ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена БОНДАРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела. Новые публикации

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16

 

Солнечные качели (Паранойя)

You can take a horse to the water but you cannot make him drink.

                                        (английская пословица)

Светлые воды Мзымты поют о море.

Утро качает розовые качели.

Я о тебе читала в газетах, Торе...

Солнце, скользнув лучом по плечу апреля,

 

Сбросив с себя остатки ночного ига,

Сладко зевнув, раскрылось цветком граната.

Мама сварила чачу и мамалыгу.

Вечером будут гости. Боюсь, что сваты.

 

Свадьба. Жених — смеется. Какой ценой я..? —

Кто бы меня спросил, да никто не спросит.

Икона с обложки бестселлера... паранойя,

С чуть грустным вечерним взглядом, со взглядом в осень.

 

Заполночь все разъехались, сыты-пьяны.

Слюбится мал-помалу..? В прекрасном «где-то»

Плакали самолеты в воздушных ямах...

На чердаке, в соломе, дремало лето.

 

Желтые пятки Солнца покрылись пылью.

Птицы слетелись с гор на вечерний саммит.

Приторно пахнет розами и ванилью.

Хлопает ветер алыми парусами.

 

Выдали замуж дочку, женили сына.

Носим, как прежде, воду на коромыслах,

Сушим хурму, бежим по утрам на рынок:

Так и живем. А ты... Разве только — в мыслях?

 

Обугленной слева долькой, а может — долей,

Стынет Луна над морем, над взмахом весел.

Вот и поспели маки на минном поле.

Муж мой три дня — как мертв. Оттого и весел.

 

Траурный цвет... Он чем-то сродни неволе.

Черные воды вечно спешащей Леты

Тысячелетней пылью на антресоли

Лягут. Продам оливки — куплю билеты.

 

Солнце стоит на паперти. Я — в зените,

С полной корзиной смуглых, как ночь, оливок —

Наперевес. Казните меня, казните,

Те, кто безгрешен сам. На хребет прилива

 

Море возносит чаек. Но чайки — тонут,

С криком, роняя перья, во тьму, в поверья...

Буду стоять на мокрой спине понтона,

В шлепках на босу ногу, весь день. Поверь, я

 

Не создавала образы, образами

Не украшала горницу. Но, взлетая,

Под невозможно алыми парусами

Над частоколом волн, ты шептал: «Святая...»

 

Выстрелил штормом ветер с Новороссийска.

Тяжко скрипят натруженными стволами

Груши. Стада спустились с лугов альпийских.

До холодов управиться бы с делами.

 

Вечностью дышат горы. Цветут Стожары

Над одряхлевшей лодкой с дырявым днищем.

Я зачерпну водицы из Авадхары,

Стану еще моложе... желанней... чище...

 

Проводы... чемоданы... предтеча встречи —

Душное чрево ангела-самолета...

С вечера заготовила в зиму лечо,

А поутру плетень починить — забота.

 

Встану пораньше, развешу укроп в чулане,

Сыр подкопчу, забью петуха к обеду...

Пчелы седыми стали. Нектар желаний

Не обернется медом. Зачем я еду?

 

Фрукты проворно рву, да пакую в ящик.

Переложу газетами: так надежней.

Наши-то мандарины соседских слаще:

Сочные, ароматные, с тонкой кожей.

 

Родинка Солнца сделалась меланомой.

Сон был под утро странный, пожалуй — вещий.

Как рассвело, я выехала из дома,

В аэропорт. Мои документы, вещи

 

Кто-то украл. Видать, не судьба нам — слышишь? —

Вместе с листвой печалясь о блеклом лете,

Стариться под одной черепичной крышей.

Свидимся ли? Когда? На какой планете

 

Сядем вот так, под вечер, нальем мацони

Или вина из лунного винограда.

Горы отсюда видно, как на ладони.

Жаль, что они не вместе, хотя и рядом.

 

 

 

Согдиана (фрагмент)

Когда, в каком далеком далеке

Все это было с нами?...

........................................

 

Согдийская распутница — весна...

Сирень на подоконнике и ноты...

Мелодия ... песнь песней Нино Рота

К «Ромео и Джульетте» из окна

Рвалась, цепляясь шлейфом за карниз,

За пыльный фриз облезлого фронтона.

Ты наблюдал с соседнего балкона

За мной, Джеймс Бонд, а я смотрела вниз

 

Где ты был, когда меня не было?

 

Где меня никогда не было... не было... не...

Где я была?

Безнадежно-счастливое утро... раскрытые ноты...

Нино Рота...

 

Библиотека. Пыльные черты

Трактатов Авиценны — Ибн-Сины.

Из сада тянет мокрой древесиной...

«Вас можно проводить?» — «Давай на «Ты:)»

 

Помнишь?

Пестрело небо росчерками птиц

С утра, а ночью падали в барханы

Метеориты. Плыли караваны

Теней... безмолвных призраков, без лиц.

Оазисы встречали падших ниц

К стопам почившей в Бозе Согдианы.

 

Порой Норд-Ост, любитель пофорсить,

Бросал на город гроздья светлых бусин,

И мы, от налетевшей с неба грусти

Спасаясь бегством, прыгали в такси.

Потом — всю ночь читали Фирдоуси

Взахлеб и непременно — на фарси :)

 

На выщербленных скулах минарета —

Остатки облицовки... пряных слов...

Газели неизвестного поэта.

Через дорогу — рынок: жирный плов,

На дыни цвета солнечного света —

Высокий спрос. Харчевня — за углом,

И голуби из ветхого завета

Слетелись поживиться у котлов.

 

Срастаясь с небом, выдохнувшим дым

Из облаков, идешь, покуда веришь.

Храни тебя, Господь, мой бедный дервиш,

Мой странствующий дервиш, пилигримм.

 

Помедлив, Солнце, светлый падишах,

Смежает абрикосовые веки.

Ты с каждым шагом ближе к небу... к Мекке...

А я — к земле. Спаси меня, Аллах!

 

О, как я устала... широкие спины

Товарных вагонов... чудовищно... странно...

Стану, как все, обожженною глиной.

Я — Согдиана... сама Согдиана.

 

Мне — сорок лет. Ты более, чем жизнь

Ты — более, чем... выше — не подняться.

Мечты воспроизводят... миражи.

А завтра — мне исполнится тринадцать.

 

Согдийский зной рождает миражи...

 

... ... врозь?... ... ... ... ...

 

Кувалдой — по темечку.

... ... брось,

Кинь в меня семечку.

Я взойду. Прорасту.

Вырасту...

Ну, посмотри же,

Я тянусь... удлиняюсь, вытягиваюсь, как... жевательная резинка.

Я — насквозь трансцендентна. Чуешь?

Да нет, не пьяная... не пьяна я...

Тебе — показалось.

 

Терпи — до завтра. Завтра я умру

Скорей, чем солнце врежется в барханы.

Тринадцать лет — за утреннюю грусть,

За мимолетный призрак Согдианы.

 

Не бейте меня, боги, я сдаюсь.

 

В неторопливом небе над Самаркандом —

... ... ..тысяча и одна... ... ... ... .

Призраки бродят в тени минаретов...

Неосязаемы... неощутимы...

Пилигримы...

... ... Века —

В глиняных черепках,

Отголосках песчаных бурь...

Плазменный шар на верблюжьем горбу...

Я — тысяча и, может быть, одна,

Одна из тысяч... тень от минарета...

И я — в тени, и не достать до дна,

До горечи, помноженной на «где-то».

 

...Имя твое — шербет.

Звуки ласкают нёбо,

Патокой растекаясь по деснам,

Невыносимо ... медленно... сладостно...

Обморочно... плавятся... тают... ускользая,

Где-то под языком...

Оставляя яд послевкусия...

 

Сегодня мне — сорок лет.

Русла — песком

Пересыпаны. Солнце ушло...

До завтра, а завтра мне будет тринадцать.

Будет ли?

Я — Согдиана...

Слышишь меня?

Давай подождем до завтра.

А сегодня...

 

Лунная лампа натерта до блеска.

Джины уснули. На выцветших фресках —

Шафранные сны, совместимые с былью,

В утреннем небе, пропахшем ванилью,

Ангелы чинят побитые крылья.

Все уже... было?...

 

Фархад — в запое. Бедная Ширин!

Загаженная мухами картинка

Из прошлой жизни... гаснет керосинка.

Над кем же ты смеешься, Алладин?

 

В зеленой лампе... тысяча чертей!

До одури... ах, чтоб тебя, плутовка!

Все лампы — лгут. У джиннов — забастовка.

Безносое чудовище в фате —

 

За дверью. Не открою. Не отдам.

Сплету венки из розовых настурций.

Как жаль... ни обмануть — ни обмануться,

Ни затянуть на горле провода.

 

Ветер...

Выгоревшее небо над Самаркандом

Плюется копотью...

Скоро все кончится...

 

Скоро... все...

Пыльные бури... шафранные ветры...

Сотрут мою грусть со стены минарета.

 

Давай с тобой поженимся, родим

Детишек, заживем, как все. Тринадцать...

Молчишь... прости... не стоит волноваться

Я — прах на манускриптах Саади.

 

Ты будешь ... меня на кислых овечьих шкурах,

До тех пор, пока не утихнет ветер

Пока не иссякнут арыки

Пока звезды...

Не превратятся в медуз, выброшенных на сушу...

Хуже ли,... лучше...

Не все ли теперь...

...не все ли...

 

Дряблое тело неба над Самаркандом...

Купает пыльные звезды в сухих колодцах

... ... ... ... .не надо... ... ... ...

... ... ... ... ... ... ... ... ... .Обойдется...

 

На ветхом снимке — новенький трамвай.

Остывший чай на тумбочке и ношпа.

Я буду спать, когда ты не проснешься,

Когда ты не... я буду... засыпай.

 

Когда ты... не... я — буду. Слышишь? — Буду!

Лежать, прижав фарфорового Будду

К чахоточной груди, когда ты не...

Ушел трамвай. Да шут с ним, не последний.

Хромой кондуктор, чокнутый посредник,

Он всё, каналья, знает обо мне.

 

Сто пудов на груди... сто веков...

Понимаешь ли это?

КараузЕк*... моя черная... Лета...

... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... ... лепта...

Шафранные дюны, согдийские горы...

Скоро

Я умру, на этих вонючих шкурах...

Хочется пить. Пересохли колодцы.

Все обойдется?

 

Цитадель, изнасилованная временем —

 

... любовь?...

 

Держите меня, люди. Глубоко

В зиндане... темень. Мне сегодня — сорок.

Я покидаю хлопковые горы

Никем не одолимых облаков

Затем ли, чтобы ты меня любил

В языческом гробу, пропахшем псиной,

Дерьмом, сопревшим войлоком, бензином,

Бессмысленным: «To be or to not be»

 

Увенчанным нытьем полубогов

О некогда цветущем Гулистане?

Выходим из... метро, на Теплом Стане.

Освободите, граждане, вагон.

___________________________

• Караузек — черная речка.

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16

Прайс на электромонтажные работы и установка люстр Екатеринбург electric196.ru

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com