Rating All.BY

ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Путеводитель по Библии

Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»

Христианские ресурсы Путеводитель по Библии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ

Валерий МИТРОХИН


ПОД МЕСТНЫМ НАРКОЗОМ
маленькая поэма

 

 

1.

Мне сороки настрекочут сроки.

Мне кукушки годы накуют.

А стихов бесхитростные строки.

Птички на рассвете напоют.

 

На лету сорвусь и кану в Лету

Грянет гром и совершится Суд.

И в подарок новому поэту

Отнесут стихов моих сосуд.

 

Незаметно он сроднится с ними

И себя звездою возомнит,

Будет называть стихи своими

И, возможно, станет знаменит.

 

Так когда-то мне чужие строки

Приносили на хвосте сороки.

 

2.

 

Святому Луке

(Валентину Феликсовичу Войно-Ясенецкому)

 

Высоко витаю. Дух разрежен.

Плоть моя легка, как облака.

Лезвием спасительным разрезан —

Скальпелем твоим, святой Лука.

 

Истекаю болью. Иссякаю

Силушкой наследною моей.

Рифмой, словно лимфой истекаю —

Чистой лимфой святости твоей.

 

Дух твой, приникая к изголовью,

Жег меня молитвенной строкой.

И питал невидимою кровью.

И жалел незримою рукой.

 

Я страдал. Тебе молился, Войно!

Я живу, поэтому мне больно.

 

3.

 

Февраль. И не пахнет морозом.

Вот-вот зацветет алыча.

Не так ли под местным наркозом

Мы верим в удачу врача.

 

Его беспощадные руки

(Так меч достают из ножен)

Берут нашу боль на поруки,

Орудуя белым ножом.

 

Врач скальпелем действует точно.

Он режет и штопает прочно.

Пока заморозка велит,

Пока у тебя не болит.

 

Апрель, акварель, пастораль...

Заждался мороза февраль.

 

4.

 

Жизнь дорожает. Ценности жизни —

Мысли и чувства погрязли в вещизме.

 

Дешевизны или дороговизны

Не избежать никому в этой жизни.

 

Не дешевеет все дорогое,

Но дорожает нечто другое.

 

Подорожала нынче дешевка:

Нитка, иголка, ножовка, кошелка...

 

5.

 

Обычный человек — обычное явление.

Он Божий инструмент сопротивления.

 

6.

 

Тянет лямку волоком.

Стелет небо войлоком.

Молоком течет.

 

Дует озимь на воду.

Ловим рыбу на уду —

Невода не в счет.

 

Берега кисельные.

Вьюги карусельные.

Кончен птичий лет.

Весла вмерзли в лед.

 

7.

 

Несешь в душе харам или ашрам

Или на теле многоножку — шрам —

В смятении наивности и шарма

Душа не знает, где судьба, где карма.

 

8.

 

Ворон делает круги.

Требует: верни долги!

 

Ясный сокол, словно кочет,

Гневно на него клокочет.

 

Сам собой и надо мной

Молит Бога Ангел мой.

 

Учит: совесть береги,

Не обманывай, не лги!

 

9.

 

Когда душа и храм, и мастерская,

Когда, каштаны из огня таская

Руками голыми, ты загребаешь жар,

Из пламени, что пляшет над мангалом,

Душа твоя расплавленным кристаллом

Кипит и брызжет ореолом жал,

Они, сойдясь в совместное сиянье,

Всем хорошо видны на расстояньи.

 

10.

 

В гуще ночной тишины

Горше сознанье вины.

 

Словно невнятные блики,

В памяти светятся лики...

Образы и образа

Слезы блестят и глаза...

 

11.

 

Душа — непознаваемая местность.

Душа наивна и чиста, как детство.

Поэтому и гений, и злодейство

В ней ищут невозможную совместность.

 

Они в душе живут одновременно,

Одерживая верх попеременно.

 

Одновременно стойки и ранимы —

Мы — их рабы.

И властвуем над ними.

 

12.

 

Под местным наркозом

Чинили мне крылья.

Неврозом, артрозом

Себе навредил я.

Я слышал работу хирурга подробно.

Сжимаясь наружно и внутриутробно,

Я думал о жизни своей недовольно,

Но было мне, странное дело, не больно.

 

Веселый хирург изъяснялся прикольно.

Пытался внушить безучастным интернам:

Нельзя мол, сдавать хирургию экстерном...

А я улыбался — мне было не больно.

 

Пилил и строгал и зажимами щелкал.

Пронзал меня длинной, как шпага, иголкой.

Я чувствовал все, и смеялся невольно,

Поскольку мне было нисколько не больно.

 

Под самый конец стало чутко немножко,

Как будто по мне проползла многоножка.

Потом снизошла на меня благодать.

Как только услышал: «Будешь летать!»

09.02.13

 

АРТОС

 

 

СПАС

 

Приближается Пасха Господня.

Дышат сдобой в печи куличи.

Пасха завтра, но все мы сегодня

Дышим светом церковной свечи.

 

Каплет воск. Застывает не сразу

И не жжется его благодать.

Как приятно нам вечную фразу

Всякий раз про себя повторять!

 

Вновь и вновь Ты в душе воскресаешь —

Каждый год, каждый день, каждый час,

Мир страданием крестным спасаешь,

Мукой совести в каждом из нас.

 

В дом несу куличи из печи.

Вижу небо сквозь пламя свечи.

 

 

РОДИТЕЛЬСКИЙ ДЕНЬ

 

Здесь лежит моя земля.

Тут живет моя семья.

Много счастья им суля,

Здесь когда-то жил и я.

 

Тут лежит моя родня,

Что жила здесь до меня.

Память светлую храня,

Я приехал на полдня.

 

Родники мои пусты,

Помыслы мои просты...

Дай, Господь, свечу в персты —

Помолиться на кресты.

 

 

ЧИСТЫЙ ЧЕТВЕРГ

 

Он въезжает в Иерусалим

На красивом молодом осле.

Все пожитки в небольшом узле,

Что несут апостолы за Ним.

 

Зная каждый шаг свой наперед,

К вечеру Он ужин соберет.

Ноги им помоет и отрет...

Почему-то не наоборот.

 

На столе лепешка и вино,

И солонка скромная, покуда

Хлеб не обмакнет в нее Иуда

И посмотрит горько и темно.

 

Он уже просил Отца за Сына...

...Но молчала за окном осина

И спускался в Гефсиманский сад

Вооруженный до зубов отряд...

 

 

АРТОС

 

Отмоет душу не слезливость,

Но — сила горя и стыда.

И уступает справедливость

Лишь милосердию всегда.

 

Листая горькие страницы,

На коих твой записан страх,

Испей глоток святой водицы

Развей греха растленный прах.

 

Ты, спотыкающийся слепо

Под тяжким бременем креста,

Вкушай божественного хлеба

Во дни Великого поста.

 

Вкушай просфору — пресный артос,

Доверь себя своей судьбе.

Открой в душе небесный атлас

И Бог откроется тебе.

 

 

* * *

Христос воскрес! Христос воскрес! —

Русь молится на Херсонес.

Христос воистину воскрес! —

Поет осанну Херсонес.

 

 

* * *

Все матери похожи на Марию

А сыновья — так мало на Христа.

Такую не поймет асимметрию

Не ведающий тяжести креста.

 

Молиться, не впадая в эйфорию,

Не всем дано. И это неспроста.

Все матери похожи на Марию,

А сыновья — так мало на Христа.

 

Наш Бог, в конечном счете, эмпирия.

Он есть иль нет — для многих не вопрос.

И все-таки — одна из всех Мария

И все-таки — один из нас Христос.

 

 

Я СТАЛ, КАК ТЫ

 

Спасибо, Господи, за то, что ослепил

Меня однажды невечерним светом!

За то, что дал на свет родиться летом,

Когда цветет в степи девятисил.

 

Еще за то, что в ухо мне влепил

Такую музыку! И абсолютным слухом

Меня великодушно наделил,

Чтоб я Твое дыхание ловил

Своим рассеянно-неосторожным духом.

 

Спасибо, Господи! Ты хорошо слепил

Мне нравится твоя во мне скульптура,

Моя — фактура и архитектура

И даже где-то, может быть, культура...

Ее как внутреннюю окрестили мы.

 

Спасибо, что всегда даешь взаймы,

Не ожидая просьб. Не унижая.

Ничтожные порывы уважая,

Спасаешь от тюрьмы и от сумы.

 

Одно меня печалит, Боже мой,

Все чаще не везет мне в лотерее.

Чем старше становлюсь, тем все скорее

Летят мои и ночки, и денечки;

Взрослеют на глазах сыны и дочки;

Тупеют рифмы и глупеют строчки...

 

И я все чаще, словно домовой,

Как будто тать ночной или злодей,

Скрываюсь и скрываю от людей

Доподлинность свою и облик свой.

 

Ты помнишь, как я был открыт когда-то,

Доверчив, прямодушен, как пророк;

Как от любви однажды занемог,

Поскольку верил в это чувство свято.

Как будто бы оно и есть наш бог.

 

Целуя след неудержимых ног.

Тебя я забывал в изнеможенье.

Молитву, как таблицу умноженья,

Я очень долго выучить не мог.

 

И я отрезал ухо, как Ван Гог!

Я поубавил слух наполовину,

Я с кровью вырвал эту пуповину,

Что оплетала с головы до ног...

...И стал, как Ты — и стар, и одинок.

 

 

ПОЛЕТ

 

Душа не родима.

Она — сирота.

Такая цена за бессмертие.

Дыханье твое пронесу мимо рта.

Дыханье твое — междометие.

Дыханье твое — то предлог и союз,

То горькое слово поэта,

На свете нет крепче родительских уз...

Увы, заблуждение это.

 

Родители нас оставляют. Но Ты...

Лишь ты остаешься со мною.

Глубокой во мне Тишиною,

Что крепче земной высоты.

 

 

ТРИ ЧАШИ

 

Чаша, из которой Авраам

Угощает, выглядит рублево.

Скромная, она открыта нам.

Две другие в Троице Рублева —

Это стол и абрисы фигур,

К пастуху пришедших креатур.

 

Здесь Отец и Дух Святой и Спас...

Подскажи, великий богомаз!

Кто же в этой троице Христос?

Одесную Он или ошую?

Кто пойдет на муки ради нас?

Чашу выпьет самую большую?

Чашу муки горькую до слез?

 

Кто в тоске воскликнет: «Пронеси,

Отче, эту чашу, если можно!»

Отче наш, еси на небеси!..

Отче мог бы. Для него несложно.

 

Вознеслась бы в небо Ипостась,

По-земному названная Сыном;

Тварь земная выродилась в мразь,

Не крестам молясь — а крестовинам.

 

Знал ли это?.. Мог ли знать художник?

Был ли это промысел ума? —

Размышляет холодно безбожник —

Спец русско-иконного письма.

 

Ну а мне досталось удостоиться —

Помолиться этим чашам, Троица,

В благодарность, что из этих чаш

Дал мне пить иконописец наш!

Апрель — июнь 2013

 

Путеводитель по Библии. Иезекииль

 1    2    3    4    5    6    7    8    9    10    11    12    13

Эссе

Страница на Первом сайте

Продам купить тюльпаны оптом www.tulpany-optom.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com