ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Олег ДАРК


КНИЖНАЯ ПОЛКА ОЛЕГА ДАРКА

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2016/5/knizhnaya-polka-olega-darka.html

 

Феликс Чечик. ПМЖ. Избранное. 2000 — 2015. Ridero.

 

Постоянные темы Чечика: непринадлежность — дружескому кругу, стране, времени; и вторая — отрицание ностальгии. ПМЖ — природа (рассветы, закаты, рощи и поля и все это столпотворение малых существ, их населяющих) и вечность, что для Чечика, скорее всего, одно и то же.

Стихи изменились и не изменились. И давние стихи, помещенные рядом, переплетенные с новыми, становятся новыми и другими.

Те же легкие, мотыльковые стихи (мотылек — одно из любимых существ поэта), и то же ощущение бездны на краю, и принятие этой бездны, заглядывание в нее. И те же самоотождествления себя с малыми существами: мотылек, муравей, жук, улитка… И неожиданные образы, часто к концу стихотворения переворачивающие его. И неожиданные цитаты, усвоенные и присвоенные. О мотыльке, летящем на огонь: «он сам обманываться рад». О ребенке в утробе: «И быстрой ножкой ножку бьет».

Но это уже не «случайные» записи, почти дневниковые, почти экспромты. Поэт словно бы старался поскорее запечатлеть ускользающее, навсегда уходящее. Это была поэзия мгновений, которых не вернуть. Новые стихи вытягиваются, в том числе количественно (вместо прежних коротких записей), соединяются в циклы, цепляются друг за друга. И прежние стихи в этом новом контексте становятся крохотными главками в общем цельном повествовании.

И главная тема этого повествования — смирение. Прежние стихи всегда таили в себе тревогу и драму, новые (а они влияют и на прежние, заставляют переосмыслять их) словно бы отодвигают драму или по крайней мере слегка сдвигают ее переживание. Смертность (я смертен, знаю об этом и принимаю), мимолетность, преходящность становятся проявлениями вечности. Смерть — только момент в круговороте бытия. Насекомые бессмертны, потому что естественно втянуты в этот круговорот. Их однодневное существование — один из моментов общего движения.

Эти «малые» и замкнуты, и почти не знают о «других». Можно говорить о почти эгоцентризме поэзии Чечика. Тут очень личное, сосредоточенное в самом себе бессмертие. Таинственно и прочно связанное с одиночеством, отъединенностью. Улитка — метафора и уязвимости, и защищенности одновременно. И еще — сосредоточенности в себе и на себе. Она ползет со скоростью больше скорости света — парадоксальный образ. Но для себя она так и ползет, очень быстро. Это со стороны она медленная.

И еще важный образ — поэта-птицелова. Почти моцартовская ассоциация. А птицы — это слова. И если выделять разные типы художников, то Чечик принадлежит, конечно, к моцартовскому типу. Легкие стихи, летящие и танцующие над бездной, заговаривающие ее или разговаривающие с нею (порой это прямо называется: разговор со смертью или окликание ее; впрочем у Чечика — две бездны, по Набокову: до рождения и после смерти). И этот гул (хор), доносящийся из бездны, продолжает слышаться, присутствует как фон для легких, невесомых и светлых стихов. Грозный, роковой фон, придающий легкости и одновременно смиренности стихов щемящее звучание.

Книги, рецензии:
Валерий Гришковец. О книге «Ни слова о Пинске» (Стихоживопись)
Владимир Губайловский. Предисловие к книге «Ночное зрение»
Книжная полка Олега Барка. «Феликс Чечик. ПМЖ. Избранное»
Игорь Волгин. «Сойдя с карусели». Предисловие к книге «Алтын»

Феликс Чечик. Стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com