ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Светлана БОРЩЕНКО (КИРИЕШКА)


2007 год

 

Эпос. День первый.

 

Изречены слова. Огонь потушен.

Не радуясь ещё и не скорбя,

Комочек глины впитывает душу,

Осознавая самого себя —

 

Сгущаясь, время тяжелеет каплей.

На чистый лист ложится тень пера —

Но медлит кисть и сохнет темпера.

Ничто не начинается внезапно —

 

Царапается дух внутри скорлупки.

Но мир ещё безмолвствует, смирен —

Молчат пустыни сна, моря рассудка,

 

Молчит живая плоть священных стен

О том, что твердь земная дышит жизнью,

Лишь оттого, что поглощает тлен.

 

 

Эпос. День второй.

 

Омыты ноги. На щите — молитва.

Оттачивая ум — удар готовь!

Уже предчувствие рисует битву,

И брагой пенной закипает кровь.

 

Так молодо вино. Так мысли стары.

Кувшин любви наполовину пуст.

А новый посох спит и слышит хруст —

Хруст гравия под колесом Сансары.

 

Так манят в снеговых горах вершины,

Укрыты тенью святости творца.

Так узнаёт отец родного сына,

 

Так верность обретает суть кольца

И юность постигает озаренье,

Припав щекой к ладони мудреца.

 

 

* * *

 

Её глаза не отражали свет,

Они питались им, вбирая жадно.

Поэтому, должно быть, нить примет

Вела её по лестнице в парадном.

И, различая лак и дерматин,

Ей пальцы сообщали степень риска

Стать чем-то вроде рамы для картин

У очага, горевшего так близко.

По вечерам, когда немая грусть

Протягивает горсточкой ладошку

Во мрак подъезда — Но подъезд так пуст,

Как пуст желудок у подъездной кошки.

Из пустоты являлась только темь,

И синий плат бросала ей на плечи —

Часы в чужой квартире били «семь».

Опять ни с кем не предвещая встречи —

 

 

Сады в небесах

 

Белая лодка придет к причалу,

Бурной реки миновав пороги.

Все, что умрет, повернет к началу,

Только Пришедший омоет ноги.

 

Все, что завяло, то вновь цветёт,

В этих садах не бывает скуки.

В душах скорбящих растает лёд,

Только Пришедший приложит руки.

 

Кто не утонет — будет спасен!

Время пришло снимать урожай

На распашной полосе времён,

Только Пришедший скажет — «Вставай!»

 

Тому, кто воскрес, не родиться вновь,

Тому, кто воскрес, сам черт не страшен!

Тому, кто воскрес — его сад любовь

На всходах небес плодородных пашен.

 

Сеял и веял — зерна от плевел,

Суть от причины,

Жизнь от кончины...

Так разделяются темень и свет…

Так получается — смерти нет!

 

 

* * *

Мы выпали из книг, нас было трое,

Доверенных рулю и парусам.

И призраки лирических героев

Взывали к небесам.

 

И было всё как писано, покуда

Он видел ослепительные сны,

Где сад, и дом, на кухне Кунигунда

Готовила блины...

 

Лишь по утрам, ослепнув от видений,

Из рук моих, холодных как гранит,

Пил горькую микстуру откровений

Седеющий Кандид...

 

 1.08. 2007

 

 

* * *

Мы выпали из книг, нас было трое,

Доверенных рулю и парусам.

И призраки лирических героев

Взывали к небесам.

 

И было всё как писано, покуда

Он видел ослепительные сны,

Где сад, и дом, на кухне Кунигунда

Готовила блины...

 

Лишь по утрам, ослепнув от видений,

Из рук моих, холодных как гранит,

Пил горькую микстуру откровений

Седеющий Кандид...

 

 1.08. 2007

 

 

Подорожное

 

Ночь измазала сажей ладонь

У доверчивой дочери неба,

И под пьяного ветра гармонь

Сорит крошками лунного хлеба.

Одинокая тьма под откос

По кострищам пустилась шататься...

Звук отчаянья в стуке колёс

Я рифмую с глаголом «расстаться»...

Как темно. Это нож или ложь

Оставляет на памяти меты?

Ты уже никогда не придешь

Подкурить от моей сигареты.

Поздно. Скоро в немой полумгле

Чуть займется рассвет-головешка,

И на брошенной нами земле

Стлеет дружбы соломенной вешка.

Только изредка, чуть вороша

Угольки, чтоб совсем не угасли,

Невзначай обожжется  душа...

Я скажу: — Кроме шуток, будь счастлив!

 

 

* * *

Закат залился краскою стыда —

Полсолнца откусил, и ни себе, ни людям...

Предсумеречье туч — небесная руда

Над печью, раскалившейся в июле.

 

Восток уже облеплен теплой сажей.

Распахнуто балконное окно.

В затылок дышит ночь. Почти темно.

Почти безветренно, и как-то грустно даже...

 

Нет дела никому, что ты не спишь.

Бесчувственно-темна в ночи аллея,

Лишь комариный писк шлифует тишь.

 

Снимает город липкую ливрею,

И ноют кости разогретых крыш.

День выгорел. И  уголь ночи тлеет...

 

 

ОЛЕГория

                                 Олегу Воропаеву

 

Тоньше волоса.

Тоньше нервной мембраны голоса,

Тоньше ветхозаветных намёков

Библейских пророков.

 

Тоньше лезвия.

Тоньше грани греха и возмездия.

Тоньше истины в чуждой нирване,

В граненом стакане...

 

Тонкие кольца любви

На распиленных судьбах...

Красные бусы —

Награду закланному агнцу,

Тонкорунных овечек войны

На лугах погорельцев —

Ветер времени сушит.

И боль ощущают острее

Тонкокожие души пришельцев

Из Гипербореи...

 

10. 05. 2007.

 

 

Дубль два

 

...и в городе было уныло и голо

В суровом угаре невысохшей крови,

И так неуютно...

                         Олег Воропаев

 

Развалин хаос базарный

Под небом цвета золы.

И люди в свете угарном

Уже не добры, не злы.

Усталое море гнева

Вылизывает дома,

И боль привычная слева

Теснит правоту ума.

Ничейным немым укором

На ветке сухой ольхи

Подраненный белый ворон

Роняет перья-стихи...

Окончание

Детское кресло -эргономика спинки: столплит мебель магазин. Интернет магазин Чехов-мебель.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com