ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Алексей ДАЕН


 1      3       

БЕШЕНАЯ ДВОРНЯГА

 

Полночь

Двенадцать. Моросит, — мне фары подсказали.

Каналья! И не замечал круги на лужах!

Звонок: Где он? (подруга ищет мужа)

О ужас! Верно, пьёт у этой мерзкой твари...

Я выключаю телефон. Мне одиночество дороже.

Прохожих тени не испортят тротуар.

И не испортит тачку ловящий швейцар.

Фонарь, как истукан... К себе я должен быть чуть строже.

Пора...

Скитаться одному — уже немного лицемерно.

В таверне самому бессмысленно сидеть.

И глупо расставлять себе капканы, сеть...

Ведь... надо в дом мне возвращаться...

Верно?

 

Февралю — обрезание!

Февралю — обрезание!

Чтоб

   Скорей

            Наступила

                       Весна...

Мне же... вновь наказание:

Нет

        Водки,

                 Работы,

                             Сна...

Ищет ветер щели в рамах,

Чтоб

        В помещеньях

                          Согреться,

Покружить чуть-чуть над нами

И исчезнуть

             За спальни

                           Дверцей.

А весной — грустить по снегу,

Чехлить шубы,

           Слушать щебет.

В свитерке за пивом бегать...

Когда солнышко

                    Душу греет.

 

Юноша Виктор Володин

Вятка Урал На Танцы

Семнадцать Бичи Суки

Узкоколейка Работаю Скучно

Несподручно

                  Тоскует

                           Тарелка

ИЗО Незнакомое Слово

Трубы Заводов Евреи

Будущего Подкова

Свердловска С-П Америк

Псина

Не помещается боль на весах...

Струбцины улиц сдавливают мозг...

Балконы нависают гильотиной...

Мне страшно;

Болен и промозг...

Мечтаю о любви, о тёплой вкусной пище,

Ладони, нежно гладящей загривок...

Я буду предан и вас ради жить,

Служить...

Характером я гибок.

Я одноглаз, зарос, меня съедают вши.

И кровоточит хвост; хочу забыться...

Я прячусь за деревьями, заборами;

Боюсь

          Вновь

Увидеть

               истинные

                            человечьи лица...

 

Разметка

В попытках противопоставить

«А если б» «где-то» «может» «как бы»

Бессмысленно мечтать... гадать

Ещё глупей — петь дифирамбы

II 

Автомобиль на тормозах

И унисоны светофоров

Ночи невидимая даль

Фигуры в головных уборах

И перекрёстки зажигалкой

Повелевают продвиженьем

Я не такой как был вчера

Я на асфальте контур мелом

И в антологиях лжецов

Я спотыкаюсь на пробелах

III 

Вновь прохудился кошелёк

Мне не впервой привык к обманам

Разметкой нежно-резких строк

Себя я продаю задаром

 

А.К. 

Было не поздно... Двое в полутьме

Он гладил карим взглядом её скулы

Весна чрез форточку покоем дула

Играла музыка... Были одни

Показывала фото детских лет

И лет чуть зрелых... Нынче она краше(!)

Глаза Щёки и Брови — Знайте наших(!)

Внимательно Ловил он её взгляд

Молчал... Несмело поглощал её уют

Когда смолкала... Говорил слова

Мелькали грациозно рукава

Теней... Играя на запястьях её рук

Он вглядывался в цвет её картин

Она меняла звуки в радиоле

Пила кофей... А ей звонила Оля...

Бесился кот (естественно) — апрель

Она сидела в кресле... Улыбалась

Светилась первозданной добротой

Оделся он... Отправился домой

В преддверии грядущего свиданья

 

В больнице

Эпилептик-негр на полу

Руки вверх! Как призыв Достоевского

Язык! и Сахар! Я кричу

Но у медперсонала (не подходи!)

Разностороннее поле деятельности

Бежевые занавески задвинуть

Завуалировать публику

Может он музыкант известный

Но в больничной робе мы все — по ветру

Армстронг сыграй панихиду

На золотой трубе больничной

Видишь откушенный язык

У ног медсестры в робе

Забрызганной кровью

Он захлебнулся!

Зовите же ангелов!

Пропиты!

Архангелы?

Допинг!

Я разбиваю больничные двери

Устал

Где трупы моих друзей?

В Киеве

Чечне

Москве

Нью-Йорке...

Покажите мне это кладбище...

Негр к Богу тянет руки

В припадке последней падучей

Закройте небо

Женские груди-тучи

Проведите ему биссектрису

От рождения до забвенья

Он ещё помнит звенья

Рабских оков

Не смотрите — орёт медсестра безглазая

Так мой лучший друг погиб

13 лет назад

Дура Старая!

Кровь разлилась по полу

И по чёрно-бордовой гортани

Кусок языка не способен на джигу

В больнице на Оушен-Парквей

А рука моя прячась в кармане

Меняет кулак на фигу

 

Люди и Волки

Закидайте камнями, судьбу маня,

Люди.

Разорвите в клочья, собаку меня,

Волки.

Себе подарите выход для злости,

Двуногие.

Четвероногим оставьте кости,

Вам верные.

Я дворняга, что мне терять,

Господи?

Человек, выбирай, твою мать...

Волк ли ты?

 

Колпак

В надземке шествую над кладбищем

Небоскрёбов в миниатюре

Чувства подвергая цензуре

Манхэттена — человека в шляпище

Недосерость метро поездов

(Опускающих брюхо на рельсы

В опостылой ритмике песни)

Барабанит: устал, будь здоров

Я здоров (сожалею) — морально

(Пока строки скользят по бумаге

Доколе у чувств в облаве)

И живу экспериментально

 

Я и Она

Небоскрёбна индукция,

                   ветреная;

А дедукция прошлого

                   проще...

А Она под вербой

                   профильная...

И душою иных лучше.

И по ветру причёска

                        выше...

И собою милее всех

Только годы для сердца —

                        грыжа...

Только пропит был мною век...

 

Прикуриваю от плиты...

Вчера мой мир рухнул...

(С. Шабалин)

Прикуриваю от плиты

(Нет керосина в зажигалке)

Себя мне вновь немного жалко

Где веский термин — «я и ты»?

Где телефонные звонки

С вопросами «а что на ужин?»

Я попросту себе не нужен

Раз расстоянья далеки

Прикуриваю от плиты

В чужом гостеприимном доме

Я бомж

Все спят 

И я чуть в дрёме

И мысль: «сожжены мосты...»

 1      3       

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com