ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Елена БОНДАРЕНКО


Об авторе. Содержание раздела. Новые публикации

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16

 

 

Твои прикосновенья так нежны...

 

Твои прикосновенья так нежны...

Твои явленья безотрадно редки...

Печаль волны укачивает сны

И яхту нашей взбалмошной соседки,

 

Которая твердит, что надо брать

От этой жизни все, покуда — живы.

Соленый ветер, дующий с залива,

Взвивает облаков седые гривы,

Листает бегло нотную тетрадь.

 

Неоновых иллюзий конфетти...

Беспомощно и сладко грезит кто-то

О серебристых крыльях самолета,

О яблонях, которым зацвести

 

Давно пора... Привычен Млечный Путь,

Неловко перепачкавший в известке

Далеких звезд мерцающие блестки...

Господь с тобой. Управлюсь как-нибудь.

 

Бог даст, поспеет слива, алыча...

Ладони лета золотом шафрана

Коснутся загорелого плеча

Над плечиком льняного сарафана.

 

О, эта роскошь грезить целый день

О тех, чьи лики безмятежно святы...

Мы так светло, невинно виноваты...

Беспомощно цепляются за тень

 

Ограды ветви высохшей почти,

Уставшей умирать больной черешни.

Жалей меня желанной, грешной, вешней...

Как светлячка, с ладони отпусти.

 

Плоть неба и земли — заподлицо

С усталым солнцем. Облака заплата

Над морем... Вечер выплеснул в лицо

Остатки недопитого заката.

 

За черным срубом ветхого сарая,

За тенью от ветлы длиною в жизнь —

Нечеткий след протоптанной межи.

Мы счастливы, как дети и бомжи.

«Какая ты наивная, смешная,

Нездешняя...» Над пропастью, во ржи»...

— Еще, еще, пожалуйста, скажи...

Снегурочки не плачут, умирая?..

 

Грустит над морем ласковый, нетленный,

Почти домашний звездный Гончий Пес.

Моя опора, двигатель вселенной —

В игрушечной машинке без колес,

 

В оплаканном скелетике птенца,

Схороненном во чреве старой штольни,

Помноженном на детство, брус крыльца,

На птичью грусть высокой колокольни,

 

Паденье, безысходное пике,

Мольбы о тех, кто горестны и кротки...

На счастье о коротком поводке

Избытой двойкой в школьном дневнике

Ложится контур кованой решетки,

 

Смещая времена на три часа,

Туда, где тени — гуще, сны — короче...

Я снежной королеве белой ночи

Отдам полцарства, баллы, голоса,

 

Полозья лыж, впечатанные в снег,

И, никого ни в чем не упрекая,

Люблю тебя светло, как Герда — Кая,

Пресытившись несбыточным навек.

 

 

* * *

 

Капитан, старик благообразный,

Гладит Смерть по синим волосам.

                     (Михаил Дынкин)

 

...там жители доверчивы и глупы,

И ветер не раскачивает трупы

На черных, обгоревших тополях.

                      (Алексей Ерошин)

 

Распятье в головах, а за спиной —

Гигантские обглоданные шпроты,

Скелеты елей, вязкое пятно

Подернутого плесенью болота.

Там филины смеются до икоты

И, слава Богу, что не надо мной.

 

Черней земли — точеные черты

Торчащей из угла посмертной маски.

За то, что мы горды, как монегаски,

За то, что мы живучи, как скоты,

 

Нас высекут на псарне. Я — умру.

Ты будешь жить, мусоля, год за годом,

Подъеденный романтикой исхода,

Огрызок пуповины. На ветру

Подтаявший сугроб — гниющий труп,

Сочится темной жижей. В переходах —

Толкаются, меняют, продают,

Ругают: кто реформы, кто — погоду

Под оком окон, в радужных разводах,

Давно не мытых. К празднику — протрут.

Над призраком цементного завода-

Седая пыль со снегом... поутру

Угарный дух зимы — заложник труб

Ползет по венам узких дымоходов

 

Куда-то, вверх... небритая щека

Штакетника. На вспененной кровати,

Под флагом крепдешинового платья

В горошек... я люблю Вас, Океан...

А Вы?... а я... простите, что некстати...

Бесстрашные, как львы, морские тати,

В пути, да не оставит их Создатель

Своею мило... мрачен капитан.

Покрытые рапой обломки скал —

Двоюродные каменные братья

Тому, над кем сомкнулись облака,

Подрезанные крошечным распятьем,

 

Впечатанным в ладонь... А ты бы смог,

Утешившись в цепи реинкарнаций

Единственным звеном?... молчи... прижаться...

А помнишь, для тебя — «Моё богатство»,

На «Хит-FM»?... умора, да и то...

Вот так, еще теснее... видит Бог:

Свобода — это то, что между ног.

Всё остальное — равенство и братство,

Оплаканный Вестминстерским аббатством,

Вчерашней Mirror* фиговый листок,

.....................................

Лицом — к стене. Живее. Hände hoch!

________________________

* The Mirror (Зеркало)— Британская газета бульварного толка.

________________________

 

 

* * *

 

На доски покосившейся скамьи

Легла июля теплая ладошка.

По-стариковски, тополь у окошка,

На солнышке пригрелся... И дорожку

Прилежно протоптали муравьи:

По дереву... по венам... «понарошку»,

 

А не «взаправду», в кронах тополей,

По нотам в Лету канувшего детства,

Играет ветер сбивчивое скерцо,

Созвучное с дыханием полей.

 

В проеме равнодушного окна

Белеют занавески-недотроги.

В моей авоське: полдень... тишина...

Терпенье... муравьиные дороги...

 

Тепло древесной высохшей коры,

Шершавой, словно бабушкины руки...

Взрослеют дети... Подрастают внуки...

Разлуки?..  — Перебьемся... до поры.

 

Уставшие, стихают голоса.

Послушно льнут к земле густые тени.

Все круче ветхой лестницы ступени...

Но — ближе, с каждым шагом, — небеса.

 

 

Вендетта по-рыбьи

 

Всю ночь — костры. Камыш, наверно, жгут.

Не то зовет кого, не то — курлычет,

Ворсинки нот закручивая в жгут,

Да о своем, о девичьем, о птичьем...

Прости, но больше просто не могу,

 

В печалях о тебе, Пресветлый Князь,

Распотрошенной, жабрами — наружу,

Провяленной на солнце рыбьей тушкой,

Облитой жиром, сохнуть и, к тому же,

Огонь — «Купанье красного коня»

В широком, мелком лоне ложи? Лужи?

Да ну вас, кувыркайтесь — без меня,

 

Канальи, чтоб уже — наверняка,

Подталкивая ломтик балыка

К воронке пищевода — подавиться,

Хрипеть, сползая на пол: «Где ты, птица?»

Тяжелый, едкий смог — под облака...

 

Пятно Селены — родинка в паху

Создателя. О чем ты? — Хуже смерти

Такая Камасутра. Где тут черти?

Где ангелы... Монтекки... Капулетти...

Клубятся: кто — внизу, кто — наверху...

В дыму, оно не видно: Who is who?

 

 

* * *

Я научилась мысли читать с разбега.

Дни без тебя беспомощны, как котята.

Бог пробивает звездами ступни неба.

Небо не понимает — за что распято.

 

Вытертый плед... евангелие Джерома.

Сумрак течет по венам миндальных веток

В стылое лоно заводи у парома.

Птицам — и тем не сладко вдали от дома.

Крылья... ветра... бессонницы... Где ты?

— ...Где-то...

 

Тихо-то как! И в лодке давно не трое.

Сколько тогда мне было... Поди, пятнадцать?

Помнишь, до нашей эры мы жили в Трое?

Ты меня так любил, что решил... расстаться.

 

Задрапирую чисел пустые ниши

Саваном, занавесками или снами.

Мне бы тебя позвать на полтона тише,

Чтобы услышать тех, кто уже не с нами.

 

 

Штрихи к предзимью

 

Перебирая четки-полусны,

Пересыпая снегом побережье,

Вбирает ночь сомнительную нежность

Несвежего горчичника Луны.

 

Остатки неба в скважинах дворов

Теряются, потухшие в невзгодах,

Неврозах и осадочных породах

Земли, однажды вставшей на ребро.

 

Избыток солнца где-то за бортом,

В паяльной лампе будущего лета,

Под парусом порожнего пакета,

Хватающего воздух черным ртом.

 

В больной гортани — пластиковый ком

Растерянности с привкусом чахотки.

В чулане — лук, уложенный в колготки

Застойных лет, пропахших чердаком.

 

Оседлости нательный, грубый крест...

Союз айвы и квашеной капусты.

А птицы машут крыльями до хруста

И поезда штурмуют переезд.

Люби меня, пока не надоест.

 

!?..........................пока не надоест,

Пока не рявкнешь «Чтоб ты, курва, сдохла!»

Зверея, град расстреливает стекла,

Уничтожая слОган «Off the Best...»

 

За окнами, где грязные бинты

Прибоя пеленают мощи пляжа.

В саду — переполох. Привычно вяжет

Во рту хурма. Предзимье... Крепкий тыл?

 

Диагноз? Пошлый брэнд или каприз

Живущих по закону бутерброда,

Летящих мордой в грязь и маслом вниз...

Да здравствует нелетная погода!

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13    14    15    16

купить счетчик газа сгк 4 владимир.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com