ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Илья БРОНОВ (БРИК)


Ода Ленкиному холодильнику

У кого-то есть мобильник,

«Ролекс» (для крутых часы)...

А у Ленки — холодильник,

Полный всякой колбасы.

Иногда, в тряпье одетый,

Будто денег вечно нет,

Под личиною эстета

Забредает к ней поэт.

Про искусства формы, стили

Разговор ведет пиит,

Но... глядит на холодильник.

А тому чего? Стоит.

Ну, а Ленке жалко, что ли,

Колбаса — не сухари,

Пропадет (а денег стоит)...

«Да чего уж там, — бери».

Ленка путь кивком укажет

В направлении окна,

Всё поймет поэт, и даже

Зажурчит во рту слюна.

Чуть поспешно, но и стильно

Сотрясая телеса,

Он идет на холодильник...

Дальше стыдно мне писать.

.......................

Но! Чтоб я, рифмуя слоги,

Зря бумагу не марал,

Я сказал себе: «В итоге

Нужно вывести мораль!»

Хм...

А морали вовсе нету.

Я хотел отметить здесь:

Хорошо, что для поэта

Холодильник где-то есть,

Ленка есть (поэт везучий,

Всё ж бывают чудеса),

Есть бумага, есть и ручка,

И, конечно, — колбаса!

 

Как мы ходили фотографироваться

В красном платье и в разрезах

                              украшает остановку

                                          белокурая мадам.

         Я немножечко облезлый,

                                  мне немножечко неловко,

                      а точнее срамота.

Я держу за руку сына

                            и любуюсь чудесами

                 с расстоянья, как всегда.

             «Как, сынок, она красива»,

                                я сказал тихонько Сане.

Он ответил громко: «Да!»

           Я опять тихонько: «Спорим,

        что я этой вот принцессе

              объяснюсь сейчас в любви?»

                    Он ответил, что не стоит

                                  провоцировать эксцессов —

                      все равно услышишь «фи».

                          Тут блондинистая дама

                                     вопрошает: «Обормоты,

                          едем в фотомастерскую?

                            Вон автобус подошел!»

        Сын сказал: «Всем мамам мама!»

                         Поддержал я Саню: «Что ты!

                  Хорошо иметь такую?»

                Сын ответил: «Хорошо!»

 

Посвящение «Весенинам»

Подари мне ежа.

Протяни на ладошке

беспокойный комок,

где иголок не счесть.

Поезд чуть задержав,

спой со мной на дорожку,

чтоб вернулся я в срок,

и вернулся вообще.

Ёж по дому топ-топ,

молоко пьет из блюдца,

заявляет права

на последний стишок.

Я, конечно, готов

ненадолго вернуться,

но сезон расставаний

еще не прошел.

За диваном спит ёж,

двор уснувший белеет —

это зимний салют

провели облака.

Напиши, как живешь,

в доме станет теплее,

будто кто-то мне в блюдце

налил молока.

Еж проснется вот-вот,

это будет примета.

Значит, ехать пора,

Значит, слово за мной.

Оголтелый народ

раскупает билеты.

Чудаки — я вчера

Приобрел проездной.

Я приеду к тебе,

что же может быть лучше?

Мы с тобою ежи,

Так теперь говорят.

Ах, как хочется петь,

ах, как хочется слушать,

ах, как хочется жить

и любить всех подряд.

 

* * *

«Хмельной примерно на треть,

     Всю ночь я шлялся по крышам...»

                                   С.Корычев

На крыше стылый ветер

Антенны пригибал

Нанизывал на вертел

Непонятый сигнал.

На том лишь основаньи,

Что он на крыше — бог,

Именовал словами

То, что понять не мог.

Как порох стали нервы,

И слышится в бреду

Сигнал. На крышу первым

Я босиком иду.

Глядят с усмешкой трубы,

Им странник незнаком.

О, Боже, как же трудно

По крыше — босиком.

Неузнанные вести

Становятся слышней,

Еще чуть-чуть по жести —

И виден край за ней.

Мне кажется, я знаю,

Что значит этот свист...

Но я дошел до края,

Теперь дорога — вниз.

Оксюморон для томагочи

Если быть приблизительно точным:

Применяя известный почин,

Я смогу даже и томагочи

Безопасно бродить научить.

Пусть гранит сей науки непрочен

Как стареющий лёд под горой,

Но внимающий мне томагочи

В перспективе — обычный герой.

Всё зная, хоть плачь до колик —

Уедешь недалеко.

Лишь утренний кофе, Оля,

И — сладкий, и — с молоком.

Если утро привычно пророчит

Безобразно удачливый день,

Уважающий стиль томагочи

Подготовиться должен к беде:

Забредут снег с дождём, между прочим,

Ну, а ветер попрёт на рожон...

Но внимающий мне томагочи

Мной почти уже вооружён.

Нет этой нужнее боли,

Чем знать: что — к чему, и — как.

И вечером, кофе, Оля,

Сегодня без молока.

Тот, кто молод, спешит, что есть мочи,

В облаками покрытую высь,

Но входящий в туман томагочи

Должен разумом впрок запастись.

Не гулять, где ни попадя, дольше,

Чем инструкции мудро велят,

И разумных, как я, томагочи

Незаслуженно не обнулят.

Не каждый из ветров волен

С попутных рвануть в зятья,

И завтра, возможно, Оля,

Твой кофе не подсластят.

Ведь река в своих частностях общих

Хоть текуча, но всё же не мёд,

И входящий в неё томагочи

Подобрать должен правильно брод.

И в оставшейся мне паре строчек

С кем угодно держу я пари,

Что внимающий мне томагочи

Сам сумеет свой кофе сварить.

Счастливая это доля —

Петь песенки так вот, а

Когда сваришь кофе, Оля, —

Тогда и поймёшь: вода.

 

Седьмое чувство

Зренье начало садиться,

И вообще без вкуса ем.

Может, возраст? Всё же тридцать —

Это вам не двадцать семь.

Слышать стал гораздо хуже,

Запахи не чую.

Может, я давно простужен?

Может, мне к врачу бы?

С осязаньем — напряженка,

Что ни трону — пусто.

И стоит, сопит в сторонке

То, шестое чувство.

Взгляд задумчивый и строгий —

Ведь предупреждало:

«Любишь, любишь, а в итоге

Путь один — к вокзалу».

Пусть буржуи место шустро

В книге «Гиннес» мне столбят,

Я развил седьмое чувство —

Им и чувствую тебя.

 

* * *

А наблюдать порой прелестно,

Как разным формам в платьях тесно,

И разработать план атаки...

И отступить с позором, так как

Примерно десять лет назад

Я в плен был контратакой взят.

 

Считалочка

Рыб был мокр,

Зай был бегл,

Дед был ВОХР,

Нач всех дел.

Баб был вахт,

Пап был пост,

Как в глаз — бах,

Как бах в нос.

Мам был с я.

Я был мал,

Я был зря —

Ночь я спал.

 

Завещание

Когда умру, похороните

Меня хоть где,

Не важно, братцы,

В какой земле,

Лишенным прыти,

Бесперспективно разлагаться.

Неважно, будут ли веночки,

Штаны, пиджак...

Напомню глупым:

Я сдох, и — ша!

Трудитесь над обличьем трупа.

Не надо памятника (что вы!),

Ограда — бред,

Речей не надо!

Я, парни, ведь

На этом шоу

Лишь дохлый авангард парада.

Чего собрались!? Отвечайте!

Что, что!? Обряд!?

Побойтесь бога!

Я буду рад

(Пардон, — отчасти)

От всех вас отдохнуть немного!

Стр. 1

Шутки и пародии — в Е-книгах:
«Конкурс сонетов». «Воланд»
, Альманах «ИнтерЛит 01.04». «Андрей Парошин»

демонтаж кирпичного дома

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com