ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елизавета ДЕЙК


Стихи из цикла

ГДЕ-ТО ВДАЛИ...

 

 

* * *

На пригорке — печальные крыши.

Ищут корм на полях журавли.

Мне здесь как-то отчетливей слышен

Гул словесного моря Земли.

 

Я люблю этот край. Мне понятны

Скромность робкой, негромкой красы,

Ожидания трепет невнятный

И вселенная в капле росы.

 

Здесь мне ястреб-красавец кругами

Обозначить пытался судьбу.

Молний ломкие линии пламя

Возжигали. И даже табун

 

Лошадей здесь — не сказка, и стадо

Можно встретить, спускаясь к реке.

Быть здесь, видеть все это — отрада...

Профиль кромки резной вдалеке;

 

Там вальяжные лапы раскинул

Барин-папоротник. Без тропы

Резкий дух кислоты муравьиной

В чащу ваши направит стопы.

 

Здесь покой. Здесь и небо иное.

Эх, вот так бы стоять и смотреть

С запрокинутою головою —

Я хотела бы так умереть.

 

В молчаливый, загадочный Млечный

Горний дом — погружусь не спеша,

И, вбирая в себя бесконечность,

Благодарно оттает душа.

 

 

* * *

Вечерней неги милый вид:

Туманом словно надымило,

И сонным комарам кадит —

Пыльцой — полынное кадило;

Малиновый ленивый диск

Сползает к темной кромке леса;

На миг стал розоват и рдист

В полях овес нежно-белесый;

И тени длинные дерев

К дороге льнут перед разлукой,

И дивный слышится напев —

Смесь тишины и смутных звуков.

Ребячьи игры, наконец,

Рассыпались. Мячу дан роздых.

Уснул в скворечнике птенец,

И в пруд пошли купаться звезды.

 

 

* * *

Не в городе, где строг оброк,

неочарованные лица,

и сирых запугать стремится

нежалостливый морок-Рок;

где вздор имущества таит

тщету и спесь мизерных целей,

а жизнь плетется еле-еле,

попав в постылый вязкий быт;

где льстивым взглядом и лицом

и суетятся, и хлопочут,

порочны вечера и ночи,

и дух зажат в тиски-кольцо, —

 

а там, где важен смысл дня

и где, приникнув к сути жизни,

приму упрек и укоризны,

что проясняют мне меня;

там, где светла печаль полей,

звучат души моей глубины,

где сердце накопляет вины

перед травой, цветком, землей;

я знаю: там, где вечер тих,

а день пленяет звуков тыщей, —

себе пристанище отыщет

мой бедный, мой бездомный стих.

 

 

* * *

Пронзительный, щемящий крик над полем:

До стаи журавлей — рукой подать.

О, мне бы к ним, туда, на волю!

Почувствовать свободы благодать,

Расправить крылья, в небо влиться

И, став штрихом, дополнив клин,

На скромные домишек вереницы,

На тело обнаженное Земли

Стыдливый бросить взор.

И воздух вольный

Стремительным потоком в грудь войдет...

Тот сон прервался.

Пробужденье — больно.

Но долго будет длить душа полет.

 

 

* * *

У колокольчиков лиловый перезвон.

Невнятно что-то шепчет добрый мятлик.

И брызги васильков во ржи, и мятный

Густой и пряный дух со всех сторон.

 

А там, за клевером — ромашек рой,

И льнянке снится вольный львиный зев.

Раздолье и пчеле, и стрекозе

(Увы, и оводу, само собой).

 

Но главное — полынь... Вернее, запах.

О господи — какие тут слова?

Вдохнуть — и чувствовать, что вновь жива

И зло уже не держит в цепких лапах.

 

Мне в утешенье сельская дорога.

По ней всегда мой путь к самой себе.

Ну, вот и домик об одной трубе.

Все хорошо. И слава Богу.

 

 

* * *

В почтовом ящике — осиное гнездо.

И, веками из ветхой ткани

Прикрыв глаза, мой деревенский дом

Тихонько дремлет. Лето иссякает.

Но снова резвой лентой стелется «М7» —

Владимирка с чужим названьем.

Ах, что за виды в средней полосе —

Любая позавидует Испания...

Я долго ехала, но ближе края нет.

Совсем простецких, без гордыни,

Фамилий здешних аромат и цвет:

Осокин, Ландышев, Цветков, Рябинин —

Милы мне. А добры здесь люди! — до того,

Что, гряд не видя на участке,

Безогородность быта моего

Прощают — мята да щавель злосчастный.

Вреда не будет никому, коль я займусь

Пленительными пустяками:

Весь профиль горизонта наизусть

Прочту. Горячий придорожный камень

Расскажет пусть о том, как люто лето жгло,

О журавлях над желтой нивой,

Да мало ль — столько путников прошло

И судеб — сесть и слушать терпеливо.

В святой, благословенной, «нашенской» глуши,

После моей московской комы, —

Я выживу. Настанет час души.

Душа моя — отсюда. Здесь я дома.

.................................................

Окончание

 1    2    3    4    5    6    7

Лирика — Лимерики

Об авторе. Контактная информация

газификация частного дома

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com