Rating All.BY

ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Путеводитель по Библии

Каталог Христианских Ресурсов «Светильник»

Христианские ресурсы Путеводитель по Библии
ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU
Каталог христианских сайтов Для ТЕБЯ

Анатолий АВРУТИН


Из книги «СУД БОГОВ»

Мы — тоненькая пленочка живых

Над темным неизбывным морем мертвых.

   Иван Елагин

* * *

Были ветры тугие надменны и глухи,

Неразменные птицы на ветках дрожали,

Когда в сизую даль голубые старухи

Молчаливым трехперстьем меня провожали.

Колыхалось бесплотно беспалое небо,

В проводах задыхался бессмертник горячий,

И струилась листвою вчерашняя небыль

Над кривой и заплеванной будкой собачьей.

Голоса были сумрачны... Над голосами,

Прорезая простор непроглядного мрака,

Проплывали богини, светясь телесами.

И на небо затравленно выла собака.

А над всем этим ужасом полунебесным.

Непонятной отваге своей сокрушаясь,

Загорались прозренья и падали в бездну,

Оставляя на яблонях позднюю завязь.

* * *

Где мне слышался голос железный,

Тени мрачные выстроив в ряд.

Три пророка нависли над бездной —

Меж собой о своем говорят.

То умолкнут, то снова и снова,

У пучины на самом краю,

Повторяют железное слово

Про железную бездну свою.

Ветер стих. Стало слышно далеко,

Как, черны от забот и утрат,

«Нет пророка средь нас, нет пророка» —

Три пророка упрямо твердят.

* * *

Мы пришли и уйдем...

И от нас ничего не останется.

Только плюсик креста,

На котором трепещет душа.

Да и тот украдет

Подзаборный какой-нибудь пьяница,

Бросит в свой костерок,

Костылями золу вороша.

И вспорхнут над огнем

Одиночества девять граммулечек,

Девять граммов тоски,

Девять граммов озяблости щек...

Вместе с сизым дымком

Поплывут над горбатостью улочек,

Над сверканием льдинок,

Что враз ослепляет зрачок.

Прокурлычет душа

Над ухабами и косогорами,

Над неубранной рожью,

Что спит в ноздреватом снегу,

Над столетней старухой,

В хатенке сидящей за шторами,

И над спиленным кленом,

Воткнувшимся в грязь на бегу...

И какая-то девка,

спиной на сугроб запрокинута,

В непотребстве своем

все еще учащенно дыша,

Приоткроет глаза,

Встрепенется: «Послали мне ирода...»

Завопит ошалело:

«Душа полетела... Душа...»

Над забытой страной,

Вечно пропитой, вечно — страшащейся,

Что придет басурман

И споит, и ограбит опять,

Где монахи крадут,

Где антихрист стал страстно молящимся,

Только душам заблудшим

В прокуренном небе летать.

А когда возлетят

И поймут — ничего не изменится

Оттого, что ушли, недогрезив,

В небесную высь,

Станут сверху видней:

Позабытая старая мельница,

И огарки свечей,

Чтo на Пасху от сердца зажглись...

* * *

Ноги стоптать о гранит,

Их о стерню уколоть...

Кто там средь поля стоит —

Путник? Покойник? Господь?

Кто это, вереск примяв,

Росную пыль вороша,

Виден вдали среди трав —

Пугало? Дьявол? Душа?

Чьи это там голоса —

На зоревом рубеже?

Ухнет... И за полчаса

Неба не видно уже.

Только прилипчивый страх

Дальним пылит большаком.

Кто там рыдает впотьмах?

Кто там кричит ни о ком?

Из книги «ЗОЛОЧЕНАЯ БЕЗДНА»

(Избранное)

* * *

Горбатого могила исправит

Русская поговорка

Я настолько горбат, что меня не исправит могила,

Я тот черный кобель, что вовек не отмыть добела,

Моя черная кость белой костью себя возомнила,

Нарядившись в крылатку, которой мешают крыла.

И пошел я бродить вдоль садов мимо мельниц и речек,

Ночевать на полатях в заброшенном доме пустом,

Я в свистульку свищу, и какой-то смешной человечек

На меня указует кривым и немытым перстом.

Кто я был? Кто я есмь? Чем опасен приблудному люду?

Может, жаль им крылатки, горбато стекающей с плеч?

Только чудится мне — стерегут не меня, а Иуду...

А меня-то зачем? А меня-то зачем же стеречь?

И в кармане дыра, и в убогой котомке — дырища.

За подкладкой — глядите! — подкладка-то вовсе худа

Жаждешь сребреник, друг? Но поверь, ты не там его ищешь.

Поищи у того, кто тебя подсылает сюда.

* * * 

Знают лишь ветры шальные да бурая пена,

Как одиноко живется под небом холодным,

Как не сгибаются и перед Богом колена —

Стало колено от хвори небогоугодным.

Птиц перелетных широкие крылья, большие,

Вдаль унесут за отвесные черные скалы.

И остаются — лишь маленький крестик на вые

Дa на погосте — некрашеный крест захудалый.

Сквозь роковое, гремучее, черное время

Не переступят ни память, ни круглые даты.

Только беспамятный ангел порхает над всеми —

Неотличимый от времени ангел крылатый.

Что же вы ждете? Ату его, вот он, хватайте!

С хрустом в плече, но полет этот остановите.

Капельку воздуха, свежего воздуха дайте,

Чтоб засветились на синем багряные нити.

Только безмолвствует черная тьма роковая.

Хлипкое эхо — и то не сорвется с утеса.

Светлые души... И ангелов хищная стая.

Мрачные мысли... И мальчик золотоволосый.

Стихи на Первом сайте

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com