ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

ЧЕРНЫЙ ГЕОРГ


Об авторе. Содержание страниц

ЧЁРНЫЙ  ГЕОРГ  IN  LOVE

 

небо мёртвых

 

ты вспоминаешь все её черты,

на небо мёртвых глядя по ночам,

забывший — под покровом темноты, —

что никогда такую не встречал.

 

на небе мёртвых — полная луна

висит, как губка, впитывая боль...

ты звал — она пришла, совсем одна.

совсем одна, наедине с тобой.

 

осмелившись ей заглянуть в лицо,

простив себя за всё — и ей простив,

поймёшь: бессчётно множество концов

в пределах бесконечного пути.

 

и осознаешь, в чём твоя вина,

и то, что нет спасенья вне её,

зане — земля у нас всегда одна,

а небо есть у каждого своё.

 

 

Она

 

Она была высокой. И вовсе не худой.

Был окружён осокой и дождевой водой

её чертог, — затерян в прибрежной полосе.

Её боялись звери.

 

Е ё  б о я л и с ь  в с е.

 

Она ходила тихо, как ветер по ставкам,

и побеждала лихо, — никто не знает — как,

подобно провиденью и солнечным лучам.

Вздох лиственных растений всегда её встречал.

 

А мы её не знаем, и видеть — не хотим.

Все мысли наши — в мае, и все тела — в пути.

Пусть день наш будет долог, пусть нам весна поёт.

Мы спрячемся за полог, чтоб скрыться от неё.

 

Она нас не искала. — Зачем ей нас искать?..

Она прошла по скалам; ей следовал закат.

Переполняя чашу, заухала сова...

Мы прошептали наши последние слова.

 

...Вошла, неслышным шагом, и запахи внесла —

темнеющего сада, вечернего весла

и опустевших улиц, уже глаза в глаза...

 

и тихо улыбнулась

скрывающимся за

 

 

endless summer

 

и всё-таки, я буду звать тебя — летом,

хоть знаю прекрасно: теплее не станет,

как станет от чая, верблюжьего пледа,

ночной перспективы — завиться хвостами...

 

дождись меня, как дожидаются лета, —

с луной, тёплым морем и запахом йода,

вплетаясь в узор разлинованных клеток —

остывшего мозга и спальных районов.

 

останься — среди бесконечного лета.

болтай. обнимайся. катайся на пони...

подходит пора — вспоминать о билетах

в места, о которых так сладко — не помнить.

 

уедешь... а я буду звать тебя — летом.

болеть. видеть сны о потерянном доме.

встречать Новый год и брести за ним, следом.

 

так тихо снежинки летят сквозь ладони...

 

 

8 x 12

 

Какие глупости, наплюй! — Наплюй на игры с головой.

Не огорчайся так, не плачь. За что, за что тебя простить?!

Наш привокзальный поцелуй не отменяет приговор:

Восьмой плацкартный на двенадцатом пути.

 

Такая в сущности простая и смертельная игра,

Когда нельзя ни передумать, ни отыгрывать назад.

Друг друга пробуем спасти — ценой невысказанных правд,

Все наши действия об этом говорят

И говорят.

 

В раздельном мире островов и обособленных границ

Мы оба выбрали тот шанс, который выбрал — не прийти.

И звёздный лифт стоит, — готов до преисподней мчаться, вниз:

Восьмой плацкартный на двенадцатом пути.

 

А мы всё смотрим друг на друга сквозь бушующий вокзал

И не решаемся разъять объятий мёртвое кольцо.

И, кроме всем известных слов, мне больше нечего сказать,

И вся оставшаяся жизнь — одно лицо.

Твоё лицо.

 

Последних несколько минут опустошают — от и до.

Твой взгляд внимателен и тих, но прожигает до кости.

И я внезапно узнаю, на что похож Армагеддон:

Восьмой плацкартный на двенадцатом пути.

 

 

монохромная пятница

 

осенний ветер сдул меня,

подняв за ворот, как щенка.

 

а я брыкался и пенял —

на холод, дождь и облака,

и порывался убежать

от мокрых турбулентных рук...

и было, в общем-то, не жаль

утратить зрение и слух,

упав в объятия — кому?.. —

костлявой комнате, где стен

геометрический хомут

пространство раздавил совсем.

и в этой комнате, на дне, —

ни кошек, ни собак, ни птиц,

в ней даже тараканов нет!

но там по-прежнему висит

твоя картинка, а на ней

горят далёкие огни...

 

и вырастают — без корней —

цветы, не ставшие людьми.

 

 

до свиданья лето до свидания

 

ранней осенью вдыхать запах лиственный

следом за тобой входить в чащи мглистые

быть вдвоём у берегов тёмных быстрых рек

там где солнце тонет в них даже не прогрев

в снулых сумрачных лесах под корягами

безразлично в чьей норе лишь бы рядом

 

или rendez-vous в тиши тайной крипты

по ступенькам вниз идти в почву врытым

слабый огонёк свечи старит тенями

формы совершенных лиц их свечение

и опять в лесу вдвоём рука в руку

потеряв предел словам вере слуху

 

мне кукушкины посулы не дороги

предпоследнее ку-ку лучше ста других

даже солнечных морщин кракле с патиной

не заставят перестать обнимать тебя

на тропинке с безымянными травами

там где я смогу сказать дальше только мы

 

незаметно для других сможем встретиться

там где лошадь с головой в форме месяца

и помешкать у закатной границы

и ещё понаблюдать звёзды низкие

скоро сосны полыхнут канделябрами

это ты мне говоришь дальше только мы

 

 

тупицы

 

подвал — это чердак, который не ведёт на крышу.

(урбанофольклор)

 

в подвале холодно и страшно.

воняет кошками. темно —

поскольку верх окна закрашен.

зачем закрасили окно??

мы убежали, но, похоже,

нам больше некуда идти.

тебя такая мысль тревожит?

меня — немного, что ж, прости.

 

давай поговорим о планах...

но планов тоже больше нет.

без планов оставаться — странно,

неправильно... ты веришь мне?

тупым — фатальности полезны,

и не отвертишься теперь...

как мы вообще сюда пролезли

сквозь зарешёченную дверь?..

 

бисквитной сдобы запах сладкий

вообразишь — и вдруг поймёшь.

я не скажу, что всё в порядке,

мы оба знаем: это ложь.

но пусть — и страшно, и нелепо,

занозы, крысы, сквозняки...

гляди в меня, как смотрят в небо.

 

не отпускай моей руки.

 

 

блинчики на воде

 

мы шли босиком, от заката к рассвету,

и море плескалось, и чайки кричали,

и ты мне сказала, предчувствуя лето:

на все наши беды не хватит печалей...

 

и я, причастясь совершенным искусством,

как шейх, прокатившийся на Запорожце,

познал удивительно сладкое чувство,

внезапно поняв — почему ты смеёшься...

 15     16     17 

Tо Fаthоm Hеll and Sоаr Angеlic ЧГ в натуре больше, чем ЧГ Чёрный Георг in love
Осень в Вечном городеРазжимая пальцы привязанностейВ гостях у сказки

Об авторе. Содержание страниц

Альманах 1-07. «Смотрите кто пришел». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,4 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Websites with натяжные потолки москва цены.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com