ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана БРИТОВА (ЯНДЕЛ)


 

лезвие

 

Станет ребром лезвие-крик — в ладонь.

Стану тебя нежить-баюкать — спи!

Знать бы, каким был наш октябрь до

порванных строк и разведенных спин.

Взгляд за окно. Между домами — клок

сонных берез, кроны изъела ржа.

Если бы ты только увидеть мог

этот огонь... Жарко... «Бежать... Бежать!»

Ветра рывок... Дрогнув, сдержать удар.

Долго смотреть блудному «вместе» вслед.

И, пережив вечное «ни-ког-да»,

приобрести тысячу лишних лет.

 

 

околоЯзыческое

 

открывала тебя. вожделенно, как первый букварь

изумительно звучного, слишком чужого наречия.

но темнело так рано... мне было мучительно нечего

уместить в эти хрупко пустые скорлупки-слова.

...рассыпается в пыль неумело срисованный дом.

догорают листы, не осенним огнем околдованы.

как круги по воде разбредаемся снова и снова мы.

начинается новая гамма со старого До.

твоего — ни письма, ни портрета. одна маета,

да колечко в коробочке бархатной. полно! (да полно ли?..)

вечно ровная гладь взволновалась барашками-волнами.

та же сонная рыбина жизни всплывает: тик-та......

закрываю глаза. вспоминаю — не знаешь, зачем? —

той далекой зимы будоражные запахи терпкие.

сквозь вуальки ресниц наблюдаю, как в блекнущем зеркале

растворяются тени остывших не-бывших ночей.

полчаса тишины. полвесны возвращений домой.

буду рядом. всегда. пусть не больно, не близко, с другими...

я,

по чужим букварям научившись читать твои линии

на другом языке, незаметно утратила свой...

 

 

новый побег. начало.

 

стать ненужной. ничьей. от надуманной жажды побега

отпочкуется, вызреет зримая жесткая грань.

семь шагов в ниоткуда. ты тот ли, что не дал ребра

для меня-со-творения? вычитан. выспан. омега

моего естества, окунаешься в близость словами,

словно масляной трубочкой блинчика в солнечный мед.

колокольчиком бьется в висок: «ни-ко-гда-не-пой-мет»

и еще — неразборчиво... шепотом. выдохом. amen.

на чужом языке убедительна сила молитвы,

сколько б ни было к ней обращающих уши божеств.

поскользнувшийся взгляд. задохнувшись, споткнувшийся жест. —

зазвенело упругое тонкое лезвие бритвы. —

 

 

август

 

август. воздух пронзительно тонок. настала пора

возвращений к истокам. прощаний. и сбрасывать кожу.

прирастать — откровенней, мучительней. жаль меня(?). рань.

я сорвусь. как цветок для любимой. как платье. как...

ожил

разморившийся город, пока еще сонен и слаб,

потекли по нагретым артериям свежие будни.

арифметика счастья — кантата простого числа —

не-до-не-пос-ти-жи-ма. мучительна. солнечна.

будь ни

осторожным, ни резким, ни быстрым, ни медленным. будь

тихим озером горным и горными реками, чтобы

я могла без конца в тебя падать и пить и тонуть

и смотреть на тебя,

и в тебе отражались

мы оба...

 

 

дальневосточное

 

ржавые сопки. утро. охрит листва.

сизая дымка — скоро здесь ляжет снег.

выглянет солнце — сразу сто тысяч ватт.

спрячется — стынут руки, а сердце не...

сердце — впитало влагу живой тайги.

глазу — приятна плавность нерезких гор.

что же ты, память, ну, просыпайся, лги!

в сжатые губы липкий свой лей кагор,

вытяни нить души, угодившей в плен

воздуха с моря, мрака ночей, а то

так и прильнет мягким дождем к земле,

так и врастет в Дальний (и — мой) Восток.

  с. Михайловка — г. Владивосток

 

 

привязанность

 

привязана к городу. нитка, воздушный змей.

навалятся сумерки, только открой глаза.

я буду настаивать нежность. а ты — не смей.

измучилось солнце, утратило весь азарт,

не бьется о стекла, не рвется в сады ресниц.

и ты успокойся, не бойся, хороший мой.

я стану бессонницей птицей, а ты мне снись.

(так тихо — прислушайся! — в нашем лесу зимой)

вчера прижимается к коже как муж/жена,

неласково. мне бы из снега построить дом,

повесить китайский, поющий тепло фонарь...

ветрам — колокольчик, а нам — молоко со льдом.

и что еще надо? но, звонкая, лопнет нить,

последним порывом взовьется бездомный змей,

и — под ноги городу! только тогда любить

сумею как прочие. или чуть-чуть сильней.

 

 

(___ и пр.)

 

научусь без тебя просыпаться. вставать по утрам.

уходить. возвращаться. прощать. и прощаться с другими.

недостанет тепла. жажда бездны. скользящая грань.

...ты — кого-то другого с порога привычно обнимешь,

проскользнешь в неуют обезлюбленной комнаты, где

дремлет искренне рыжая кошка на спинке дивана,

стынет чай, и гора никогда не законченных дел —

под завалами книг и бумаг.

я опять перестану

видеть сны, согреваться, бояться в пути потерять

обретенное: дважды одно волшебство не теряют.

всё на круги своя возвратится опять и опять.

неизбывна тоска вожделения близости к (к)раю.

 

 

безотносительное

 

последний день отвергнутого века

был солнечно морозным, а на башне

часы остановились, день вчерашний

меж стрелок удержать пытаясь. некто

без имени входил в пустые церкви,

другие в отдаленье наблюдали,

как в тень врастают мелкие детали,

стираются, как свет незвонко меркнет

на крышах безголосых колоколен,

росой спадая в травы, как за рощей

рождается закат и тьму пророчит

любому, кто бессилен, беден, болен.

но он был так слепяще горько ласков,

тот безымянный, так спокойно светел,

что все уснули. чистые, как дети.

 

...холодной в этот год случилась Пасха...

 

 

фэн хуан. переломное.

 

подходишь так близко, что тени не видишь. (ах!..)

проводишь (умеешь!..) ладонью по волосам.

любила свои отраженья в чужих глазах.

бросалась не глядя в зовущие голоса.

как-в-пропасть-как-в-омут-как-в-жадную-бездну-тьму

(излюбленный образ, истертый до (черных) дыр).

полшага до края. в дорогу с собой возьму

глоток отражений в дрожащем зрачке воды.

и запах. другого. чужого. того, кто стал

не первым-последним, но — ветром. дождем. ключом.

тропинкой в иные, нехоженые места.

неверная память играет (изгиб. плечо.

нескромная родинка — остров семи пучин...)

поддамся — и вспыхнет, оближет на миг огнем,

затянет. и выбросит. к берегу: жди, учись

сгорать в этом пламени. и возрождаться в нем.

 

 

завтра. вчера. теперь.

 

настанет декабрь — не привычно московская хмарь,

а царство сияющей хрупкости. съежится ртуть.

забудется лето, и сонный зародыш зима

взрастит в моем чреве. соленым кристаллом во рту

царапнется слово. последнее. выплюну, чтоб

не ранило небо. ...как больно смотреть тебе вслед —

предвижу, предчувствую, пред-... предвкушаю. на лоб

кладешь мне ладонь. устаю. забываю взрослеть

и помнить... настанет декабрь, заметет по дворам,

по улицам, лицам, прощаниям в девственной тьме,

залившей до края разбитую плошку-вчера.

сотрутся все контуры лета. сезонная смерть.

набухшая осенью влажная вата небес

бросает горстями прохладную юную грусть

нам в окна. девчонка — с тобой, и вселенная — без,

я не существую. я сплю. и сама себе снюсь.

 1    2    3

Из ранних публикаций

Евгений Дерлятко (Дейк)
Предисловие к книге стихов Светланы Янделъ «Тушью по черному»

Анализ сайта - https://teveg.com/ru/sites/01link.net/

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com