ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ЧЕРНЫЙ ГЕОРГ


Об авторе. Содержание страниц

ОСЕНЬ В ВЕЧНОМ ГОРОДЕ

 1    2    3    4

 

Bona fide. — Без обмана

 

Заполнен серебряной дымкой

С весенней листвы ароматом

Тот парк, где — расколотой льдинкой —

Звенит наше «больше не надо!»

Не надо нам больше встречаться,

Не стоит продлять эту боль, и

Не следует — ждать, изменяться...

Ура! — Отпускаем на волю

Друг друга.

 

Набухшие почки

Стремятся, как вены, раскрыться.

От ветра трепещут листочки,

Мелькают прохожие лица...

Там маленький солнечный зайчик

Несётся стремглав через парк, и

У клумбы ревёт толстый мальчик,

Ему обещают подарки...

 

Какие-то бегают дети, —

Играют во что-то, наверно.

Тепло и чудесно на свете.

Зачем же на сердце так скверно?..

Там ты по дорожке уходишь,

Весь мой и окутанный солнцем.

Не плачу. Смеюсь я, — и то лишь

У глаз не темнеть чтобы кольцам.

 

И жду, что — вот-вот обернёшься...

Но нет!.. Ты на память нанижешь.

Честнее, чем я, засмеёшься...

И я так отчётливо вижу

Весеннюю эту картину

В зелёном плетении кружев,

Где я — не кричу тебе в спину:

— Ты нужен мне!

— Нужен мне!!

— Нужен!!!

 

 

Лютиковые поля

 

За окном который день вьёт пурга,

небо от земли — поди отдели!..

Отделил... — зачем-то пришёл назад,

отнимая пяди моей земли;

мне — напоминанием о любви,

что полями лютиков расцветала...

Всё напрасно, милый мой! — не зови,

склеивать разбитое — смысла мало.

 

Я реанимированную жизнь

не сложу послушно к твоим ногам,

и мои, тобой опутанные, мозги

не покатятся — катушкой — вниз, под диван.

Видишь?.. — зрению приходится помогать

— (доминанты чувств, прошу, не буди!) —

узнавать — ужасного, умного сверх-врага,

ничего не оставляющего в груди.

 

Пусть ей вспоминаются по ночам

лютиков поля, пикники с тобой, —

поздно! — выбор сделан не сгоряча:

безнадёжный мир лучше добрых войн.

...И опять я понимаю, что никогда

ярко-жёлтыми головками не гореть...

И опять — уныло плывёт среда,

и опять мне хочется.........

 

 

В стакане летнего рассвета...

 

— Как больно, милая, как странно,

Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,

Как больно, милая, как странно

Раздваиваться под пилой.

   (А. Кочетков, Баллада о прокуренном вагоне)

 

В стакане летнего рассвета

Желток сварившегося солнца...

И ты сидишь в короткой майке,

И я — на двадцать лет моложе.

Мы можем вдаль нестись, за ветром,

Смешаться в доме у Облонских, —

И не висеть полночи в Скайпе,

Пока не зеленеет кожа.

Как больно, милая, как странно —

Расслаиваться на фрагменты

Давно забытых слов и звуков,

Прикосновений тёплых пальцев...

 

Когда живёшь в различных странах,

Ешь тьму растительных ферментов, —

Какая может быть «разлука»?!

Пониже опусти забральце,

— (Кольчужка больше не налезет

На располневшие бочины) —

Зато мечей — с излишком хватит, —

Десертных, рыбных и для сыра...

 

Все, кто из грязи вылез в князи, —

По бессознательным причинам

Ждут, как анчоусы в салате,

В своих трёхкомнатных квартирах,

Когда распустится — бутоном —

Рассвета лилия-ароид,

И потекут людские лица —

Потоком вредных насекомых...

 

Прозрачный серп луны утонет

За лепестками новостроек.

А гром и дальние зарницы

Не потревожат — невесомость,

В которой мы парим, качаясь,

В лагуне сбившейся кровати,

И половинки круассона

Жуём, — взлохмачены, раздеты,

Порой без кофе и без чая...

Ведь счастья — всем на свете хватит —

В желтке сварившегося солнца

В стакане летнего рассвета.

 

 

Сладкий город

 

Город, засыпанный сахарным песком, осторожно вторгается в душу.

В нём шрамы моих вёсен уверенно стучат туфельками красными.

В нём юноша живёт — со снятой кожей, но до чего несносен, до чего несносен!

Глаза его меняют цвет от настроения, принимая оттенки самые разные.

Город, где нет серебра у висков, — отчего я войти в него трушу?

Почему мне так сладко смотреть издали —

И твердить: «Я такой же, другой — но такой же, иной — но всё тот же самый»?..

 

А кто, спрашивается, знает — какой «такой»? Слова напрасны, всегда напрасны.

Смехотворны, когда речь заходит о времени.

Его режущая десятиминутная кромка — всё реже проходит мимо,

Не снимая положенной стружки.

Видишь дорожки в парках? — далёких солнечных кошмаров продолжение —

Пусты и устланы листьями опрятно.

В их плену что-то кружит, кружит, кружит, кружит...

Это такой простой лабиринт. Простой и безвыходный лабиринт.

 

Оставь меня здесь. Или забери. Но сначала оставь. Забери, забери! —

С дождя пипетками. С бабочками ночными.

Светлые веснушки усыпали землю оплывающим свечным воском.

Этот город, засыпанный сахарным песком, лежит внутри, а я — снаружи.

А вокруг — лет разбухших несколько десятков. —

Два? три? пять? А может, все восемь?..

Вот уже и на солнце редеют пятна.

Город в руинах, разрушенный город. Город, который невозможно разрушить.

 

Единственное место, где я хочу находиться, — откуда не надо возвращаться обратно.

Место, где моё сердце поёт — так невероятно высоко-высоко-высоко!..

Город, который любит меня, но — почему он со мной никогда, никогда не дружит?

Город, где ты каждый день просыпаешься с улыбкой.

И смотришь — на меня, на меня, на меня! — и шлёпаешь ко мне босиком.

Город, построенный из иллюзий, — он реален, но с моим настоящим несопоставим.

О, как он мне нужен, как до смерти мне нужен!

Город, где ты поутру не становишься чьей-то мечтой — бесплотной и зыбкой.

Сладкий город, который никогда не сможет стать моим. Никогда не будет моим.

 

 

Алхимия наших отношений

 

Дождь пальцами ощупывает лица, как слепой,

Прозрачными бороздками стекает по стеклу...

Я снова говорю тебе: «Не уходи, постой!»

И вижу: удлиняются — горелками Теклю —

Размытых окон контуры... Ретортой — неба ковш

Завис — и дистиллятом поливает всё вокруг.

Ты хороша безумно, — так, что глаз не отведёшь.

Кто я тебе теперь?.. — Не враг, не boy-friend, и не друг...

 

Промокшие кусты примятых ветром чайных роз

Без споров отдают свой цвет — растущей темноте.

Ты молча ждёшь, когда я соберусь задать вопрос.

Я молча жду, как ждёт танцор партнёршу в фуэте...

 

И время истекает — флегмой из разбитых колб,

Неосторожно сброшенных Алхимиком-Творцом.

Смятение и тяжесть превращают меня в столб:

Чтоб задавать вопросы здесь, быть нужно — храбрецом!..

Затерян в межпланетной пустоте ответ. Когда

Домой вернусь я, то пойму — мгновенно и без слов...

Лишь в телефонной трубке тихо плещется вода,

Да ветер обрывает лепестки ночных цветов.

 1    2    3    4

Tо Fаthоm Hеll and Sоаr Angеlic ЧГ в натуре больше, чем ЧГ Чёрный Георг in love
Осень в Вечном городе — Разжимая пальцы привязанностейВ гостях у сказки

Об авторе. Содержание страниц

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com