Rating All.BY

ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Путеводитель по Библии

Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»

Христианские ресурсы Путеводитель по Библии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ

Карина КАПСАЛЫКОВА


БЕЛЫЙ ХРАМ НА ОБЛАКАХ

(О произведениях А.В.Костюнина)

 

Проза занимает место в литературе только

благодаря содержащейся в ней поэзии.

Рюноскэ Акутагава

 

Спустя почти десять лет после достопамятной смены тысячелетий русская литература оказалась на перепутье, как пресловутый витязь перед камнем с географическими ориентирами. Но если у витязя выбор был богатый, то словесность, волею Мойр, находится в странном плену собственных возможностей. С одной стороны — западные эксперименты, чьими следствиями явились постмодернизм и постпостмодернизм, с другой — целая артель «новых реалистов» с их ностальгией по несчастному детству, там, в конце века, законсервированному.

У языка нет законов, как у риторики, есть правила и механизмы. Не случайно Поль Верлен советует:

 

Не церемонься с языком

И торной не ходи дорожкой.

Всех лучше песни, где немножко

И точность точно под хмельком.

 

Произведения «вне школ» запоминаются даже не столько своей автономностью, сколько аутентичностью языка и архитектурой образов.

Критика ищет среди реалистов лучших, но эти лучшие сочиняют автобиографии и считают это достаточным основанием для описания жизни своего поколения, конечно самого несчастного поколения за всю историю человечества.

А. В. Костюнин поднял замёрзшую в Студёном море северную прозу до уровня поэзии лирической. Язык каждого рассказа, что вода кротка — прост, тих и чист; но каждое слово стоит на своём месте, и быстрый хоровод их заставляет переживать читателя каждое ясное утро, каждую охоту, каждый звёздный вечер. Северный край укрывает поглубже героев «Колежмы», «Таниной ламбы», «Рукавички», затеняя смыслы, окутывая какой-то извечной, мастерски выверенной мудростью знающего, что всё не только случится, но и пройдёт. Потому к каждому произведению в книге есть эпиграф, а к тому, что не имеет нескольких цитат вначале, звучат таким посвящением все рассказы, заполнившие собою долгие карельские дивные зимы и вёсны...

Даже не красной нитью, а целым красным канатом как в строках, так и между ними проходят слова Евангелия, и упоминания о Рождестве, Пасхе, иконах неотступно следуют за читателем.

Евангелие здесь не священная часть священной книги, а почти событийная реальность, по кадрам, крупицам рассказывающая печальную историю простого человека. В «Рукавичке» практически повторены евангельские события, и грешными в очередной раз оказались все. «Праведников» вывернули наизнанку, раздели, их встретила тяжкими испытаниями новая эпоха. Они формально правы — они наказывают воров, грешников, прощать коих совсем не обязаны. Главный герой трижды совершает грех: именно у него находят пропажу; он становится вором; он сам обрывает свою жизнь. Трижды грешник оказывается вдруг, сам того не подозревая, оправданным Иудой. Иисус нуждался в этом ученике больше, чем последний в Учителе, потому что без предательства, без брошенной тени трагедия, разыгравшаяся в Иудее эпохи Тиберия, не была бы столь драматична. Все кругом — равнодушны и автоматически правы, потому что неправый уже выбран; только одного рассказчика мучает сомнение, и он тоже автоматически становится раскаявшимся грешником. Вообще, «Рукавичка» — самая пронзительная история из всех, что населяют книгу «В купели белой ночи». Какими-то смазанными, пастельными тонами рисуется плюсквамперфектная реальность, из которой доносятся лишь голоса одноклассников и недовольных наставников. Маленькая, тёплая, но, по сути, бесполезная вещица мгновенно рушит всю жизнь Юры Гурова, превращая его в изгоя и вора, хотя создана она была из самых благих побуждений эстетического характера. Главный герой потом всю жизнь будет воровать, в первую очередь, воровать то внимание, которым оказался обделён в детстве. Сама эпоха лихих, голодных, отчаявшихся, но ведь и отчаянных, последних годов прошлого тысячелетия вторит ему и его судьбе.

Любой эпиграф А. В. Костюнина подходит к любому его рассказу: они взаимозаменяемы и взаимодополняемы; но всей своей совокупностью массивы его прозы звучат прологом и посвящением к повестям, достойным исследования в области микроистории. Лейтмотив этих произведений — Родина и любовь к ней, когда суровой, когда ласковой, щедрой на испытания, но при этом дарующей силы для их преодоления.

Герои Александра Костюнина отнюдь не идеальные люди, одерживающие Кадмову победу — Cadmea victoria — над обстоятельствами, превратностями, терниями. Они попытались сломать несгибаемую судьбу, и этот бунт оказался удачным, даже если смерть сводила все счёты на нет.

«По собственному следу» и «Утка с яблоками» относятся к тому странному разряду книг, где рассказчик, оглядываясь на собственную жизнь и собственный народ, повествует о них же, вставая на место то историка, то этнографа, где он вынужден дать всему этому оценку в шкале, наиболее родной для читателя. Не судить — значит, стать ненужным, и ирония Христа про несудимую будущность грозит бедой и потерей. Воспоминания стерегут внимание читателя, заставляют его самого жить в унисон с героями, они, герои, ловят на слове, они ежеминутно пытаются что-то предвидеть, предостеречь, сказать, но попытки их подобны попыткам Кассандры отвести ахейский меч от Трои. Читатель уходит в далёкие северные снега, года и разрозненные смутные видения, читатель даже боится сделать следующий шаг, потому что каждая фраза Костюнина — это чистые нервы, оголённые провода.

Книга наполнена, как всегда у этого писателя, светом и добротой, удивительной, редкой любовью к тем, кто переживает страсти прошлого столетия. Строгая история здесь очеловечена, лишена стилона, но — не лишена стиля и жуткого обаяния времени. Здесь люди просто живут, а все события, потрясения и постановления ждут своего собственного часа, приходят извне, сверху, спускаются деревенскими улочками, обваливаются, как своды шахты или как долгожданные встречи.

 

Вспоминается невольно строфа Ольги Шиленко:

 

Когда уйдут вражда, болезни, зло,

Вернусь на Землю. На земле светло...

Ну а пока дорога вся в камнях.

Я строю белый храм на облаках.

 

Творчество А. В. Костюнина — это тропинка, которая ведёт читателей к белому храму...

Капсалыкова Карина Рамазановна,

лауреат конкурса «Купель 2009-10

Авторский раздел А.Костюнина

Другие статьи и заметки о творчестве А.Костюнина

Кадастровые услуги в Казани - вся информация на сайте . Обсуждения на форуме.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com