ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Василий ЧЕРНЯВСКИЙ


 

АЛЮМИНИЕВЫЙ ПОЭТ

 

Не приходят ко мне во сне

Ни Есенин, ни Маяковский,

Стихосложенный по весне,

Я от прозы устал чертовски.

Серебро века — века сталь —

Отливается в форму сердца

Человека, которым стал

Оловянный

Герцог.

 

 

В ЛАДОНЯХ ЛУНЫ

 

Я не видел войны,

и слёзы женьшеня

не орошали моё полотно,

но в ладонях луны

дрожали мишени

и украденное золотое руно.

 

 

НЕБО ЧУЖИХ

 

Верю в любовь

В солнце её

Верю в распятых и снятых с креста

Верю в твоё

Верю в своё

Слово

Созревшее в полости рта.

Верю в людей

Верю в богов

Верю в убитых и сбитых с пути

Верю в замёрзших

В утробе снегов

Душу любви

И тень во плоти.

Верю в тепло

Верю и всё

Верю в слепых и сошедших на нет

Кто-то нас всех

На руках унесёт

В небо чужих

Одиноких планет.

 

 

СТАНЦИЯ АД. СТАНЦИЯ РАЙ

 

Поезд — железный червяк

с обезумевшим взглядом —

ползёт по земному

шару,

Осень,

пошей-ка мне фрак,

я сажусь в этот поезд

один

в ожиданье кошмара.

 

Где-то горят города,

и лесные озёра

до дна засыпает

пеплом,

Лес —

лешего борода —

сединой обрастает,

дрожит в отражении блеклом.

 

Поезд — железный червяк,

возносясь над землёй,

уходит

в неба прореху.

Тенью, застывшей в дверях,

в двух шагах

от перрона

стою и не верю —

приехал...

 

 

БОГ, КОТОРЫЙ ЖИВЁТ ВО МНЕ

 

Во мне живёт Бог,

огромный как мир,

поёт и не знает о смерти.

Во мне растёт век,

храним и раним,

как стих в чёрно-белом конверте.

Занозы в глазах

лесных палачей.

Впитали тела сок и слёзы.

Паяцы в слезах

обнажённых мечей

крадут на могилах мимозы.

Огрызки ушей

украшают бока

голов, разбивающих стену.

Крылатых мышей

в пасти крысьим богам

швыряют из зала на сцену.

Я честный игрок,

король, а не Лир,

живу от конца до начала.

Во мне творит Бог,

священный как мир,

и удочкой машет с причала.

 

 

ЭЛЕГИЯ

Памяти А.

Ещё одна душа

летит беззвучно к звёздам,

где открывают небеса над ней,

где ангел, не дыша,

для душ сплетает гнёзда

из прожитых когда-то ими дней.

 

Глаза опустит день,

как море, слёзы хлынут...

Господь забрал посланника назад,

где невозможна тень

и где прозрачным клином

по небу души путников летят.

 

С их крыльев тихий снег

осыплется на землю,

собою раны исцелив её,

чтоб в беспечальном сне

их душам в белых кельях

понять предназначение своё.

 

 

ГВОЗДЬ В ЗАДНИЦЕ ОБЩЕСТВА

 

Оправданно дерзкий,

как Маяковский,

иду, следы земле щедро даря,

травам порчу причёски,

за что любишь ты меня,

лодыря?

В вагоне трамвая депорождённом

еду, со всех сторон узнаваем,

в мире нагромождённом,

в мае...

Красивый и добрый, как проститутка,

просящаяся в монастырь,

стою,

человек-прибаутка,

в строю

и читаю псалтырь.

 

 

УЖИНЫЙ УЗЕЛ ЛЖИ

 

Научившись искусству лжи,

Ты лишишься кусочка души,

Говорят, мол, учись, пока жив,

Раз уж врёшь, то спокойно дыши,

Ложь ужиным узлом

вокруг сердца вяжи...

 

 

ПОД ПЛЕТЬЮ РИФМ

 

Стихи мои, вы вряд ли ей нужны,

Она свои стихи прилежно пишет,

Слова, как бы вы ни были нежны,

Вы сказка на страницах мёртвых книжек.

 

Любовь, как бы ты ни была щедра,

Нам на двоих тебя одной не хватит,

Ты нелюбимых боль,

влюблённых дар,

Монахиня в вечернем красном платье.

 

Грехи мои — капканы на пути —

За вас в ответе я, за вас в вопросе,

Я Землю на руках всю жизнь готов нести,

Чтоб никогда не наступала осень.

 

 

ДОЖДЬ

 

Я иду, раскрыв радугу-зонт,

сероглазый стрелец серебра,

я иду, как уходят на фронт,

сохраняя осколок ребра.

 

 

ИМЯ РОЗЫ

 

Стоят, как женщины в очередях любви,

виолончели симфоническим оркестром,

их, обезглавленных, уводят под арестом

в тени крестов и Спаса-на-крови.

Я акушер симфонии рассветов,

органных нот невыспавшийся Бах,

я скульптор смерти, оставляющий, как слепок,

две розы музыки на содранных губах.

 

 

ЗВЕЗДОЧЁТЫ

 

Звездочёты не спят по ночам,

Звездочёты прадедушки сов,

Звёзды-злаки, луна-саранча,

Лапки прячущая в небо снов.

Звездочёты во сне не кричат,

А по небу летят без трусов.

 

 

ИГРЫ

 

В наше время лотерейных листов

Больше, чем туалетной бумаги,

Во время разведения мостов

Мы верим в магию...

 

Мы режем буквы на скамьях и стенах,

Жестикулируя дынями поп,

И недостатки предков в наших генах,

Выскакивая, бьют с разбега в лоб.

 

Мы так запутались в авоське мира,

Купленного кем-то в универмаге,

Рабочий класс забыл о Бригадире,

А небо спряталось в архипелаге.

 

 

* * *

Я ухожу, земля, прости, расти большой,

Мне больше нечего сказать, и глух и нем,

Я на прощанье помашу тебе душой,

А мне в ответ: «нет человека — нет проблем!»

 

 

ПЛАНЕТА ЛЮБ

 

Дяди, любите тёть,

Тёти, любите дядь,

И приглашайте их

Смело в свою кровать.

Люди, любите жизнь,

Жизни, любите люд,

Чтобы мал и велик

Был на планете люб!

 

 

ХУДОЖНИК, РИСУЮЩИЙ СКАЗКИ

 

Мороз прикрепил ожерелья на окна,

А солнышко стены забрызгало светом,

Да так, что зима стала очень похожа

На сахарное и пушистое лето.

 

И в комнате стало намного уютней,

И, кажется, люди вокруг подобрели,

Наверное, старый небесный художник

Засохшую кисть искупал в акварели.

 

Я плавлю в руке одинокие льдинки,

Крупинки растаявших масс,

Кто знает, быть может в заброшенном небе

Художники помнят о нас?

 

 

СТИХИ О МОЕЙ ЖЕНЕ

 

Моя жена меня не любит,

Не говорит мне комплименты,

Я бантом складываю губы

И подаю на алименты.

Моя жена упала с дуба,

Набила шишку на сердечке,

Она меня теперь не любит,

Хотя я сбегал за аптечкой.

Моя жена живёт отдельно,

А я от этого скучаю

По ней и в маленькой котельной

Жгу солнце долгими ночами.

 

 

КАК Я ПРОВЁЛ ЛЕТО

А. Ф.

Сочинение. Сонный Сочи.

Я на пляже лежу, неземной,

Меня солнце с утра песочит,

И волна шепелявит за мной.

Я люблю это время года,

Небо в плавках висит надо мной,

И читает прогноз погоды

Мне взахлёб синеглазый прибой.

 

 

ХОХОТУНЫ

 

Ты

Хохочешь,

Ведь

Ты меня хочешь,

Ну а я

Хохочу,

Потому что

Тебя не хочу!

 

 

УТРО В ПАРИЖЕ, НЕ ДО УВЕРТЮР...

(ИГОРЮ СЕВЕРЯНИНУ)

 

Ангел в семейных трусах на балконе

Курит и метко плюёт на прохожих

Очень плохих или очень хороших, —

Разницы нет, он же не на иконе!

 

Бомж отрешённо таращится в небо,

Чётки в руке отбивают чечётку,

Бомж знает точно, что всё будет чётко,

Это его неизменное кредо.

 

Мальчик с рогаткой сидит на заборе,

Целится в ангела косточкой сливы,

Мир его мажет слезой сиротливой

Тучи, скорбящей на крыше собора.

 

Я выхожу на бульвар Капуцинов

С первой мадемуазелью Парижа,

Солнце, я призван к любви, так пари же

В небе над ящиками апельсинов!

Стр. 1

Проза

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Купить набор столового серебра по низким ценам. . заказать приворот

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com