ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий БЕРЛИН


Литературно-художественный салон «Дом Берлиных»
http://berlin-house.ru

Об авторе. Содержание раздела

ЛЬВЫ СТЕРЕГУТ ПЕТЕРБУРГ

 

Манеры

 

Как Петербург во мне звучит

Особым стилем поведенья!..

Я был прилежный ученик,

Отца вбирая наставленья.

 

Он чтил строжайше этикет —

Все тонкости придворных правил,

Исчезнувших сквозь толщу лет,

(Которым следовал мой дед)

Он ныне многих бы забавил:

 

Знал, как в гостиную войти,

Как ангажировать на танец,

Умел при ссоре честь блюсти,

Являя благородства глянец.

 

Не допускал он «моветон»,

Не позволял себе излишеств...

 

Так вёлся наш неброский дом —

Не без достатка, но без пиршеств.

 

Сегодня правит простота —

Двоюродная тётка хамства:

Живут, как с чистого листа,

Потомки славного дворянства.

 

Я не могу не замечать

Деталей нынешнего быта

На всём давно стоит печать:

«Упрощено» или «Забыто».

 

И вот смотрю на мир в глазок

Из кельи своего смущенья:

Как от реальности далёк

Отцовский кодекс поведенья.

 

 

Физик и поэт

 

Поэта долг — пытаться единить

края разрыва меж душой и телом.

                              И. Бродский

 

Дышит галактика рваными лёгкими —

бесова бездна без дна;

В душу поэта мишенью далёкою

светит тревожно Луна.

 

Космосом шепчутся строчки нетленные,

рвутся они из груди...

Как обращается с вами Вселенная?

Не обижает, поди?

 

Физик вскрывает отмычками символов

тайны пришельцев Земли,

Видно, в останках обугленных идолов

спрятаны их корабли.

 

Скорость огромна, но масса ничтожная

у современной души —

Что же, поэт, ты застыл настороженно?

Полно: садись и пиши...

 

 

...все возрасты покорны

 

Но дни бегут, и время сединою

Мою главу тишком посеребрит

         «Гаврилиада», А.С. Пушкин

 

О, вожделение рассвета,

Вновь посетившее поэта,

Благодарю тебя, но где ж ты

Хранила сонные надежды?

 

Моя натура трепетала,

Сокрыта тайной покрывала,

Но ты спала, моя шалунья,

А мне хотелось до безумья,

Чтоб призрак юности коснулся

Твоих желаний... и проснулся.

 

Бегут года, мы повзрослели,

Нас не тревожит звук свирели,

Который пробуждал нас властно,

Но ты по-прежнему прекрасна.

 

Мне вспомнились младые годы,

Когда по прихоти природы

При виде девственного стана

Взметался силою фонтана

Ответ взволнованного тела,

И ты слияния хотела.

 

Влекли нас чувственные ритмы,

Мы были грешны, ненасытны,

Ты отдавалась, как рабыня...

О, Муза страсти, где ты ныне?

 

 

Много пишут о сирени...

 

Много пишут о сирени,

и о розах много пишут...

Я люблю стихотворенья,

если в них раздумьем дышит

каждый листик, каждый колос,

ветка ивы у причала...

 

В прелых листьях слышу голос

философского начала.

 

 

Осень в ноябре

 

Залохматилась осень,

замахрились листы,

ярко-рыжая проседь

зажигает костры,

серо-бурою кляксой

тучу гложет заря,

размалёваны краской

небеса ноября,

приуныли каналы,

на реке сиротно,

проникает устало

свет в стальное окно,

и бредут мои ноги,

и на сердце отстой,

и не видно дороги

в город детства родной.

 

 

Ярость

 

Москва... как много в этом звуке...

                                       А. Пушкин

 

История неопровержимо доказывает

неспособность толпы

мыслить категориями

добра.

                                       А. Берлин

 

Толпа — как много в этом слове

трагедий и резни,

Пожаров, ужаса и крови

под плебса крик: «Казни!»,

И умерщвленных раньше срока

ещё невинных душ,

Жертв провокаторов, пророков,

погромщиков, кликуш.

 

Незрячая тупая сила,

издав гортанный рык,

Kрушила крепкие стропила

надстроек мировых;

И, разрастаясь краснолице,

играя топором,

Ревел над страшною столицей

толпы кровавый гром.

 

 

Верблюд

 

Ай, Моська, знать она сильна...

                                   И.А.Крылов

 

«Собака лает — караван идёт»...

А шавке той ума недостаёт

Понять, что вдаль шагающий верблюд —

Выносливости верный абсолют.

 

Он мудростью и знанием велик,

И к своему он статусу привык,

Напрасен сучек лай, их

визг пустой

Его волнуют, как в пустыне зной...

 

И никакие козни мелких мосек

Ни капли тени на него не бросят.

 1    2    3    4

Новые стихи — Стихи из книги «В тот час, когда тревоги...»Стихи из книги «Петербургские дома»Избранное  — Поэмы и циклы

Стихи — ПоэмыХоккуШутки, гоготушкиМини-максимыАвтобиография. СтатьиФотокомпозиции и репортажиАудиозаписиИнтервью

Литературно-музыкальный салон «Дом Берлиных»

Об авторе. Содержание раздела

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com