ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Нина ДЕМИЧЕВА


 1    2    3    4    5

 

Котик на столбе

По пустым ночным просторам

Ветер, ухая, кружит,

По селу крадётся вором

И засовом дребезжит.

Спит изба белоборода,

Стужей скрючена в горбе.

Серый котик на воротах,

Точно столпник на столбе.

Очи жёлтые прикрыты,

Уши в снежной седине,

Мысли медленны, несыты,

Чуть качается во сне.

И дрожит всё тише, тише...

Ворот в бусинах росы,

Снегопад едва колышет

Индевелые усы.

 

А дома сопят носами

В одеяла облаков,

И скользят по небу сани

В вихре звёздных светляков.

В шапке войлочной пастушьей

Едет матерь матерей,

Выпасающая души

Птиц, и гадов, и зверей.

У неё лицо, как поле,

Ветер бродит в дебрях косм,

И несёт она в подоле

Вечно юный макрокосм.

Громово звенят мониста,

Раскатившись по углам.

Скачут ящерки молнисты

В чёрной печи по углям.

В хлеве тяжелеет вымя

Отелившейся луны,

И лугами снеговыми

Ходят тучи шерстяны.

А она не спит ночами,

Утирает пот солён.

То помешивает в чане

Атлантический циклон,

То валяет в сукновалке

Кучевое полотно,

То мотает, как на прялке,

На пропеллере руно.

 

Плачет котик, замерзает.

Замутнённый взор — мольба.

«Холод лапки отгрызает,

Упаду я со столба.

Ах, хозяйка, я продрог!

Брось мне плавленый сырок.

Псина-ветер завывает

И под шубку задувает.

Дождь колючий льёт-польёт,

Под когтями острый лёд.

Ах, хозяйка, непогода!

Ты плесни мне в миску мёда

(Исстрадалася душа)

Из медвежьего ковша.

Запусти кувшин в туманы,

Не жалей коту сметаны.

На тарелку слюдяну

Брось мне рыбку ледяну».

 

В щах туманная сметана

Непрозрачна и жирна.

Солонее океана

Белобрюхая луна.

Хлебосольная хозяйка

Студит яство на ветру,

Шепчет: «Милый попрошайка,

Угощенье не к добру.

Если выпьешь соли звёзд,

Отпадёт пушистый хвост,

Шерсть повылезет клоками,

Будешь с круглыми зрачками

Слеп и жалок в темноте

Ты с культёю на хребте.

Без хвоста в полёте хуже,

Прыгать будешь неуклюже.

Позатупятся клыки,

Срежешь с пальцев коготки.

Станешь лысенький калека —

Превратишься в человека.

С видом умным и серьёзным

Зимним вечером морозным

Ляжешь с книжкой на софу

И поймёшь, что мыши — фу!»

Котик серенький вздыхает...

Лапкой миску расколов,

В прорубь коготь запускает,

Ест отравленный улов.

И, вцепившись длинной щуке

В золочёное перо,

Вдруг летит — раскинув руки...

 

Подозрение

С реки, неистовый и жгучий,

Дул ветер, задувал в посад,

Гудел, колебля палисад,

И дом раскачивал над кручей.

Ночь косу Млечного Пути

Над крышей заносила криво,

И тополь на краю обрыва

Зажал созвездие в горсти.

Там у ворот стояли сани,

Обиты красною камкой,

И кони в упряжи плясали,

Как будто потеряв покой.

Купец для милой не скупился,

Привёз и серебра, и бус,

Но заходить не торопился,

В раздумьи дёргал сивый ус.

Неверен жёлтый свет окошек,

В саду — смятение теней,

И рот калитки перекошен,

А речи скверные у ней:

«Поверь, напрасно в дом над бездной

Идёшь ты — то недобрый дом.

Хозяйкин давешний любезный

Уж стынет в речке подо льдом.

Она кошель его и платье

Смеясь припрятала в ларе,

И двое — ей они не братья,

Когда стемнело на дворе,

Спокойные и деловые,

Стащили тело на мороз.

Тянулись борозды кривые

От бледных стоп, носками врозь,

От рук раскинутых и ломкой,

В крови, замёрзшей бороды.

Гляди, гляди! Ещё следы

Не все заметены позёмкой.

Не колыхнулась полынья,

И тело кануло без всплеска,

Лишь поднялась из перелеска

Лениво стая воронья,

Роняя мокрый снег пластами

С тяжёлых крыльев и ветвей,

И заклубилась над крестами

Одетых сумраком церквей.

Так прочь беги, беги от лиха!..»

Купец не слушал, хмурил лоб.

«Люблю её», — промолвил тихо.

Толкнул калитку. «Всё поклёп».

 

Треуголка

Таинственно стёрта из хроник и с карт

И вплавлена в долгий янтарный закат,

Испанская крепость под Южным Крестом

Грозит из пучины корявым перстом.

Излом бастиона на чёрной скале,

Как будто тарантул, увязший в смоле.

И пусть по унылости облачных гряд

Скользит без зацепки рассеянный взгляд,

По-прежнему пристально смотрят в лазурь

Зрачки кулеврин из глазниц амбразур.

Под сводом часовни летают стрижи,

Языческий ветер разбил витражи.

В заросшем саду увядают цветы,

Задетые юбкой из чёрной тафты.

У доньи Марии на пальце кольцо

И в ясные дни безмятежно лицо.

Супруг двести лет как уплыл на войну

И пущен английским пиратом ко дну.

В торжественном мраке, в покое немом,

Лежит он в могиле под синим холмом.

Нервюры кораллов над ним, скрещены,

Возносят готический свод глубины,

Хвостатые тени парят в облаках,

И золото блещет на их плавниках.

По южным морям плыл английский корвет,

Пылал за кормой небывалый рассвет,

И нежно светился вощёный деним,

И с криками птицы летали над ним.

На баке, одетый в мундир голубой,

Стоял юный мичман с подзорной трубой

И в трансе смотрел, опершись на планширь,

Как мерно качалась могучая ширь,

Вздувались на ней водяные жгуты,

Ворочались в волнах, вздыхали киты,

Дремал океан, получервь-полубог,

Пригревший на солнце чешуйчатый бок,

Он грезил о буре, и мышцы во сне

Играли под шкурой на мощной спине.

Мария задумчиво шла по стене.

Стрижи опускались к мрачневшей волне,

Циклон поднимал вымпела облаков,

Скала обнажала осколки клыков,

Тяжёлые тучи сгущались вдали

И ширясь, темнея, над волнами шли.

Над ними метался неистовый шквал

И клочья из грив их взлохмаченных рвал.

В сто лезвий лизала утёсы волна,

На чёрных губах запекалась слюна,

И кости о кости стучали на дне,

Как будто бы все мертвецы в глубине

Качали свою гробовую плиту.

Мария смотрела, томясь, в темноту.

Зарница чертила лиловый зигзаг

В её беспокойных и жадных глазах.

Сквозь свищущий ветер, в разверстую даль,

Она прокричала: «Пучина, отдай!»

И лопнули ветхие нити шнурков,

И руки взлетели из чёрных шелков,

Как пену, по ветру пустив кружева, —

И вделись в два смерча, как в два рукава.

Безумная буря утихла к утру.

В изорванном платье, на шатком ветру,

Мария к причалу сошла босиком,

И море уткнулось ей в ноги щенком,

В зубах приносящим клочки неводов

И щепки разбитых о скалы судов.

Резвился и ластился белый прибой,

Ворча, треуголкой играл голубой.

Мария, подняв её слабой рукой,

Присела тихонько у кромки морской...

Смотрела, как тени скользят по воде,

Лучи расплываются в дальнем дожде

И море лежит без дорог и границ,

В бесчувственном штиле простёртое ниц.

 1    2    3    4    5

Стихи для детей

Электронная книга «Осенний дебют». Формат PDF, объем 1250 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

купить диплом в москве

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com