ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир ГУБАЙЛОВСКИЙ


ПРЕДИСЛОВИЕ К КНИГЕ Ф. ЧЕЧИКА «НОЧНОЕ ЗРЕНИЕ»

 

Феликс Чечик. Ночное зрение

Художник Sergey Slepukhin

 

Новая книга Ф. Чечика, хронологически разделенная на три периода, —

своего рода подведение итогов более чем тридцатилетней работы.

Твёрдая память и бесконечность времени —

основные составляющие «ночного зрения» поэта.

А «итоговость» книги, хочется верить, предварительна,

и она предваряет собой новый этап в творчестве поэта.

 

Владимир ГУБАЙЛОВСКИЙ

Предисловие к книге «Ночное зрение»

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1003879119709470&id=100002621756649

Трёхлетний мальчик жил в доме, где «идиш, идиш, идиш». Вырос, читал стихи, стал поэтом. Уехал из той страны, с которой его навсегда связывали детство, юность, язык. Уехал к «седому океану Леванта». Его сын не читает его стихи. А даже если когда-нибудь возьмётся за это непростое занятие — многое в них останется для него недоступным. Потому что эти стихи всеми своими корнями вросли в чужую неизвестную ему землю.

Ты живёшь между двух языков — языком мамы и языком сына. Это — нежный «мама лошен», домашний, практически умерший идиш. Это — язык сына, который «шпарит на иврите как / мне и не снилось». Языком родного прошлого и родного будущего, ни один из которых тебе не родной. А ты сам накрепко привязан к своему языку — не просто русскому, а к личному, выстраданному — языку Ходасевича и Набокова.

Чечик пишет: «Как любил я стихи Соколова!» У Владимира Соколова есть строчки о соловье: «Как удивительно в паузах, / Воздух поёт за него».

Каждый человек живёт «в недолгой паузе небытия». Но далеко не у всякого поэта тема «паузы», пробела, промежутка становится главной и формообразующей. Это — тема Чечика.

Прошлого нет и некому рассказать:

 

о доблестях степного

и вшивого ЗаБВО,

где замерзало слово,

хоть ты руби его,

(...)

Сын слушает, не слыша

и смотрит сквозь меня.

А на экране мышья

от жизни беготня.

 

Будущее можно отчётливо представить и понять каким оно будет без тебя: «К мысли, что я непременно умру,

я, как ни странно, привык».

 

Я сяду на троллейбус — «бэшку»,

и по Садовому кольцу

с чужим народом вперемешку

поеду к своему концу.

 

«Мы поедем с тобою на “А” и на “Б” / Посмотреть, кто скорее умрёт» (Осип Мандельштам). «Бэшки» — достаточно.

Для человека такое существование тяжело. Но если научиться вслушиваться и всматриваться, пауза может запеть. Тишина создаёт дистанцию. Отчётливо видно. Хотя это зрение и ночное. Когда глаза бессильны, видеть помогает — тепло. Здесь воздух сух и разрежен. И Чечику удаётся уловить в нем наложение и пересечение колеблющихся теней — «тень мотылька легла на стрекозу» — отражение одного ускользающего иллюзорного объекта в другом.

Поэт сравнивает себя с водомеркой, скользящей по границе воздуха и воды: «вдруг водомеркой пробежать и ног не замочить». И поэзия, как фетовская ласточка, чертит пространство между стихиями — здешней и запредельной; ивритом, небом и землёй; между Левантом и Полесьем, ЗабВО, Пресней — и своим полётом как быстрыми стежками сшивает и стягивает разрывы:

 

Непредсказуемы вначале,

амбициозны, как помреж,

летали ласточки, летали

и залатали в небе брешь.

Дождь прекратился. Только нитки

ещё торчали кое-где,

а солнца золотые слитки

уже растворены в воде.

 

И постепенно, неустойчиво, зыбко проявляются те контуры постоянства, которые сохраняют и охраняют разрываемое временем и пространством бытие человека:

 

Здесь всё другое: я другой,

и воздух, и язык,

и треск улиток под ногой

напоминает крик.

Я променял на ближний Ost

вдруг ставший дальним West.

Но неизменна сумма звезд

от перемены мест.

 

Чечик всегда говорит коротко. Он голосом трогает пространство и прислушивается к возникающим вибрациям. И пауза звучит.

Книги, рецензии:
Валерий Гришковец. О книге «Ни слова о Пинске» (Стихоживопись)
Владимир Губайловский. Предисловие к книге «Ночное зрение»
Книжная полка Олега Барка. «Феликс Чечик. ПМЖ. Избранное»
Игорь Волгин. «Сойдя с карусели». Предисловие к книге «Алтын»

Феликс Чечик. Стихи

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com