ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ЧЕРНЫЙ ГЕОРГ


Об авторе. Содержание страниц

РАЗЖИМАЯ ПАЛЬЦЫ ПРИВЯЗАННОСТЕЙ

 5    6    7    8    9    10

 

 

Пятничная памятка водителя

 

В тесной дежурке сидели врачи, что-то писали...

 

Он молча курил.

Запахи йода, эфира, бинтов — дым сигаретный не мог перебить.

Как свою память в себе отключить?..

Пить — бесполезно.

Давай, говори...

Девочка в плюшевом жёлтом пальто,

кровь — цвета ягод ноябрьских рябин...

 

Лента событий — опять и опять — крутится в ватно-пустой голове.

Шорохи шин, свет приборной доски...

Слякотный вечер, все мчатся домой...

Как бы всё это назад отмотать?..

Разве сознанием жив человек?.. Чем бы разрезать свой мозг на куски?..

Только б не ты, — кто угодно другой!..

Контуры трёх с половиной секунд:

тормоз — занос — звук удара — И ВСЁ.

 

Кажется, можно вернуться назад,

скорость уменьшить, запить, заболеть, выбрать какой-то окольный маршрут...

Всё, всё на свете, — лишь только б лицо это не видеть

и эти глаза.

Только б не быть — тем, кто выдал билет

неосторожно метнувшейся — сквозь

плотный поток проходящих машин...

Вот он, конец всех на свете начал. Детское тело — неловким комком...

 

Что было дальше?..

Куда её вёз?..

Дверь неотложки пытался крушить,

Что-то кричал — исступлённо — врачам...

 

После обмяк, как-то слишком легко...

 

Главный сказал: «Успокойся,

давай сделаем флуфеназина укол.

В том, что случилось, никто не винит... — тот, из ГАИ, попросил передать...»

Мимо больницы проехал трамвай...

 

Слёзы размазав дрожащей рукой, выдохнул, глядя в окно на огни:

«В том и беда.

В том-то вся и беда...»

 

 

 

Безбрежнее, чем смерть

 

Ночью свет становится чёрен.

Поутру бела темнота.

Косточкам гранатовых зёрен

Незачем учиться летать.

Мы себе отрезали крылья, —

Пусть теперь другие растят.

Помнишь, как когда-то любили —

Камнем падать вниз на асфальт?..

 

Кто видел ангелов без крыльев,

Легко себе вообразит:

Они давным-давно забыли,

Кем начинали жизнь.

И если, падая на землю,

Ни капли страха не иметь,

Нас поглотит закат осенний —

Безбрежнее, чем смерть.

 

Оси разрыхляющих судеб,

Спутники с далёких орбит...

Нас с тобой никто не осудит —

За попытку их разлюбить.

Чем нежнее тонкие нити,

Тем сложней из них выпадать.

Веришь? — Отголоски событий

Долетают даже сюда...

 

Кто видел ангелов без крыльев,

Легко себе вообразит:

Как можно пользоваться стилем —

И подменять им жизнь.

Но если, падая на землю,

Ни капли страха не иметь,

Нас поглотит закат осенний —

Безбрежнее, чем смерть.

 

Рано или поздно — погаснут

Все светила в чьей-то горсти,

Можешь — наблюдать безучастно,

Спорить, заклинать и просить.

Опыт порождает бессильных —

С верой в гравитации власть.

Знаешь? — Не нужны даже крылья —

Для того, чтоб в небо упасть.

 

Кто видел ангелов без крыльев,

Легко себе вообразит:

Насколько может быть всесильной —

Потраченная жизнь.

И если, падая на землю,

Ни капли страха не иметь,

Нас поглотит закат осенний —

Безбрежнее, чем смерть.

 

 

 

Побег

 

Пойдём! — Я с тобой поделюсь — не котлетой,

Не плюшевым зайцем с оторванным ухом...

Пойдём! — Я готов поделиться секретом —

С тобой, уже месяц моим лучшим другом.

 

Давай убежим! Насовсем, представляешь? —

Из нашего — пятого — детского сада.

Тихонько, как ветер касается клавиш, —

Туда, где назад возвращаться не надо.

 

Я знаю, где выход, где дверь не закрыта.

Мы через подвал проберёмся наружу...

Нам больше не скажут: «Ты плохо воспитан!»

Не станут ругать, что гулял и простужен.

 

За многоэтажкой мы выйдем к оврагу,

— (Я видел, когда в поликлинику ездил) —

И там, вдоль ручья, где кусты волчьих ягод, —

Мы будем шагать, взявшись за руки, вместе.

 

О нас, может, даже ещё пожалеют...

Отправят отряд воспитательниц строгих

По нашим следам, и двух-трёх Бармалеев.

Собак Баскервилей пошлют, для подмоги.

 

Но — я научу тебя, как сбить со следа:

Мы через ручей перейдём, возле дамбы,

— (Воды в нём и тины — всего по колено) —

А дальше — не будет ни мамы, ни папы...

 

Не бойся! Там некого будет бояться.

Пойдём, — где деревья большие, до неба.

Где море, мультфильмы — про волка и зайца,

Туда, где никто, кроме нас, ещё не был...

 

И — не поведут нас колонной, всех вместе.

Забудем запрет — не кричать и не бегать;

Нас строить по парам не будут... А если

Захочется солнца зимой, летом — снега,

 

То — только скажи — и сейчас же случится!..

Я знаю, так часто бывает — без взрослых.

Пугать, что язык нам намажут горчицей —

Не станут, ни — шлёпать, ни ставить по росту...

 

Когда тихий час, мы легко всех обманем.

О том, что нас нет, не спохватятся скоро.

Я булку с обеда припрятал в кармане.

Ну что, побежали? — Вдвоём, до забора...

_____________________________________

По мотивам: «Убежим до обеда» Ольги Эм

 5    6    7    8    9    10

Tо Fаthоm Hеll and Sоаr Angеlic ЧГ в натуре больше, чем ЧГ Чёрный Георг in love
Осень в Вечном городе — Разжимая пальцы привязанностей — В гостях у сказки

Об авторе. Содержание страниц

Заказать фотообои Смоленск

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com