ЯнделЪ появилась на свет не без помощи тех же читателей — и на сегодня составляет главное богатство автора (если не считать сияющих высот и черных пропастей, цветущих садов и чистых водоемов, звуков природы и музыкальных созвучий сердца, роскошных дворцов и скромных хижин внутреннего мира поэта).

 

«..Я тебя хотела научить

таинству спокойствия Востока;

мудрости задумчиво-глубокой;

магии сандаловой свечи;

В образах Ван Вэя и Ли Бо

музыке и живописи речи.

Мне и поделиться больше нечем,

только...

Разве это про любовь?..»

 

(«Подарить тебе Китай»)

 

Продолжим цитировать Басё: «Если речь не идёт о поэзии, не сплетничай о разных вещах и отвлеченных материях. Когда разговор касается подобных тем, расслабься и вздремни.» В стихах ЯнделЪ поэзия и любовь неразделимы, это нечто настолько тонкое, хрупкое и ускользающее, насколько это может себе представить читатель. Если что-то удалось передать словами — хорошо, если не удалось, но вот оно, рядом, то мгновение, которое хочется остановить — попробуй «расслабиться и вздремнуть», и в волшебный миг между сном и явью ты поймешь несказанную прелесть еще одного открытия, сделанного поэтом. При этом антураж обыденной жизни всегда остается как бы рамкой для картины, а жизнь большого города не прекращается ни на минуту, в любое время дня и ночи...

 

«...неуемное утро обратно ползет к Москве,

спотыкаясь впотьмах о (не)мой будильник,

разражается солнцем с испуга и с-горя-ча,

вопреки и назло все милей насильно

подгоревшими гренками-чувствами. «Кофе? Чай?»

Вот беда так беда — «поделиться не с кем».

От таких-то щедрот все и беды. Продай! Почем?

На звенящей струне — неприметной леске

задрожал в предвкушенье тебя (спусковой) крючок.»

(«Обезнеженное»)

 

У М.К. Чюрлёниса есть картина. Двое лицом друг к другу. Ладони — перед собой, образуют теплую чашу, уютную колыбель. Молчание, стремление сохранить, не расплескать, не упустить... То, что пара держит в ладонях, не отчетливо видно зрителю. Но оно живет, светится... головы людей склонены к этому сокровищу, взгляды нежны и сосредоточены, они образуют прозрачный защитный купол сверху над ковчегом ладоней. Одна рука — на рукояти меча — «не тронь!». Этот образ очень близок тому, что в стихах Светланы ЯнделЪ можно назвать таким общепонятным — и таким разным для каждого человека, затертым поэтами до черных дыр словом «любовь».

 

«...раз ощущаю, значит ты просто будь:

рядом, не рядом — мягкой изнанкой зла.

весь этот мир в чернёную охру штор

рвется украдкой в дом твой, пока ты пуст.

из ничего такое взойдет Ничто —

только дивись! — на ниве озимых чувств.

пыльным цветком раскрытый молитвослов

у изголовья — слышишь? мне нет причин

верить, что где-то бьется твое тепло.

но в этой связке — вдруг да к нему ключи?

чтобы понять друг друга, давай молчать.

только безмолвье выдаст своих-чужих...»

 

(«Solus ipse»)

 

Детство — вечный источник чистой поэзии. Желание подарить людям красоту, доступную лишь тебе, нормально и естественно для ребенка. Поэт живет тем же чувством, тем же стремлением — удивленно спросить «Да разве вы не видите? Вот же оно, вот! И это так красиво! Люди, разделите со мной мою тихую радость!» В десятках стихотворений ЯнделЪ можно найти этот доверчивый детский призыв порадоваться вместе красоте мира и его тайнам, раскрытым вот буквально только что, сию секунду...

 

«...Звёздный ковёр расстелился шатром,

Они на пригорке уселись вдвоём.

За чаем с вареньем всегда благодать

Рядышком с другом звёзды считать...

 

И после того, как он всё сосчитал,

Ёжик о лошади той вспоминал,

Всё снова и снова думал о том,

Как она там, в тумане густом?..»

 

(«Ежик в тумане» (любимый мультик) »)

 

Читая ЯнделЪ, всегда следует помнить, что письменное слово везде и всегда исконно связано с рисунком: знаменитое иероглифическое письмо, как считают учёные, возникло из начертания гадательных знаков. С другой стороны, тайное непосредственное знание мира, данное каждой настоящей женщине от рождения, тоже сродни гадательной практике, жреческому тайноведению. И само слово «иероглиф» (не восточного происхождения, а греческого) означает «священные письмена».

 

В Китае ещё в VI веке до н.э. письменное слово стали называть вэнь, что исходно означало «рисунок», «орнамент». Тексты ЯнделЪ сами по себе — тоже изображения. Вспомним, что китайская литературная поэзия никогда не была эмоционально открытой, в ней обязательно присутствует особая культурная сдержанность, приглашение к интимному сопереживанию. В этих стихах нет места ни агитационным лозунгам, ни крикам ярмарочных зазывал. Кроме того, авторскую лирику Дальнего Востока всегда отличали созерцательность, способность к тонким наблюдениям, внимание к мельчайшим деталям и, конечно, доверительность.

Помните об этом, бродя по дальним пределам чудесной страны, наслаждаясь изысканностью и искренностью садов души Светланы ЯнделЪ — и, может быть, кому-то удастся, вслед за надеждой поэта, «пережив вечное «ни-ког-да», приобрести тысячу лишних лет»...

 

Евгений Дерлятко

© Copyright: Дейк, 2008

Стихи Светланы Бритовой (Янделъ)

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com