ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана БРИТОВА (ЯНДЕЛ)


 

 

отчаянное

 

принцессой безымянной по балам

заездить заколдованную тыкву

от семечек до корочки. привыкнуть

к чужому платью, туфелькам, а там...

полшага до расплывчатой черты.

прощай, девчонка. сказочная небыль

отснилась навсегда. сырое небо

смывает воспаляющийся стыд

и память в кожу въевшейся золы.

пшеничные и маковые зерна

забыты в замешательстве на черных

щербатых досках.

буйствуют балы.

домой, домой... он светел, чист и тих,

и горд своим имуществом убогим.

до крови в хрустале истерты ноги,

но замерли часы — на «без пяти»...

 

P.S. и кто заметит в давящих объятьях

упругой тьмы, над городом разлитой,

под золушкиным выдуманным платьем

распухшее колено Маргариты...

 

 

нейролептик

 

чтобы быть сильной — недостает беды.

сделаться слабой не набралось ума.

жизнь бьет ключами — по голове, под дых,

так неумело: каждый второй тумак

больше похож на промах (совсем чуть-чуть...)

пусть! солипсизм — мой козырь, крыло и флаг.

раз ощущаю, значит ты просто будь:

рядом, не рядом — мягкой изнанкой зла.

весь этот мир в чернёную охру штор

рвется украдкой в дом твой, пока ты пуст.

из ничего такое взойдет Ничто —

только дивись! — на ниве озимых чувств.

пыльным цветком раскрытый молитвослов

у изголовья — слышишь? мне нет причин

верить, что где-то бьется твое тепло.

но в этой связке — вдруг да к нему ключи?

чтобы понять друг друга, давай молчать.

только безмолвье выдаст своих-чужих.

можешь зайти на рюмку, яйцо и чай,

можешь пройти.

а можешь

остаться

Жить.

 

 

весна. ночь. (неприкрытое)

 

отпускает тепло хрупкий воздух, волнующе-девственный.

мне бы в школу, где учат вот так налегке отпускать

без чего невозможно (как кажется...), нежить и пестовать

ядовитую поросль у сердца, считать на висках

некурчавые зимние ниточки.

без сожаления.

и не прятать глаза от внимательно искренней тьмы

зазеркалья...

но видишь ли, снова часы ошалелые

выбивают апрельские ритмы на восемь восьмых

по набухшим весной капиллярам...

да что я — о старости?!...

прочертить по запястьям стеклянным листочком Kenzo

и уйти от себя

на восток

под тобой как под парусом,

закипевшей волной

разрывая тугой горизонт.

 

 

ухожу...

 

ухожу по-английски. так проще (мужчины поймут...)

выясненье причин — не имею ни силы, ни воли.

ухожу по дорогам, расплавленным той самой солью,

что доесть не успели, рассыпали (помнишь, к чему?)

искушая приметы, вернуться. глазами зеркал

заглянуть себе в душу. и выйти из траурных рамок.

подорожник залечит все старые раны и шрамы,

молодая тропинка взойдет из-под снега.

пока

тайны смерти хранит молчаливый и гордый Тибет,

прорастают мои чудо-зерна проснувшихся истин.

новый холст приготовлен. художник, найди свои кисти.

ухожу по-английски.

все дальше и дальше.

к тебе.

 

 

+ сорок дней...

 

полно!

нынче Любовь

не в чести и не в моде.

оглянись и не плачь.

сорок дней на земле.

постоим у дверей... в путь!

(...присядем...)

уходим.

больше не о чем петь,

забывать

и жалеть.

сорок дней на земле.

по знакомым дорогам

в новом чувстве пройти

(пробежать?

промелькнуть?)

и устать.

и уснуть

на коленях у Бога...

пей до дна это солнце!

 

встречаем

весну!..

 

 

не звала его по имени

 

не звала его по имени,

не жила в его дому,

долго мучил. мертвой выменял

мне свободу.

были: муж,

да жена — одна

бессонница.

а теперь...

не кум, не сват.

насорили. полно ссориться!

каждый первый виноват,

да забыл. хранит за пазухой

камень (где глава угла?)

все давным-давно рассказано.

только сказка

умерла.

 

 

криптограмма

 

тропинка. снег. случайная попутчица.

следы в следы. знакомые слова.

позвольте мне слегка по Вам соскучиться,

не дайте только слишком тосковать.

 

рука к руке. попутчица случайная.

покорно ждет тепла под снегом сныть.

позвольте мне влюбиться в Вас нечаянно,

не дайте только слишком полюбить.

 

 

околосказочное

 

Не ходи в этот лес.

Твои братья там сгинули оба.

Подойди.

Полшага.

Положи наши тени на снег.

Может, вовсе и нет никакого хрустального гроба,

а царевич хмельной — в тридевятом нецарственном сне?

 

Подожди.

Не беги.

Нам до осени — самая малость.

(Загадала на счастье за взглядом твоим уследить)

Может быть это все, что на присказку нашу осталось —

две пустые страницы,

а сказка еще впереди?

 

Видишь, выпала честь быть в начале не главным

герою,

это только штрихи

для проверки на прочность

пера.

Не стучись.

Ты же знаешь, тебе здесь никто не откроет.

...Может, просто дверей

и не думал

никто

запирать?

 1    2    3    4

Об авторе. Новые стихи

Евгений Дерлятко (Дейк)
Предисловие к книге стихов Светланы Янделъ «Тушью по черному»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com