ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Феликс ЧЕЧИК


Об авторе. Стихи

 

СТИХИ 2016 ГОДА

 

* * *

 

прикосновенный растратил давно

сердца бэушный запас

не обливается кровью оно

бьётся уже через раз

старое сердце в осенней грязи

но не побрезгуй отмой

чтобы забилось как прежде в связи

с тем что вернулось домой

   7.07.2016

 

 

Октябрь

 

Совсем чуть-чуть, едва-едва,

покамест город спал,

покрылась ржавчиной листва,

как в голосе металл.

А до рассвета полчаса,

и шансов никаких.

Ржавеющие голоса

осенних птиц моих.

   9.06.2016

 

 

* * *

я не был никогда

поэтом молодым

бурлящим как вода

и лёгким словно дым

я сразу в старики

попал как в переплёт

сижу возле реки

и превращаюсь в лёд

 

 

* * *

Какая долгая дорога

под монотонный стук колёс.

Но гимназист из Таганрога

уже «Ich sterbe» произнёс.

   2016

 

 

* * *

 

что хотел давно

я уже сказал

обнажилось дно

опустел вокзал

 

и моя тоска

кружкой на цепи

золото песка

и стоп-кран в степи

   08.06.2016

 

 

* * *

 

забудь о том что время истекло

и с болью зарифмована неволя

спаси пчелу что бьётся о стекло

лети домой из плена застеколья

забудь о том что будет впереди

и не держи на прошлое обиду

и дальнозорко за пчелой следи

пока она не скроется из виду

   07.06.2016

 

 

ЖУРНАЛЬНЫЙ ЗАЛ

 

 

ТВОЙ АНГЕЛ ТИШЕ МОЕГО...

Опубликовано в журнале: Урал 2016, 4

 

 

* * *

 

Смотрел на стрекоз, любовался на пчёл,

завидовал жалу осы.

И стал насекомым, но не перевёл

на зимнее время часы.

Летал легкокрыло, как будто в раю,

и даже сумел рассмотреть —

фасеточным сердцем — не чью-то — свою

в мельчайших подробностях смерть.

 

 

Ханука

 

Что касается чуда, —

одни только бреши,

и оно почему-то

всё реже и реже.

Пусть не дамка, а пешка,

королевская, к слову:

пас Ивана Едешко

Александру Белову.

 

 

* * *

 

Плыть потому и затем лишь,

что существует вода.

Сердце разбито, поверишь,

вдребезги и навсегда.

Думать о папе и маме,

Плыть и на небо смотреть,

чувствуя дно под ногами

или небесную твердь.

 

 

* * *

 

твой ангел тише моего

невидимый почти

как птицу напою его

уставшего в пути

я накормлю его с руки

и дам ночлег ему

покуда мы не старики

и не ушли во тьму

он на рассвете в облаках

растает как звезда

и вместе с ним исчезнет страх

навечно навсегда

 

 

* * *

 

Закругляя углы, постепенно

превращаешься в круг, —

не предательство и не измена —

это время, мой друг.

Это летом январская вьюга,

а зимой стрекоза,

это мы, обнимая друг друга,

закрываем глаза.

 

 

* * *

 

не семёна кирсанова

а осенние где

сердце радует заново

только мысль о дожде

не дожди а намёки лишь

на возможность дождя

и до нитки промокнешь

даже не выходя

 

 

* * *

 

фото 3 x 4

чёрно-белое на

первый паспорт не ты ли

говорил что страна

любит всех без разбора

одинаково и

ты поймёшь очень скоро

цену этой любви

ты почувствуешь бремя

ты прогнёшься под ним

чёрно-белое время

снова станет цветным

это будет последний

и решительный бой

совершенно не летний

как мечта голубой

 

 

* * *

 

Смотри на тех, кто рядом,

не замечая их,

отсутствующим взглядом,

отсутствуя в живых.

Присутствуя, возможно,

уже не здесь, а там,

где прошлое тревожно

не ходит по пятам.

 

 

Собачий вальс

Донне

Полночных звёзд огни

на этом и на том.

Пожалуйста, вильни

обрубленным хвостом.

Что на дворе? Июнь?

Или январь? Вопрос.

В моё безделье сунь

прохладно-мокрый нос.

Залай, как никогда

не лаяла, мой друг...

Полночная звезда

с небес упала вдруг.

Печаль-тоску гоня,

глядишь из темноты.

А поутру меня

выгуливаешь ты.

 

 

* * *

А.А.

Хватило ума

в этот раз промолчать.

На губы зима

наложила печать.

И снег потому

незатоптан и бел,

что рифму к нему

я найти не посмел.

 

 

* * *

 

отвлечься ненадолго

от жизни на бегу

и что твоя иголка

лежать себе в стогу

лежать в стогу ржавея

и материться вслух

чтоб над тобою вея

как дым клубился дух

 

 

* * *

 

Жевали гудрон,

в лучшем случае — «Болек и Лёлек»,

считая ворон,

как похмельную медь алкоголик.

За окнами — кайф,

на уроке — тоска и морока.

Ворон распугав,

наше время украла сорока.

Искали везде, —

бесполезно. Конечно, за дело.

Лежало в гнезде,

а потом навсегда улетело.

 

 

* * *

 

Рахманинова «Баркарола»

в четыре лёгкие руки.

И нету стен, и нету пола,

и растворились потолки.

И только: поле, поле, поле

да лес осиновый вдали.

И незнакомые до боли

чужие тучи на мели.

 

 

* * *

Хоть ненадолго —

дай отдохнуть

от чувства долга, —

долгий мой путь.

Должен? Конечно!

Маме. Отцу.

Жизнь бесконечна

ближе к концу.

 

 

* * *

 

утром чужим и осенним

снова проснуться от слёз

где на чеканке есенин

с трубкой на фоне берёз

времени сопли и нюни

вечности морок и сон

и не латыни латуни

неутихающий звон

 

 

* * *

 

Перестать суетиться,

отдохнуть от себя,

стать спокойным, как птица

в конце сентября.

Забывая о юге,

путеводной звезде,

раствориться в подруге,

как сахар в воде.

 

 

* * *

 

осталось всего ничего

прощай вавилонская кодла

и мы заживём кочево

и жить перестанем осёдло

и мы под аккорды битлов

покуда за окнами вьюга

услышим друг друга без слов

и снова полюбим друг друга

Стихи:
 1    2    3

Книги, предисловия к ним, рецензии:
Валерий Гришковец. О книге «Ни слова о Пинске» (Стихоживопись)
Владимир Губайловский. Предисловие к книге «Ночное зрение»
Книжная полка Олега Дарка. «Феликс Чечик. ПМЖ. Избранное»
Игорь Волгин. «Сойдя с карусели». Предисловие к книге «Алтын»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com