ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Петр БЕССОНОВ


Опубликовано в 2005-08 гг.
 2    3    4    5    6    7    8    9

 

Отчет о поездке в Москву

 

Первым делом — присесть на пенек,

Подмосковный и с виду престижный —

Этот пень, получается, мог

Бонапарту штанины просиживать, —

 

И, мотая столетья назад,

Ощутив зажигалку в кармане,

Посидеть, как простой супостат,

Одержимый слегка пироманией.

.............................

 

Дальше — больше. Охотничий ряд.

(Поправляет таксист — мол, Охотный)

Очень странно в Москве говорят,

И базар не такой уж и модный.

 

Мавзолей. Караул сторожит.

Площадь классная! Супер! Явление!

Но подходит какой-то мужик,

Разодетый и в гриме под Ленина.

 

Он хватает за руку меня —

Фотографию? Мажет елеем...

Эй, мужик, я б тебя поменял

На того, кто лежит в Мавзолее!

 

.............................

О, такого не встретишь у вас! —

Оживляет таксист разговоры. —

Посмотрите направо — анфас

Воробьевы (известные!) горы.

 

Нужен кто-то, кто в бошку вобьет

Горожанам — двусмысленно это...

Даже их — городских воробьев —

Мы загнали в какое-то гетто!

 

.............................

В Домодедово — рано еще,

Погуляю — здоровью полезнее,

Я поэзию, кстати, ищу,

Только что-то не видно поэзии.

 

Если взять москвича тет-на-тет,

Оторвать от привычных мозаик,

Он, наверно, хороший поэт,

Но в толпе он — банальный прозаик.

 

Я уже промолчу про метро,

Там поэтов зарезало поездом,

Там фальшивый визжит камертон,

Словно кот под пятой Мегаполиса.

 

Зря купил я подземный билет,

Завирает стучащее лезвие,

Что поэзии не было, нет,

И вовеки не будет поэзии...

 

 

Типа басня

 

Под песенки цикад, под стук кукушки на суку

Паслись коровы и пастух на пойменном лугу.

Была идиллия чиста, как помыслы стрекоз,

Как совесть белого листа... но не хватало коз.

Пастух и думать не хотел про коз — невмоготу,

А все дудел, дудел, дудел в пастушечью дуду.

Ложились тени, поборов невинные стишки,

И поползли среди коров тревоги и слушки:

Мол, сделав странное лицо (се правда, а не вздор),

Кукушка кинула яйцо в осиное гнездо,

Мол, осы, крылья распластав, летят ни так ни сяк,

И это тоже неспроста, и се недобрый знак!

 

Цикады продолжали петь с усердием осла,

Но ветер озверел на треть, и туча приползла.

И стало так не по себе коровам на лугу,

Как будто гвоздь торчит в судьбе, как будто нож в боку,

Как будто бы к зиме — ого! — провален сенокос!

И это все из-за кого? Из-за каких-то коз!

Коровам кажется уже: пастух совсем не тот —

Не за того, кто есть в душе, себя он выдает!

Наверняка в кустах котел (а может, речь о двух!),

Наверняка развел костер обманчивый пастух!

Недаром приподнялся он, недаром морщит нос —

Наверняка в котлах бульон, наверняка из коз!

Мычит логический вопрос, гадая наперед —

Не жалко коз, но сварит коз — и чей тогда черед?

 

Пришел логический ответ из глубины веков,

Он начинался от котлет и шел до шашлыков.

Ответ шокировал коров, как осетров — уха,

Коровы бросились в галоп, бросая пастуха.

А тот коровам вслед глядел, как будто в пустоту,

И только зря дудел, дудел в пастушечью дуду.

Под песенки цикад, под стук кукушки на суку,

Стоял заброшенный пастух на пойменном лугу.

Все началось вот так, точь-в-точь, в один из страшных дней,

Когда козлы бежали прочь, поскольку нет свиней.

 

 

Закат

 

Закат... Двенадцать ртов,

синхронные всецело,

у дюжины котов,

собравшихся по делу,

раскрыты в небеса.

Соседи рвут тальянку.

Краснеет полоса

над башнею сбербанка.

Загадочной дугой —

ну чиста, астероид! —

идет-бредет домой

наклюканный андроид.

Закат... У берегов

клубится баррикада,

и брюхо облаков

багряно от заката.

 

 

Тогда тюлени еще летали

 

Тогда тюлени еще летали.

И уносились (чуть осень) к югу.

И я грустил... Но они летели

Весной обратно, и так по кругу.

 

Тогда с друзьями мы пели, пили,

Не прерывали себя ночами.

Клыки, представьте, не затупили,

Клыки прекрасно тогда торчали.

 

Когда смешные случались рифмы

(Такие рифмы! Но здесь — не стоит...),

Хмельные, окна во двор открыв, мы

Орали рифмы, как мат со строек.

 

Тогда хотелось плевать в закаты —

Теперь в закаты упасть охота,

А вместо крика: «Айда, ребята!» —

Спокойный голос: «Пошли — работа».

 

Пошли — работа... Жена, две дочки,

Коты, квартира. Уютно, ладно.

А вот, поди ж ты, тюленьи строчки

Не отпускают, зовут обратно.

 

 

Трамвай

 

Идет трамвай до станции конечной,

Несет трамвай нетрезвого меня,

И надо бы о чем-нибудь о вечном...

Но думается всякая чухня.

 

Качается в окне полночный город,

Он съел людей — ты рот не разевай!

Он и тебя уже проглотит скоро.

Качай меня, укачивай, трамвай...

 

Смотри — труба! не платят на заводе,

А вот дымит... загадочен завод!

И почему-то в голову приходит,

Что выдох-вдох — банальный выход-вход.

 

Как в кинозале. и не нам тягаться

С киношником всесильным. не суметь!

Мы рождены в массовке потолкаться,

Подергаться и в кадре замереть.

 

Какой билет? Обидели поэта!

Ну и деньки (запомнить о деньках!)

Будь при деньгах — купил бы вам билеты,

Но получилось, что не при деньгах.

 

Трамвай, не стой! Я не сойду — доеду...

Конечную поймаю на живца...

Трамвай пустой, нетрезвому поэту

Так хочется доехать до конца!

Я РИСУЮ

 

* * *

Я сегодня рисую... Что?

Что придется, и будь что будет,

Ну, допустим, рисую будни...

К черту будни! Нет-нет, не то...

 

И рисую не я — рука,

Черной ручкой на белом поле,

Чуть забудешься, дашь ей волю —

Так давай выводить... Пока

 

Получилось — стоит мужик,

Снегопад, замело окопы.

Даже два мужика. Ослопы.

Вжик ослопами, снова вжик!

 

На снежинках летят жуки,

И жужжится Хава Нагила.

Снегопад, намело могилы.

Перечеркнуты мужики.

 

* * *

Все по новой. Растут цветы.

Не могила — а просто клумба.

Ребятишки идут из клуба,

Улыбаются счастьем рты.

 

Куб, объемлющий белый свет,

Ребятишки и клумба — в кубе.

Кто-то сделать успел на клумбе

Надпись черным: «А счастья нет!»

 

* * *

Я рисую, верней — рука

По бумаге идет, как путник.

Спотыкается. Будни, будни...

Только будни — они пока...

Опубликовано в 2005-08 гг.
 2    3    4    5    6    7    8    9

Из последнего

«Избранная лирика». Е-сборник в формате PDF. Объем 970 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

«Летний дебют 2005». Е-книга  в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1200 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

По желанию клиента поведенческие факторы ранжирования google для всех и каждого.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com