ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Владимир БОРИСОВ


КИРПИЧИ

Старший лейтенант милиции Пичужкин, мучимый жутким похмельем, сидел в своем кабинете и, с ненавистью взирая на портрет Феликса Эдмундовича, прислушивался к громким крикам и глухим звукам ударов, доносившихся из соседней комнаты.

— ...Да что же вы меня все время бьете? Что я вам такого обидного сказал? Ой! Я назвал вас легавыми? Оооох! Да какие же вы к лешему легавые? Те сыскари были, достойные люди, про них кино снимали... Помните: «Место встречи»... Ах! Да что же вы все по печени? Там что у меня, мишень нарисована? Конечно вы не легавые... Вы самые обыкновенные мусора...

Ой! В зубы-то, в зубы-то зачем? Ну, оговорился я, с кем не бывает? Конечно, для самого обыкновенного мента слово «мусор», допускаю, вполне может быть и обидным... Ой, ей-ей-ей...

Да что опять не слава Богу? На мента обиделись? Ну, я не знаю... Что ж мне вас, мильтонами величать? Так вы же, боюсь, возгордитесь и еще сильнее драться будете... У-е-е-е...!

Да попридержите вы этого молодого, в сапогах который, пусть лучше меня сержант пинает, все ж таки «Скороходы» — это вам не кирзачи какие-то...

...Как отчего возгордитесь? Так ведь Мильтон человек-то какой был, знаменитый! Писатель, кажется. Ай! Что, вам и мильтоны в падлу? Так вы, небось, и на фараонов обидитесь? А-а-а!

Ну, вот видите, обиделись... А, понял... Вы хотите, чтобы я вас полисменами назвал!? Ну, ни хрена себе полисмены... Те, я читал, могут даже роды на улице принять, а вы с вашими дубинками разве что обратно младенца загоните... Козлы!

Пичужкин не выдержал и, пошатываясь, вошел в соседний кабинет.

— Что здесь у вас происходит? — морщась, как от зубной боли, спросил он у того, который в «Скороходах».

Сержант промокнул фуражкой прозрачные капли пота со лба и, приложив ладонь к непокрытой голове, доложил:

— Товарищ лейтенант, эта спекулянтская харя вот уже как минут сорок над нами издевается, обзывает и дерется...

Пичужкин наклоняется над ползающим по полу задержанным и брезгливо спрашивает.

— Кто такой? Как зовут? За что задержали?

Весь окровавленный, в соплях и слюнях, мужичонка поднимается с грязного линолеума и протягивает лейтенанту руку.

— Мыкола Самуилович Сидоров, к вашим услугам...

Милиционер, слегка обалдевший от подобного коктейля имени, фамилии и отчества, неожиданно для себя самого пожимает грязную мужичонкову ладошку и слегка потерянно спрашивает его.

— Вы кто ж по национальности-то будете?

— Ох, батенька, лучше и не спрашивайте. Наши предки такого наворочали, а мы за них отдувайся. Вспомните нашего незабвенного классика Булгакова, так он вообще умудрился в жилах самой обыкновенной московской дуры отыскать королевскую кровь, а что ж тогда про меня говорить? Надеюсь, вы меня понимаете? О! Вы не можете меня не понять! Я вижу на вашем челе печать интеллекта...

Милиционер, поплевав на пальцы, потер свой лоб, словно пытался смыть с себя эту самую печать...

— Грязь, наверное — пробурчал он, глядя в рот говорливого задержанного.

А мужичок тем временем, присев на стул, жестом предложил лейтенанта присесть рядом. Тот растерянно садится...

— Вот у вас, уважаемый лейтенант, какая фамилия?

— Пичужкин, кажется... — неуверенно произносит Пичужкин, оглядываясь по сторонам.

— Вот видите! — торжествующе вскричал Мыкола Сидоров. — А кто знает, может быть, вы вообще должны отзываться на фамилию Фогель, или не дай Бог на Фогельман. А ну-ка, повернитесь в профиль.

— Слушай, ты! — взревел постепенно выходящий из прострации лейтенант.

— У меня в паспорте записано, что я Пичужкин и что я русский. Понял?

— Так и у меня в паспорте записано, что я — Мыкола Самуилович Сидоров. Так что, я могу быть свободным?

Пичужкин барственно махнул рукой и только у порога вдруг спохватился...

— А за что ж тебя взяли-то?

Сидоров приостановился, покопался в задрипанном рюкзаке и, вытягивая оттуда кирпич, проговорил:

— Вот, на блошином рынке кирпичами из Ипатьевского дома торговал...

Лейтенант взял кирпич, недоверчиво осмотрел его и робко спросил.

— А что это в ромбике написано «ГОСТ-1963»?

— А, заметили?— обиженный мужичонка вновь убрал свой кирпич на место, в рюкзак. — Вот и тот, который меня еще на рынке первым бить начал, монархист вшивый, тоже заметил. Вот тогда я и закричал на свою голову: менты, на помощь! А когда ваши прибежали и меня сюда привели, вся эта бодяга и началась... Часа уж два, как я у вас тут ошиваюсь...

В кабинете повисла предгрозовая тишина. Сидоров повертел своей костлявой шейкой в грязном воротнике рубахи и, по выражению лица стражи порядка догадавшись, что этот самый страж, то бишь лейтенант, так ни хрена и не понял, потерянно спросил Пичужкина.

— Опять, что ли, начинать все рассказывать, история-то длинная?

Лейтенант милостиво разрешил:

— А вы с самого конца, чтоб покороче...

— С конца? — наморщил лоб Мыкола и заорал:

— Менты козлы...! Оййййййй...

Юмор и сатира:
Печень трескиОпятаИнтеллигентнейший человек, ЗагоруйкоКирпичи — Беседа

Об авторе. Содержание раздела

Альманах «ИнтерЛит.01.06». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1330 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Ресторан кейтеринг, кейтеринг отзывы

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com