Rating All.BY

ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Путеводитель по Библии

Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»

Христианские ресурсы Путеводитель по Библии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ

ПУТЕВОДИТЕЛЬ ПО БИБЛИИ

Словарь имен собственных, эпизодов, крылатых выражений, изречений, понятий


Тяжелые испытания Иова

ИОВ (ЙОВ)

1) Неизвестный автор одной из книг, вошедших в Ветхий Завет, признанного литературного шедевра, одного из первых крупных произведений мировой литературы о смысле жизни.

2) Центральный персонаж этой книги (Иов — угнетенный), подвергнутый жесточайшим испытаниям, взбунтовавшийся против Бога, однако затем смирившийся и вознагражденный за смирение.

«Был человек в земле Уц, имя его Иов; и был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла. И родились у него семь сыновей и три дочери. Имения у него было: семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц и весьма много прислуги; и был человек этот знаменитее всех сынов Востока» (Иов 1:1–3.)

Но сатана считал, что легко быть добродетельным, когда ты богат и счастлив. Бог решил испытать веру Иова, дозволив сатане обрушить на него любые несчастья, только не лишать его жизни.

«И был день, когда сыновья его и дочери его ели и вино пили в доме первородного брата своего. И вот, приходит вестник к Иову и говорит: волы орали, и ослицы паслись подле них, как напали савеяне и взяли их, а отроков поразили острием меча; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Еще он говорил, как приходит другой и сказывает: огонь Божий упал с неба и опалил овец и отроков и пожрал их; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Еще он говорил, как приходит другой и сказывает: Халдеи расположились тремя отрядами и бросились на верблюдов и взяли их, а отроков поразили острием меча; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Еще этот говорил, приходит другой и сказывает: сыновья твои и дочери твои ели и вино пили в доме первородного брата своего; и вот, большой ветер пришел от пустыни и охватил четыре угла дома, и дом упал на отроков, и они умерли; и спасся только я один, чтобы возвестить тебе. Тогда Иов встал и разодрал верхнюю одежду свою, остриг голову свою и пал на землю и поклонился и сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно! Во всем этом не согрешил Иов и не произнес ничего неразумного о Боге» (1:13-22).

В другой раз сатана с разрешения Бога поразил Иова проказою. Жена упрекнула Иова: «Ты все еще тверд в непорочности твоей! похули Бога и умри. Но он сказал ей: ты говоришь как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (2:9-10).

Узнав о несчастьях Иова, к нему явились друзья. «И подняв глаза свои издали, они не узнали его; и возвысили голос свой и зарыдали; и разодрал каждый верхнюю одежду свою, и бросали пыль над головами своими к небу. И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико» (2:12–13).

Иов сидит на земле, в пепле, покрытый язвами, и жалуется друзьям: «Гнушаются мною все наперсники мои, и те, которых я любил, обратились против меня. Кости мои прилипли к коже моей и плоти моей, и я остался только с кожею около зубов моих» (19:19–20).

«И отвечал Елифаз феманитянин: если попытаемся мы сказать к тебе слово, — не тяжело ли будет тебе? Впрочем, кто может возбранить слову! Вот, ты наставлял многих и опустившиеся руки поддерживал, падающего восставляли слова твои, и гнущиеся колени ты укреплял. А теперь дошло до тебя, и ты изнемог; коснулось тебя, и ты упал духом» (4:1–5).

На упреки друзей Иов ответил также упреком: «Как сильны слова правды! Но что доказывают обличения ваши? Вы придумываете речи для обличения? На ветер пускаете слова ваши» (6:25–26). Разве он просит утешения или помощи? Нет — все, чего он хочет, это справедливости: «Говорил ли я: дайте мне, или от достатка вашего заплатите за меня; и избавьте меня от руки врага, и от руки мучителей выкупите меня? Научите меня, и я замолчу; укажите, в чем я погрешил» (6:22–24). В другой раз он восклицает: «Как будто корень зла найден во мне!» (19:28).

Многострадальный Иов ропщет на Бога: «Гнев Его терзает и враждует против меня, скрежещет на меня зубами своими; неприятель мой острит на меня глаза свои. Разинули на меня пасть свою; ругаясь бьют меня по щекам; все сговорились против меня» (16:9–10).

Он глубоко уязвлен отсутствием справедливого прижизненного наказания злодеям и требует от друзей ответа: «Разве вы не спрашивали у путешественников и незнакомы с их наблюдениями, что в день погибели пощажен бывает злодей, в день гнева отводится в сторону? Кто представит ему пред лицо путь его, и кто воздаст ему за то, что он делал? Его провожают ко гробам и на его могиле ставят стражу. Сладки для него глыбы долины, и за ним идет толпа людей, а идущим перед ним нет числа» (21:29–33).

Иов не понимает, за что Бог его наказывает: «Опротивела мне жизнь. Не вечно жить мне. Отступи от меня, ибо дни мои суета. Что такое человек, что Ты столько ценишь его и обращаешь на него внимание Твое, посещаешь его каждое утро, каждое мгновение испытываешь его? Доколе же Ты не оставишь, доколе не отойдешь от меня, доколе не дашь мне проглотить слюну мою? Если я согрешил, то что я сделаю Тебе, страж человеков! Зачем Ты поставил меня противником Себе, так что я стал самому себе в тягость?» (7:16–20).

Отчаяние Иова не знает границ: «Невинен я; не хочу знать души моей, презираю жизнь мою. Все одно; поэтому я сказал, что Он губит и непорочного и виновного. Если этого поражает Он бичом вдруг, то пытке невинных посмевается» (9:21–23).

Иов еще надеется на перемену своей участи: «Я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога» (19:25–26).

В то же время его возмущает неравенство «противников» — вечного Бога и человека, обреченного на смерть: «Человек, рожденный женою, краткодневен и пресыщен печалями: как цветок, он выходит и опадает; убегает, как тень, и не останавливается. И на него-то Ты отверзаешь очи Твои, и меня ведешь на суд с Тобою? Кто родится чистым от нечистого? Ни один. Если дни ему определены, и число месяцев его у Тебя, если Ты положил ему предел, которого он не перейдет, то уклонись от него: пусть он отдохнет, доколе не окончит, как наемник, дня своего. Для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет, и отрасли от него выходить не перестанут: если и устарел в земле корень его, и пень его замер в пыли, но, лишь почуяло воду, оно дает отпрыски и пускает ветви, как бы вновь посаженное. А человек умирает и распадается; отошел, и где он? Уходят воды из озера, и река иссякает и высыхает: так человек ляжет и не станет; до скончания неба он не пробудится и не воспрянет от сна своего» (14:1–12).

 

Начинается буря, и в громовых раскатах Иову слышится голос Бога: «Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне: где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? или кто протягивал по ней вервь? На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее, при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?.. Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму? Кто может расчислить облака своею мудростью и удержать сосуды неба, когда пыль обращается в грязь и глыбы слипаются?» (38:3–7, 36–38).

Бог доказывает Иову Свое могущество, и Иов раскаивается в своем бунте: Он смиренно просит у Вседержителя прощения и от всей души славит Господа. И Бог принял покаяние Иова и дал ему «вдвое больше того, что он имел прежде... И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние: у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц. И было у него семь сыновей и три дочери... и умер Иов в старости, насыщенный днями» (42:10, 12–13, 17).

Безвестный гений — автор книги Иова — первым сказал о том, чего не замечали или боялись замечать другие, а именно: Закон Моисея, согласно которому, стоит только поступать в соответствии с Божьими заповедями — и с человеком не случится ничего плохого, вступал в вопиющее противоречие с реальной жизнью. Рано или поздно должен был явиться Иисус Христос с обещанием Царства Божиего после смерти. С этой точки зрения книга Иова, когда бы и кем бы она ни была написана, знаменует переход от Ветхого Завета к Новому.

Фраз.: «друзья Иова» — те, что напрасно стараются утешить человека в беде разглагольствованиями о грехах, за которые он будто бы наказан, и бесплодными увещеваниями; «заснуть (уснуть) вечным сном» — умереть; «кожа да кости» («кожа прилипла к костям») — выражение, указывающее на крайнюю степень физического истощения; «корень зла» — причина всех бед; «несть числа» — бесчисленное множество»; «отвечать (ответить) как мужчина»; «пускать (бросать) слова на ветер»; «раскрыть (разинуть) пасть» на кого-либо — наброситься с грубой бранью, охаивать, порочить; «сон» в значении «смерть».

«Препоясать чресла» — собраться с силами.

«...Сбери свои все силы ныне,

Мужайся, стой и дай ответ.

Где был ты, как я в стройном чине

Прекрасный сей устроил свет?..»

М. Ломоносов, «Ода, выбранная из Иова».

Изреч.: «Где был ты, когда Я полагал основания земли... при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?..» (Иов 38:4, 7).

«Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь» (Иов 1:21).

«Совет нечестивых будь далек от меня!» (21:16).

«Я знаю, Искупитель мой жив» (19:25). Эта фраза стала эпиграфом к третьей новелле книги Тэйлор Колдуэлл «Тот, Кто слышит».

Изобр.: Г. Доре, «Иов узнает от вестников о своих несчастьях», «Иов и его друзья», 1864 — 1866. Ю. Карольсфельд, «Тяжелые испытания Иова», «Страждущий Иов и его друзья», «Благословение Иова», 1850-е.

Цит.:

Айрис Мердок: «Человека, как духовное существо, характеризует не столько условная праведность, сколько истинная жажда Бога. Как Иегова ответил Иову? “Где был ты, когда я полагал основания земли?” — ответ, не имеющий никакого отношения к морали».

Роман «Время ангелов».

Ф. М. Достоевский:  «И Иов многострадальный, глядя на новых своих детушек, утешался, а забыл ли прежних, и мог ли забыть их — невозможно сие!»

Роман «Подросток».

К. Мочульский:  «Из всей Библии Достоевский больше всего любил книгу Иова. Он сам был Иовом, тяжущимся с Богом о правде. И его, как Иова, подвергал Господь величайшим испытаниям веры».

Монография «Гоголь. Соловьев. Достоевский».

У. Блейк:

«Тот, кого Мильтон назвал Мессией, в книге Иова — Сатана.

Ибо историю Иова приняли обе враждующие стороны».

 Поэма «Бракосочетание рая и ада»

Лит.: Джованни Баттиста Анджолетти, философская притча «Иов только человек». М. В. Ломоносов, «Ода, выбранная из Иова». Йозеф Рот, роман «Иов». Тэйлор Колдуэлл, роман «Отвечай как мужчина». Агата Кристи, роман «Пытка невинных».

Ольга Шульчева-Джарман. Иов.

Иоиль... Иона

Оглавление

Сетка армирующая стеклопластиковая: сетка стеклопластиковая кладочная sibarmatura.com.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com