Rating All.BY

ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Путеводитель по Библии

Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»

Христианские ресурсы Путеводитель по Библии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ

Сергей ЧЕРТКОВ


ДЕОНИКА В ПОЭЗИИ ХОМЯКОВА
Окончание. Начало
здесь

II

Соблюдая хронологический принцип, уместно рассмотреть 15 произведений Хомякова в двух аспектах, последовательно выявляя особенности композиции и сущность мысли. Структурный анализ позволит установить, в какой форме оная бытийствует, и наметить первичную типологию.

1. Ода (1830) Имеет три части: вполне эпическая первая завершается требованием, вторая состоит из проклятий, а третья рисует будущий век. Из неприятия действительности через её отрицание возникает иное бытие. Его устроение, по мнению автора, совершенно: деяния, нарушающие моральные нормы, подвергнуты остракизму; торжествуют принципы, без обсуждения почитаемые высшими. Выделим два деонических пласта: нечто существующее необходимо преодолеть, и тогда установится верный ход вещей, каковой и описан. Картина несколько абстрактна и метафорична, в отличии от конкретности символики позднего периода. Но несомненно, что «Ода» как цельная вещь не может быть приписана ни к одному известному роду литературы, несмотря на наличие их отдельных атрибутов.

2. Вдохновение (1831) Зачин — чистый призыв. Далее следует констатация закона мироздания, долженствующего осуществиться независимо от желания человека, условно сводящаяся к импликации «если… то…». Целиком стих есть императив («поступай так, ибо…») и звучит как предупреждение, предостережение.

3. Орёл (1832) Иное построение, сочетающее методы {1, 2}. Побуждение к выполнению моральных обязанностей с целью вернуть падшее бытие к истинному порядку. Причём одно деоническое деяния, поданное как максима, служит условием другого, на которое автор уповает.

4. Ключ (1835) Первая часть — лирическое описание действительности (хотя и умозримой), но затем создаётся перспектива, русло ширится и устье сливается с небом. Поэт воспаряет над плоскостью текущего дня, и взору открывается будущность. Её восприятие не менее лирично, но это есть чаяние («верю, что так будет»).

5.Остров (1836) Та же схема, но с одним разительным отличием. Можно назвать вторую часть антиутопией, но куда вернее слово «приговор». Налицо и разница с {2}: благополучный исход не подразумевается. Заключительное четверостишие, постулирующее упование автора, не относится к объекту приговора, хотя весь стих и воспринимается как предостережение.

6. России (1839) Похожая 2-частная композиция, снова развёртывается полотно реального бытия. Но уже в первую часть вводится предостережение и наглядные примеры неизбежной кары за преступление завета; а во второй даётся предначертание должного пути, взывание переходит в наказ следовать ему, за что и грядёт достойная награда.

7. На перенесение Наполеонова праха (1840) Пример органического сочетания деоники с эпосом. Причём первая предстаёт как наказ, а объяснением его верности служит упование («Пусть…») на действенность совершённого.

8. «Не говорите: „То былое…“« (1844) Снова пример деонического эпоса. В построении отметим, как начальная апофатическая деоника переходит в требование.

9. Воскресение Лазаря (1852) Звучит молитва, и если она будет услышана, должно произойти желаемое автором (ср. {2}).

10. Ночь (1854) Пламенный призыв совершить некие поступки, насущно необходимые для всякого человека. Типичное побуждение к исполнению долга.

11. России (1854) В I-II пятистишиях даётся представление о долге, V-VI — призыв к выполнению условий его воплощения, а в VII указаны конкретные пути исполнения.

12. Раскаявшейся России (1854) Упование на совершение желаемого (ср. {9}) плюс призыв исполнить оное. Впервые возникает мотив благословения.

13. «Счастлива мысль, которой не светила…» (1858) Так должно поступать, дабы получить искомое.

14. Труженик (1858) Полемика. Стандартно лирической первой части противостоит призыв исполнить долг перед Богом, а разрешается коллизия смирением и крепкой верой следовать завету.

15. «Подвиг есть и в сраженьи…» (1859) Аналогично {2, 13}.

Итак, деоника обнаруживает себя в следующих типах [13] :

I. Констатация законов, максима {2, 13, 15}.

II. Представление о долге {5, 10, 11}.

III. Апофатика {8}.

IV. Призыв {11, 14} (многообразию действий соответствуют модусы):

а) молитва, просьба {2, 5, 9};

б) побуждение, увещевание {3, 10};

в) приказ, требование {1, 5, 8};

г) предупреждение, предостережение {2, 5, 6};

д) проклятие, благословение {1, 12};

е) наказ {6, 7};

ж) запрет, завет.

V. Предначертание (указание) пути {6, 11}.

VI. Стимул, в т. ч. примеры награды или кары {6, 13}.

VII. Чаяние, упование {3, 4, 5, 7, 12}.

VIII. Образ будущего века {1, 4, 5, 13}.

_______________________________________

[13] Классификация не исчерпывающая и не единственная. Иные создаются на основах категорий грамматических (форм предложения и наклонения глагола) или кантовских [19].

_______________________________________

Зафиксируем и авторские методы построения стиха. Чаще всего это путь от ущербного бытия к абсолюту упования, от картинок текущих событий к символам горнего мира. Эпический и лирический потоки вливаются в деоническое море и растворяются в нём. Как правило, двух-трёхчастную структуру организует развёрнутая метафора; антагонизм видимого и надлежащего подчёркнут сменой форм повествования. Так создаётся конфликтность, напряжённость ситуации [21, 386], «поэзия уже не погружает в приятное подобие сна… она окликает душу, как резкий сигнал к пробуждению» [1, 186]. А эпическая манера, к которой Хомяков тяготеет, сглаживает откровенную моралистичность.

III

Перейдём к сущности деоники Хомякова и рассмотрим авторское идеальное мироустройство, путешествуя по преображённой ойкумене.

В центре её, превыше всех и в славе {6, 8, 12}, по милости Божьей {8} стоит Россия — прощённая после слёзного покаяния за бывшие грехи {8, 11, 12}, преодолевшая гордыню, смиренная и молящаяся, полная жертвенной любви {3, 6, 8, 12} и дарящая верой {5, 6}. Исполнив волю Бога, своё предназначение {13} и моральную обязанность {3}, она кроваво сокрушила внешнее зло {6, 7, 11, 12}, преодолела внутренний раздор {1}, помогла младшим братьям {1, 3} и теперь является охранительницей {6} союза {1} любви {3, 6}, властвующего над землёй {1, 5}. В единстве с Богом и святыми {4} она духовно окормляет {3} не только семью освобождённых ею от рабства славянских народов {3, 6, 11,12}, но и весь мир {4}, делясь с ним богатством мыслей {4, 12}. А над могилой сокрушённых {5, 6, 11} гордецов-противников высится крест {7}.

В деонической стране Хомякова день начинается с молитвы: народ, воспламеняясь духом {10}, коленопреклоненно {10, 11} молится в храме за себя и всех падших и обременённых {7, 10}. Здесь же пребывает и автор, воскресший по глаголу Христову и славящий Господа {9}. Затем человек творящий, художник в самом широком смысле, непрестанно борясь с ленью {2, 14} как главным врагом творчества, отринув соблазн мирского наслаждения {2} и дремотного покоя {14}, достойно принимает дар небес {2}, дабы слиться с ними {1, 2, 3, 4, 6, 13, 15} [14] . До поздней тьмы {14} он терпеливо {15} свершает свыше назначенный удел, в поту трудясь на Господней ниве, борясь с косностью и злом {14, 15} силою мысли и слова {2, 4, 5, 9, 13}. Ночная {10} молитва укрепляет дух, и снова — день, и снова — труд.

Для полноты картины перечислим устранённое Хомяковым из высшей реальности (апофатическая деоника). Кроме уже указанного, с негодованием изгнаны: вражда и сраженья одноплеменников (но только их!) {1, 8}; насилье в отношении семьи славян {3, 4}; бешеные страсти {4, 8}; лукавство, гордыня и славолюбие {5, 6, 7, 8, 12}; власть государства над Церковью {5}; клевета, двоедушие и разврат {8}; неправый суд, лесть и ложь {11}; слепая и низкая (!) злоба {7, 11, 14, 15}.

Деонический мир Хомякова насквозь диалектичен. Главная пружина и движущая сила его становления — антитеза гордыни и смирения, но не рабского {2, 3, 5, 8, 11, 15}, а подлинного {5, 6, 8, 11, 12, 14}. Ей соответствует противопоставление славы мирской {5, 6, 7} и Божьей {5, 6, 9, 12} [15] . Это есть «чистейшая исповедь православия» [6, 15]. Но присутствует и ещё одна дихотомия: долга государства и личности. Образное воплощение получают жёстко разграниченные К. Аксаковым понятия «государство» и «земля» [4, I, 16–23; 3, 80–96] [16] . Здесь обнажается нерв всей истории человечества, ведь задачи сторон прямо противоположны: сохранение власти (причём любой ценой) и смирение как путь ко спасению. Соответственно, и цели находятся в разных измерениях (сугубо земном и запредельно небесном), и методы их достижения отличаются (убивать/подавлять и трудиться/жертвовать). Мы видели, что и в идеальном мире Хомякова, откликаясь на Божеский призыв, субъекты должны действовать по-разному, да и сам он звучит то просительно (в форме предложения) {5, 6, 11, 12}, то требовательно (приказа) {9, 10, 14}. Напрашивается параллель с известной дефиницией: кушитство—иранство, культурами завоевательной {1, 5, 6, 11, 12} и земледельческой {2, 13, 14}. Но в отличии от учения блж. Августина (к трактату которого «О граде Божьем» и восходит сия оппозиция), здесь обе предстают выразителями Божьей воли, хотя путь личностный всё же почитается за высший подвиг {15}. Нам явлено «оригинальной красоты общество, соединяющее патриархальность быта областного с глубоким смыслом государства» [20 , 153].

_______________________________________

[14] Постоянно встречающийся мотив. Причём небеса воспринимаются как покров Всевышнего {6}.

[15] Начиная с XVII в. эта антиномия стала остро полемичной [29, 196]. Достаточно вспомнить бешеную популярность «Памятника», чтобы понять всю небанальность для русской образованщины устремлений Хомякова.

[16] Подробный разбор этой концепции см. [32].

_______________________________________

Поэзия Хомякова — не только органичное продолжение славянофильской историософии, но и синтез, завершение «глубоко обдуманной… нравственно-богословской системы» [5, 344], преодоление мнимого конфликта свободы и необходимости. Нечто «третье, долженствующее возникнуть из взаимной борьбы двух враждующих начал» [35, 470]. На то она и деоника, чтобы претворять боль в радость!

Вы бы хотели жить в таком мире??

Завершат моё оглашение два категорических императива, полностью воплощённые Хомяковым. Его современник и единомышленник В. Гюго призывал: «Подобно светочу, должен [поэт] шествовать впереди народов, указывая им путь. Он должен вернуть их к великим принципам порядка, морали и чести… Истинный поэт никогда не будет эхом никакого другого слова, кроме слова Божия» [23, 443]. А св. прав. Иоанн Кронштадтский заповедовал: «Люди образованные… сочинители и писатели… должны служить к славе Божией и пользам народа… на началах Православной Церкви [17]. Не должно ни у кого и спрашивать, нужно ли распространять Славу Божию пишущею рукою… Это мы обязаны делать по мере сил своих и возможности. Таланты надо употреблять в дело. Коли будешь задумываться об этом простом деле, то диавол, пожалуй, внушит тебе нелепость, что надо иметь только внутреннее делание [18, 334-335]».

Трагично, что до конца этот подвиг не осилил никто из русских поэтов, кроме Хомякова.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Аверинцев С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1997.

2. Аверинцев С. Поэты. М., 1996.

3. Аксаков К. О внутреннем состоянии России // Ранние славянофилы. М., 1910.

4. Аксаков К. Полное собрание сочинений. М., 1889.

5. Аксаков К., Аксаков И. Литературная критика. М., 1982.

6. Аксаков Н. Духа не угашайте! М., 2002.

7. Аристотель. Поэтика.

8. Аристотель. Сочинения. Т. IV. М., 1984.

9. Бентам И. Деонтология, или Наука о морали. Т. I-II, 1834.

10. Вригт Г. Х. фон. Логико-философские исследования: Избранные труды. М., 1986.

11. Гегель Г. В. Ф. Наука логики. Кн. 3, раздел 1, гл. 2.

12. Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. VI, С, а.

13. Гоголь Н. Письмо к В. Жуковскому // Избранное. М., 1999.

14. Гораций. Наука поэзии.

15. Григорьев А. Эстетика и критика. М., 1980.

16. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978.

17. Св. Иоанн Кронштадский. Слово в пятую неделю Великого поста // 18. Великий пост. М., 1991.

18. Св. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе. М., 2001.

19. Кант И. Критика практического разума. Ч. 1, кн. 1, § 1-3.

20. Киреевский И. Критика и эстетика. М., 1998.

21. Кошелёв В. Алексей Степанович Хомяков… М., 2000.

22. Кюхельбекер В. Путешествие. Дневник. Статьи. Л., 1979.

23. Литературные манифесты западноевропейских романтиков. М., 1980.

24. Лосев А. История античной эстетики. Софисты. Сократ. Платон. М., 2000.

25. Лосев А. Проблема вариативного функционирования поэтического языка // Знак. Символ. Миф. М., 1982.

26. Лотман Ю. О поэтах и поэзии. СПб., 2001.

27. Лотман Ю. Семиосфера. СПб., 2000.

28. Преп. Максим Исповедник. М., 1994.

29. Панченко А. О русской истории и культуре. СПб., 2000.

30. Платон. Государство.

31. Успенский Б. Язык богослужения и проблема конвенциональности знака // Язык Церкви. М., 2002.

32. Устрялов Н. Политическая доктрина славянофильства. Харбин, 1925.

33. Свт. Филарет Московский. Творения. М., 1994.

34. Хомяков А. Полное собрание сочинений. М., 1900.

35. Хомяков А. Работы по историософии. Т. I. М., 1994.

36. Шеллинг Ф. Философия искусства. М., 1996.

Чертков Сергей, православный поэт.

Стр. 1

Стихи

Авито саратов авто с пробегом частные объявления: свежая работа на авито bibingo.ru.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com