ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана БРИТОВА (ЯНДЕЛ)


Об авторе. Новые стихи

 

убить дракона

 

искать себя за тридевять земель, за

седьмым холмом.

кого не покорит красотка Эльза

своим умом!

клубок дорог, шипя и извиваясь,

так греет грудь...

соленая, бежит вода живая.

куда-нибудь

из пункта Х, где все когда-то были.

забыть о нем!

убить дракона, и... — расправить крылья

....................

дохнув

огнем.

 

 

баночка корицы

 

слышишь, баночка корицы

покатилась по столу

и рассыпалась. влюбиться...

(да возможно ли!... как глу-...)

по стене проходят тени,

слепнут окна чередой,

мошки комнатных растений

вяло плавают по до-...

мутный глаз луны прищуря,

пухнет небо за окном.

не тебя — не сплю — ищу ли

жарко жадно каждой но-...?

чью судьбу наворожила

в утонувшем серебре,

что болит «всей дрожью жилок».

и распустится к апре-...

 

..Лю...?

 

 

звукопись по льду

 

Твой город слишком мал для наших игр,

корсетом гор

затянут. Ночь — по двое — влажным пледом —

обычный спорт.

 

«Он мертв и пуст, а может, слишком мудр,

чтоб в эту дурь

играть всерьез», — подумается. После: «Сама уйду...»

 

Ты там живешь без дочери и сына,

я здесь — без сна.

Все будет как всегда: сначала больно, потом — весна.

 

И так пойдет: в цветном песке от стекол —

до глаз и скул,

растает, растворится. Даже слезы — лишь дань песку.

 

И, в общем, что за след от этой боли —

слепящий блик.

Твой город слишком мал для наших игр.... А мой —

велик.

 

 

...снег...

 

Звучало Имя. Громко. Всуе.

Со всех сторон. Который год

Дорога К Храму напрямую

вела неотвратимо «от».

Болело звоном колокольным

(а чаще — молча) изнутри,

холодной змейкой где-то в горле

сжимая кольца. Фонари

горели. Ни любить, ни верить,

казалось, смысла нет. И сил.

Летели ангельские перья

на город. Город просто жил.

И таял. Длительные зимы —

неизлечимая болезнь.

Вела Дорога К Храму — мимо.

Редели перья на крыле.

Одна мечта: за край. И падать.

Бесследно. В никуда. В нигде.

Вот он! Дрожащий, звонкий — рядом!

Срыва... И...

...Утро. Новый день.

Устало небо в серый мрамор

оделось. Город вдруг умолк.

 

И падал снег на крышу храма.

И слезы — на церковный пол...

 

 

караван грусти

 

куда и зачем? непонятный глагол «возвращаться»

настойчиво зол и беспомощно неприхотлив.

растает декабрь. споткнутся опять на «12»

по кругу все стрелки, и с нового края земли

посыплется чудо в раскрытые настежь ладони,

усталое сердце откажется больше, чем сном

считать эту россыпь. вздохнет. задохнется. утонет

в заутренней тьме послевкусий, и — выживет,

но...

 

холодно. внутри. «Дорога к храму».

светятся церквушки на холме —

сказочные замки! До утра нам

можно разучиться не уметь

верить. Неосознанное чудо

больно жжет сквозь тысячу слоев

прожитого — к сущности, откуда

высвятится Царствие Твое...

 

старый город. пыль веков

на фасадах зданий,

лицах, душах... Так легко

солнце утром встанет,

разойдется, обольет

белый-белый Кремль,

стены, храмы, волжский лед,

бросится на землю

и, разбившись, сотней брызг —

в сердце (кто не впустит!)

По щекам уходят вниз

караваны грусти...

 

Чебоксары-Казань

 

 

Ночь. Чебоксары.

непутевое (москва-ханой/бакзанг-чебоксары)

 

Москва. Предзимье. Около нуля.

Из мира, где никто не ждет, исчезнуть

без права на... Забыться. Загулять.

Западать в вулканическую бездну

избытка чувств. И больше — ни ногой,

ни даже краем чувственных интенций

не мочь обратно. Mit* и «Lua Moi»

принять, как в первый раз «руки и сердца»

простое предложение — всерьез...

Кальян ханойских улиц одурманит

(какой там воздух!..), и...

Посадка. Слез

не выдать «Домодедову». Москва не

желает верить в них.

...Опять полет.

Поволжские церквушки и часовни

ласкает снег.

А где-то меня ждет

мой новый, тамариндовый любовник.

___________________

* mit (вьет.) — хлебное дерево.

lua moi (вьет.) — «Новый рис», вьетнамская рисовая водка.

 

 

не утонет в речке мяч

 

Всё пустое. Заплакать? Забыть?

Тонким росчерком нежно раскрыть

под водой восхитительно пенной

(и горячей, как...) вены, игры

не освоив причуд? Полно! Стены

резонируют тщательным «эррр»

и вибрируют. («эр», например,

из э[р]отики? — Нет. Из п[р]ощаний).

Рассыпается нега, в зиме

неподатливо не умещаясь.

 

Не вини. Не гони. Отвернись.

Он и сам за«бум-бум»кает вниз,

пустотой переполненный шарик,

через дырочку весь парадиз

выпуская... А Таня большая.

Таня больше не плачет. Не ждет.

По реке неизменно плывет

то, что, как всем известно, не тонет.

И опять (что? опять?!) новый год

проступает на сером бетоне

наших клеток. Блестяще шуршат

развесные «дожди». Хрупкий шар...

больно пальцам... осколки... Иначе —

меньше счастья....Ах, жизнь хороша!

...Плачь же, Таня.

Зачем ты не плачешь?..

 1    2    3    4

Об авторе. Новые стихи

Евгений Дерлятко (Дейк)
Предисловие к книге стихов Светланы Янделъ «Тушью по черному»

Купить холодильная Горка - холодильная горка. Витрины холодильники.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com