ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елизавета ДЕЙК


Об авторе

Стихи из цикла

ГОРОД

Окончание. Начало здесь

 

 

Стамбул

 

И снова стамбульские сны, словно воды Босфора,

Сменяя друг друга, сиреневой лентой текут,

И ластится, ластится яви обманный лоскут,

Снять с неба звезду обещая всем — скоро, мол, скоро.

 

И снова молитвенный ливень со всех минаретов,

И редкое зрелище — кружится в танце дервиш,

И сердце не ведает, бодрствуешь ты или спишь,

И в прятки со счастьем играет судьба твоя где-то.

 

И снова величье надменных массивных мечетей

Луну обличает в потере вечерней звезды.

А город торгует и все продает, даже дым,

И годы слагает к подножию тысячелетий.

 

 

Танец одиночек

 

В Тель-Авиве синей ночью

Снова вижу, как когда-то,

Призрак праздного шаббата —

Присный танец одиночек.

 

Машинальный жест отточен,

Правда, па совсем не схожи

И у каждого под кожей

Сердце рвется, кровоточа.

 

Взгляд в себе сосредоточен,

Отрешен от всех, отчаян.

Ярость тяжкого молчанья

Метит племя одиночек.

 

Шелк доверия непрочен.

Нам бы лада — мы играем

В тесный обруч с острым краем —

Круг сомнамбул-одиночек.

 

И танцуем что есть мочи,

Видишь — здесь никто не хнычет.

Горстка нас — и нам привычен

Горький танец одиночек.

 

Видел небо звездной ночью?

Люди лгут и тут исправно:

От Цефея до Центавра —

Сплошь созвездья одиночек.

 

Маагаль хаим порочен,

C паутиной неразлучен —

Скоро, скоро все разучим

Скорбный танец одиночек.

 

 

* * *

Может быть, хватит ломиться в открытые двери,

В небо несметные стрелы метать, если цель где-то здесь —

Рядом, под боком, — может, в душе, в этом миге — везде,

Незачем тропы искать среди джунглей и прерий.

 

Может быть, хватит удерживать ветер руками,

Если державы — и те распадаются ветхим тряпьем,

Делят, как дети, треснувший мир на «твое» и «мое»,

И ни суда, ни законности, ни нареканий?

 

Может быть, хватит миры распылять и Вселенные,

Глядя на то, как течет эта странная, страшная жизнь, —

Падают башни, рушатся кровли, горят этажи;

Травы по пояс, пески и моря — по колено?

 

Может быть, хва...

 

 

* * *

Одышливый день свернулся клубком,

Пытаясь согреться под плотным туманом.

Бесплотное время берет чистоганом

За миг в этом мире — пусть даже в таком.

 

Пусть даже в таком, пусть даже — за миг,

За каждый — омытый вином или болью,

За каждый — из тех, что под звездною кровлей

Мне выдан давно, а теперь вот — томит.

 

Пугает, томит, втирается в день,

Лукавого напоминая зверька мне.

Но после... к сокровищам будет приравнен,

Каких нет и не было больше нигде.

 

 

* * *

Плакала долгая ночь:

«Люди не любят меня.

Все б им тепла да огня —

Гонят и гонят прочь.

 

Майская злая гроза

Грезится им во сне...» —

Тихо стекала слеза

Черной жемчужиной в снег.

 

«Лихо, злодейства, грехи,

Даже саму тишину —

Все мне поставят в вину,

Вплоть до постылых стихий».

 

Скрылась, бедняга, меж туч,

Дню уступив престол.

Больно в спину колол

Острый розовый луч.

 

Вслушиваясь в пургу,

Долго буду хранить

Найденную в снегу

Черного жемчуга нить.

 

 

* * *

Придет мой закат, неожиданный, розовоокий,

И я уступлю свое место кому-то другому,

А после оттуда, где все будет мне незнакомо,

Для вас прозвучат мои горькие-горькие строки:

 

— О, здесь хорошо, но не пахнет землей и полынью,

И мысли безгрешны, иные сюда не пускают,

Желанья невнятны, а радость тотчас иссякает,

И разницы нет никакой между «присно» и «ныне».

 

— О, здесь хорошо, но забылось, что значит — восторги,

Ничто не болит, и события не огорчают.

Их просто здесь нет, не бывает, пусть даже случайных,

И праздно шатается победоносный Георгий.

 

— О, здесь хорошо, но тревожит потеря простая:

Нет дома из бревен, где печка, а рядом поленья,

И кошка, урча, не запрыгнет к тебе на колени,

И где-то родные могилы травой зарастают.

 

— О, здесь хорошо, просто рай... просто некуда деться

От правильных линий — орнамент от края до края...

И образы прошлого, как фотографии, перебирая,

Почувствую боль — там, где раньше болело бы сердце.

 

 

* * *

На треть поверила весне,

Что дни морозные ушли

И скоро стает серый снег.

 

На треть покрытый льдом залив

Писал зиме последний стих,

Строку-лыжню водой залив.

 

На треть весенний ветер стих.

Прощёный день дорогу дал

Добру, и каждый всех простил.

 

Да будет так везде, всегда...

 1    2    3    4    5    6    7

Лирика — Лимерики

Об авторе. Контактная информация

7bg.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com