ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

FORUM LIFE


 1    2    3    4

11.

Оригинал

Дыня-Луна

Луна — это Дыня; и спорить давайте не будем,

Особенно с теми, кто думает — это яйцо,

И будем в улыбке своей снисходительны к людям,

Увидевшим Будды печальное в небе лицо.

Луна — просто Дыня, я верил всегда этой правде,

И хлопал дверями, когда мне кричали вослед,

Что диск золотой вы в покое, товарищ, оставьте,

Мол, блюдо не ваше, хотя вы немного поэт.

Ночами июльскими с другом я пел под гитару,

И, как говорится, коса на валун набрела:

Твердил он упорно про банку «хмельного нектару», —

Судьба в наказанье её у богов отняла.

А я непреклонно: — Луна — это Дыня, и баста!

И сколько ни режь её — будет расти и висеть,

А дух ароматен, и жизнь под Луною прекрасна, —

Похожа на рыбку, попавшую в звёздную сеть.

Луна — это Дыня: душистая сочная Дыня.

Я режу со смаком под утро большие куски,

И всем раздаю, и пчелу угощаю обильно,

А другу шепчу: «Мы с Луною два века близки».

(с) Александр Соловей

А.Я.Нехаит

За луну — в дыню!

Луна это Дыня, и спорить не будем отныне,

Ты чем недоволен, ты что, мне не веришь, кацо?!

Кто скажет, что это яйцо — заработает в дыню,

Держите язык за зубами, храните лицо!

Луна просто Дыня! — кричал ювелиру я в лавке

И к выходу крался, и тут услыхал: — Дорогой

Товарищ, вы диск золотой-то в покое оставьте —

Возможно, поэт вы — какой-то, а вор никакой.

Я в городе вырос, но дети полей мы недаром —

Вручает косу мне безумие дыни-луны,

И с давним дружком, под гитару, набравшись «нектару»,

На берег ночной выхожу я — косить валуны.

Меня не сломаешь — я в данном вопросе — твердыня,

Меня не оттащишь — мы с нею два века близки,

Луна это Дыня — признать вам мешает гордыня —

Луна просто Дыня, хоть режьте меня на куски!

Валентин Надеждин

Я — гений; и спорить давайте не будем —

Ведь спорить негоже порядочным людям.

Я — гений; и всё у меня гениально,

Тут разве поспоришь: я — гений буквально!

Я — гений, всего только гений, друзья.

Вы счастливы?! — Это предчувствовал я.

12.

Оригинал

Охотники за чудом

Поднимем чары за Старый Свет,

За скрипы подлунных мачт!

За колыбельный ночлег,

В котором застыл планетный кит Горбач!

Под глубокой водой,

За далекой грядой

Носит чудище под плавниками

Багряный раскрой...

Левиафан проплывает в Нанайском квартале —

По сугробам пойду пешком.

Смирительное зелье отдам дракону

И обжигающий ром.

Летает мой дух к океану,

Как будто он вечно там жил. —

Осушим с морозным Джань Ляо стаканы,

Как пьют на Камчатке Иваны, —

За тех китов, кто нас подружил. —

Мы с хвостом Левиафана играли!..

Князь-Гора, как дым,

Плывет в Нанайском квартале...

(с) ???

А.Я.Нехаит

Вариант 1

Нас пятеро — отъявленных и битых,

Таким бросают вслед: судьба не плачь! —

Главарь, как и положено маститым —

Хромой, кровавомордый кит-Горбач.

Давайте опрокинем свои чары

За трепет килем вспоротой волны,

За вольный дух, за ненависть к причалам,

За плотоядный шепот глубины!

Пусть кости перебиты, тело рвано —

Довольно льготный взнос — за право

                                                       в шторм

Всадить гарпун в хребет Левиафану,

И после шлюх в порту пугать хвостом.

— Отдать швартовы! C богом, сучьи дети! —

Вскипает лимфой пены свежий шрам —

Нас вычеркнут из жизни в старом свете,

Зато навеки впишет океан.

Вариант 2

Веселы вечера в нашем злачном квартале:

Женька новым CD покормил свой «Айва»

И татали Тату и Нанайцы нанали,

И любэло Любэ и бибикал Би-2.

Мы тянулись на кайф, но была тетя Фрося —

Это, страшный такой, местный Левиафан,

Как начнет голосить: выключайте, барбосы! —

Почему я должна принимать адельфан?!

Мы писали протесты на ейном заборе,

Притворялись, что ухом изрядно туги,

Мы на ней выставляли пометку «игнОре»,

Но она всё равно проедала мозги.

Эх, женить бы её на камчатском Иване,

Разве разница есть, где отбросить коньки?

А у нас бы и дальше З.Б. барабанил

И мумил Мумий Тролль и жужжали Жуки.

Валентин Надеждин

Напившись водки, как Иван,

Я завалился на диван

И долго бредил, и во сне

Такая мразь являлась мне!

Левиафан, Декамерон,

Нанайский хан, японский трон...

И почему мой гордый дух

Всё лезет в грязь, когда я бух?!

13.

Оригинал

* * *

В ночи той, исполненной тревоги —

нет стихов, рассказов нет, и быль

претворяет только те дороги,

по которым оловянный хмырь

проплывал. А толку? Неугодна —

в ушко от иглы — как в сердце стук —

нить вдевалась, словно треугольный

мир пытался вытянуться в круг.

И в тиши, исполненной рассвета,

только сон спасал, как паруса.

Круглый мир всей тяжестью кастета

опускался в правду истеца.

Перед былью позабытой сказки

«жили-были» отвечало «за».

За меня, за детство, за напрасный

труд понять — где карусель моя

в том круженьи мира, где последний

вздох юлы с жужжаньем низким, и

в позабытой песне — кто окрестным

всем дворам рассказывает жизнь.

(с) ПостороннимВ.

А.Я.Нехаит

Исповедь Князя мира

Ты хочешь знать, зачем гублю я души?

Ну что ж, сынок, присядь сюда, послушай,

И на досуг обдумай, не черня —

Ошибся ли ты в выборе меня.

Итак. Воззримся в прошлые века,

Что крепко спят, укрывшись костной пылью,

Однажды некий питекантроп К*

Мне бросил обвинение в насилье

За то, что коммунальная жена,

Которая была ему по нраву,

Случайно наскочив на кабана,

В борьбе не доказала свое право.

И в чем же я, по-твоему, неправ?

Не встрял в дуэль — выходит бессердечен?

Дружок, ты мне приписываешь нрав,

Бесстрастие небес очеловечив.

Прости, малыш, бестактный мой смешок —

Ты просто до умильности занятен —

«Приятно, больно, плохо, хорошо» —

В моих талмудах нет таких понятий.

Не танцевал на ваших черепах,

И на ночь не читал медовых сказок,

Поверь на слОво — смерть в чужих зубах

Не самая плохая из развязок.

Я знал места, где все до стебелька,

Сжевали расплодившиеся лани,

Я видел, как кровавая река,

Блевала исхудалыми телами.

Да глубоко ль копнул ты, человек,

За свой микроскопический отрезок?

Ты создал много меньше, чем отверг,

Еще узнаешь — я не так уж мерзок.

Зачем подбросил в мой карман кастет,

К чему твои ментовские уловки? —

На вечность у тебя вещдоков нет

И ложь, и правда здесь не в котировке.

Валентин Надеждин

Оловянным, видимо, кастетом

Трахнул хмырь меня по голове,

Только жизнь не кончилась на этом

И очнулся я уже поэтом,

Пролежав неделю или две.

Жизни карусель не замечаю —

Не до карусели мне, друзья:

Треугольный мир в квадрат всучаю —

Не зову, не плачу, не скучаю,

Потому что делом занят я.

 

Юзерлайновский Форум ИнтерЛита

Май 2004.

 1    2    3    4

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com