ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей ДАЕН


 1        4     

 

Квартиры в городах

В метро усталом в полудрёме

Я вспоминаю разные квартиры

Где волей случая жить приходилось

Из них 4 в Киеве

Вот коммуналка 7 соседей

Параша кухня коридор

На нас две комнаты а нас 4

Человека прабабка я папаша мать

От всех коморок исходил

Заплесневелый ветхий запах

Полуеврейский-полуукраинский

Центрально-киевский советский

То было на Красноармейской

Напротив гастронома кинотеатра

Да в гастрономе прадед мой работал там и умер

Переименовано там всё теперь

На украинский лад

Затем мебель но не вся купили новую

Перекочевала в кооператив

Этаж двенадцатый комнат три и кухня

Два балкона с видом на школу и кладбище

Эпистолярно но и там я не обрёл угла родился брат

С прабабкой громко причитавшей по-еврейски

И с запахом её лекарств я разделял квадратность метров

Комнаты в которой было пианино ещё был стол и кресло

И две кровати не на полу же спать

А на стене висел ковёр под ним водились тараканы

Затем изгнали их а с ними и ковёр

Потом на месте том плакат повесил Битлз

Когда женился кратко проживал на Теремках с роднёй супруги

Мне не давали закурить в квартире 

Так переехали мы к бабке Ж.

На кухне в разделённой коммуналке на Ундервуде коротал я

вечера

Зимою сыпалась побелка с потолка

А ванна громоздилась возле входа туда обратно тихо шёл сквозь

бабкины хоромы

Что ежедневно смазывались жиром всё той же бабкой

В той зале запах был невыносимый

Град следующий Москва

И шумный уголок что на проспекте Мира

Так комнатушка — ничего стол стул тахта и книги

Но там я только ночевал весь день я бегал по делам

Издательства редакции усталости ведь не было

А вечерами за бутылками горючего

Просиживал на общей кухне было два соседа

К нам приходили женщины к соседу одному ещё мужчины

Но гравитация не свойственна была мне

И я в Нью-Йорке в старенькой квартире

Квартир в Манхэттене сменил я 7

В районах разных в зданьях непохожих

В домах с лифтами и в домах без лифта

На стритах нумерованных и нет

Были коморки с полом под углом

Были хоромы по 300 квадратных метров

Но в каждой запах был один

И верю после переездов долго оставался

Мой запах табака и книг и рукописей пыльных

И пролитого мною пива

Почти не слышный если не присесть и не вдыхать

Не знаю сколько суждено сменить обителей

Но хочется мне в этом городе остаться

Пока живу пока живой

А умерев уж никуда не возвращаться

 

ДЖАЗОВАЯ ПАНИХИДА

Потные Леночки

Палиндром моих чувств с этим городом

Отливает поверхностью верности.

Кто из них не страдающий ступором

Мне поможет

в цветной разношерстности?

Кто из них бесконечным молотом

Отливает влюбленности вечности?

Кто из вас

в самолетности

пошлости

Мне поможет в

нетрезвой беспечности?

Годы сходят на нет,

бьются образы.

Дети колют

юности веночки,

Ну а рядом тусуются потные

В cамоварах и рюмочных

Леночки.

 

Рыбьим глазом

Пол-улицы сквозь призму объектива

Как ящерица оставляет хвост

Чтоб я свернул в другой квартал иль мимо

Прошел чтобы ее остыла злость

Вне поиска и без конкретной цели

Погрязнув в память словно лабух в «ля»

С желаньем спрятаться в чужой постели

Но это отзвук прошлого меня...

Подошвы мокасин поют под ноты

Хрустящего бутыльного стекла

А рядом чуть хмельные идиоты

Пересекают стриты Бруклина

 

Поэма юности

Крестился Крещатиком

В вытрезвителе

Андреевским расстрелялся

Жизнь — падла

Так изумительна

Тебе мой поток оваций!

 

Люблю, когда скрипит кресло

В. Гандельсману

Люблю, когда скрипит кресло,

Люблю я звонки ночами;

Не люблю вспоминать детство

Остывшими вечерами.

Когда проходит юность

Рождается старое детство;

Когда побеждает глупость

Рушится Адмиралтейство.

И вновь смотрят в душу иконы,

Прерывает ритм сердце.

Боеприпас на исходе,

Кто подойдет к этой дверце?

детства...

 

Огнестрел

Завтра будет иначе:

она мне позвонит,

проглочу анальгин,

содрогнусь, не плача...

За неделю до пасхи я понял где плаха, —

не на погосте,

не пред очами...

В боязни других,

в ощущении страха...

в молчании,

в ожидании краха...

В нищете я поклялся на веки

не лезть в чужие отсеки.

Никогда не заглядывать слева,

иль справа,

наливать до краев отраву.

Лгут, говоря, что поэт служит людям.

Обман — «сочинение на тему».

Hедостаток алкоголя — лишь повод

Попасть в вену; решить дилемму.

От двустишья к поэме два литра от Бога,

От несчастья к победе — три литра.

Я забыл твое имя и облик

В шестистопной душе гекзаметра.

Дайте им огнестрел — пусть осудят.

Дайте мне огнестрел — путь рассудит.

 

Партизанка

Своею челкою с пробором,

Тельняшкой до острых колен

В отеле Гарлема убогом

Она напрашивалась в плен...

И жаркий вечер, рифм звукоряд,

А после, — пот на простынях, и песня.

С упругой грудью партизанки,

С ней был весел,

в смешном порыве, наугад.

В обнимке чресел

и в прострации ночей,

В порыве чувства, словно казначей,

подсчитывая звезды на погонах,

Фанер, хрустящих и звенящих, сонмы.

И чувств изглоданных поклоны...

Я выглядел как лицедей.

 

Знаменатель

С. Шабалину

Приходилось мне жить с тараканами

В плите,

           под диваном,

                      в чужой голове.

И по утрам выступленья Аннана

Парировать в СМИ среде.

Приходилось пахать строителем

В касках и масках защитных.

Нет труда, что обременителен,

Коль на устах субтитры.

Под общий всему знаменатель

Не подходит мой милый приятель.

Талант он развил полноценно,

Прожигая его в таверне.

 

Будничное

Пройдусь... по Восьмому проспекту

Замру у чужого парадного

Может там по кривому вектору

Найду себя обезображенным

Или в ближайший бар загляну

Чтобы там просто отметиться

Пинту пива заказав на углу

Чтоб распить ее с ровесницей

И вернуться в пустую квартиру

Одиночества многотомного

Где проиграли не свою игру

Друг другу душевно раскольную

А потом разучиться петь песню

Что учил в подростковом возрасте

Тишины слышать слова лестные

Что воспринял в Киевской области

Взять на дальний вагон билет

В боевой плацкартный поезд

И читать стихи коих нет

Но мотивировал голос

А на перроне вдовы встретить взгляд

Чей синоним уже — созвучие

До которого сквозь гроздья преград

Доехал увы не обученный

И с дороги нырнуть в то кафе

В любви неумело признаться

Подмигнуть городской шантрапе

Под шум переклички их раций

 

Позволь...

Позволь не сойти с ума

Разреши мне не разминуться

С той что возможно живет

В доме на соседней улице

Позволь мне создать портрет

В метком стиле И. Шевела

Красками которых нет

В порнографичной вселенной

 1        4     

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com