ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий БУЖОР (ЧИЧЕРОНЕ)


САД ЛЮДЕЙ

 1    2    3    4    5    6

 

Делай как я!

 

Сад на редкость целомудрен.
Это, что ли, эротика?

 

Похищение Скандинавии

 

Или это?

 

 

Слабая я женщина.

 

 

Разве что можно усмотреть тематическую эротику в одном из поединков женщины с драконом.

Дракон — то, что гонит чеховскую даму с собачкой в Крым... нужно ли продолжать. Он побеждает, но поражение сладостно ей. Чтобы это увидеть, надо посмотреть вверх от самого основания колонны, на вершине которой все и происходит. Возможно, скульптор удовольствие на лице дамы и сознательно спрятал подальше. Во-вторых, какая-никакая одежда. Подобие юбки все же имеется. Это аргумент в пользу эротичности, конечно, а не против (sic!). Но самое главное: порок не смакуется, уж очень этот дракон противный. Иначе можно усмотреть эротику и в голых тетках, которых поджаривают черти на картинах Босха.

По-видимому, анахорет и трудоголик Вигеланд был аскетом в быту?

 

Он был эротоманом.

Таковым его считал Станислав Пшебышевский. Польскому писателю надо верить и как основательному исследователю этого дела, и просто приятелю Вигеланда по берлинскому кафе-салону «Черный поросенок». Там они и собирались на излете ХIX века: Пшебышевский, Мунк, Стриндберг, их жена Дагни и Вигеланд.

 

Недавно в Осло выставили эротические рисунки и статуэтки Вигеланда. Нимфы, фавны и люди сосредоточенно занимаются разнообразными копуляциями. Выставка получилась большая. Люди сведущие обратили внимание, что женщина показана не в духе тогдашнего снисходительного вуайеризма, а как равноправный и инициативный участник акта.

Но творчество здесь ни при чем. Это как интимная переписка Чехова с женой, ничего принципиально не меняющая в его беллетристике.

Какими путями сублимировался человек Вигеланд в скульпторе Вигеланде — отдельная тема.

Для нас важно, что — сублимировался.

Он переселился в свои скульптуры. Он жил ТАМ. Сном была так называемая реальная жизнь. ТАМ была суррогатная семья: любящие жена, дети, братья. ТАМ не было ревности к отцу, чувства вины перед возлюбленной, страха смерти, страха жизни. Боль и страдания воплощались, оставались и исцелялись тоже ТАМ.

 

 

* * *

Монолит

 

А что же 17-метровый 180-тонный Монолит — доминанта Сада?

Этот обелиск выполнен из цельного куска гранита, отсюда название.

Карьер, где добыли глыбу, был не так уж далеко, но тащить посуху было делом безнадежным. Доставили морем, выгрузили как можно ближе к Саду и затем уже оттуда перемещали со скоростью 1 метр в день с 1927 по 1928 год. Затем трое каменотесов обрабатывали гранит 14 лет. Работа шла в специально построенном навесе-павильоне. Рядом стоял образец, выполненный Вигеландом в глине и затем гипсе. Гранитный монумент в точности повторяет гипсовую модель.

Вигеланд не дожил совсем немного до окончательного воплощения. Уже после его смерти последнюю часть гипсового образца (изначально разъёмного, в отличие от Монолита) вернули с площадки в студию-музей.

А к Рождеству 1944 года пригласили всех желающих на открытие. Из навеса получилась отличная смотровая площадка в несколько этажей. В отличие от сегодняшних посетителей Сада, публика могла подробно рассмотреть каждую фигуру, находясь с ней на одном уровне.

Советские войска к этому времени выбили противника из Петсамо (Печенги) и овладели норвежским Заполярьем. 10-й, последний сталинский удар был успешно осуществлен. Однако Осло и остальная территория страны были заняты гитлеровцами до самого конца войны.

Посмотреть на Монолит пришло много людей — в общей сложности 180 тысяч человек. Настроение у большинства было праздничное. О том, что русские в Киркенесе (важный северный порт), знали все.

 

Всего фигур 121. Они молодеют и распрямляются ближе к вершине. По поводу Монолита скульптор как-то сказал: «Это моя религия», а дальше не стал ничего объяснять.

Вспоминали египетские прототипы, вавилонскую башню, связь с Космосом, но надо очень напрячься, чтобы не увидеть для начала просто-напросто фаллос. Что это будет приходить в голову любому нормальному человеку, Вигеланд не мог не понимать.

 

Ну вот, а говорите, нет эротики, возразит кто-то.

Прошу прощения, если всякое подобное изображение — эротика, значит, мы очень по-разному понимаем это слово. Такой монумент стоял во дворах римских патрициев. Рядом, можно сказать, дети в песочнице игрались. Смысл был понятен всем: жизнь продолжается! Вот фрески внутри лупанария в Помпеях были точно не для детей. Эрос у ахейцев отвечал за жизнь вообще, жизнь в антитезе Танатосу — смерти. В классический период Эроса понизили в должности, отвели ему департамент чувственной любви, потом и вовсе сделали порученцем Афродиты.

 

Монолит (деталь)

Еще никто не вырвался.

Круговорот человека в природе

 

Монумент не эротика, как не эротика картинка в анатомическом атласе. Назначение этих изображений разное, но не эротические они, и все тут.

Неприлично? Это другое дело. Пенис Давида во Флоренции — прилично, а условное изображение неприлично. Есть, правда, нюанс — древний символ по определению эрегирован. Но вот без всяких нюансов: табуированное слово на заборе — это прилично? Нет, конечно. Но какая же это эротика? Кама-сутру, свальный грех приплетают и вовсе зря. Вигеланд даже нарочито устраняет возможные аллюзии на этот счет (специально подобран фрагмент не со стариками внизу Монумента или детьми наверху, а зрелыми молодыми людьми посередине):

Чтобы облегчить задачу будущим толкователям, скульптор еще и помещает напротив Монолита Колесо Жизни.

 

Круг — всеобщее движение и воплощение в новых ипостасях, но это и наложенный на нас обруч, колодки, из которых не вырваться. А и не надо. Все равно не получится. В Колесе Жизни 4 взрослые и 3 детские фигуры устремляются друг за другом, очередной оборот колеса — жизненный цикл совершается. И вновь, в который раз уже, увидел Бог, что это хорошо...

Пусть теперь кто-то скажет, что это не мужское и женское начала, не созидание и созерцание, не светлый Янь и беспросветно темный Инь. Мнение меньшинства всегда интересно.

 

А вот для разрядки самые свежие новости. Буквально на днях в Осло принимали... Янь! Точнее, Янь Ванг, деловую женщину из Пекина. Она вела переговоры насчет установки копии Монолита в олимпийской деревне. Хотя Янь начало вообще-то мужское. Ну, деловая женщина, хватка, светлый ум — всё правильно. Недолго ждать осталось, посмотрим, удалось ли ей договориться. Олимпиада стартует в будущем году.

Был с ней еще человек один. Нет, не Инь, это было бы уж слишком, а режиссер Бай Ю.

Как видите, в коммунистическом Китае есть интерес к Монолиту. О японцах я вообще молчу. Эти сохранили здоровое отношение к здоровым вещам, и при этом поголовно все приличные. Мне изредка приходилось работать с ними, так что я в курсе дела. К слову, в чем, в чем, а в садах разных-всяких толк знают. Если не верите, поезжайте туда. Заодно на праздник фаллоса не забудьте заглянуть.

 

Остается добавить, что работа над гипсовой моделью заняла у Вигеланда в 1924-1925 годах 10 месяцев.

Что же до 36 гранитных композиций у основания, скульптор трудился над ними около 20 лет до 1936 года. Их расставили в задуманном порядке только в 1947 году.

 

 

* * *

После всей этой наготы радуешься, чего греха таить, любой одежонке. В дальнем углу Сада делает пируэт бронзовая Соня Хейни в юбке фигуристки. Она еще и актриса была замечательная. Проснулась знаменитой после «Серенады Солнечной долины». Будучи на заслуженном отдыхе приглашалась в жюри и, говорят, немножко подсуживала советским мастерам. Если так, пусть кто другой её за это осуждает, не мы. Рядом с ней скользит Оскар Матисен. Скоро сто лет, как отбегал свое. Но собрать столько золота, сколько этому конькобежцу, пока не удалось никому.

 

А это кто?

Входя в Сад мы и не заметили этот небольшой, скучно-традиционный памятник. Коренастый человек держит в руках молоток и резец. На голове сидит голубь. Голубь настоящий и почти всегда там действительно сидит.

 

На пьедестале читаем:

 

GUSTAV VIGELAND

1869 — 1943

 

Гений из Мандала

 

Это автопортрет. Вторую дату выбили сразу после кремации.

Не пожелал изобразить себя нагим.

 

В Саду Людей нет знаменитостей. Там простые люди, просто Люди. Может, среди них есть короли или лудильщики, ТАМ это неважно. Он растворился в них и остался ТАМ. А скромный памятник — личное клеймо мастера, который сделал свою работу и увидел, что это хорошо. Клеймо так обычно и ставят мастера — в незаметном месте.

 

Древнескандинавское название главного города Норвегии переводится: Поляна Богов.

Норвежцы дали миру великих мореплавателей, спортсменов, политических деятелей, ученых, героев, драматурга и прозаика, композитора и художника. Вышел в Люди и скульптор Густав Вигеланд.

В сферах, где возжигают искру божью, давно этот народ на хорошем счету.

 1    2    3    4    5    6

Очерки из норвежского цикла:
«Один день в Норвегии»«Обнаженка в Осло, или Тело в шляпе» — «Сад людей»

Записки Чичероне

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com