ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Анатолий БЕРЛИН


САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

 

СПАС НА КРОВИ

Маленькая поэма

 

I. Пролог

 

Покидал я шальную Россию

Как изгой.

Не осталось в душе ностальгии —

Я другой...

 

Я служу языку! Скажем хлеще —

Демиург...

Ты погас в моей памяти вещей,

Петербург.

 

Своим трубным путиловским гласом

Не зови...

Почему в сердце место для Спаса

На крови?

 

II. Начало истории

Ведомый ли безумием, проклятьем,

Историю багровую творя,

Народоволец с бомбою под платьем

Лишил Россию лучшего царя,

Народу вольницу несущего...

                                Не зная,

К чему ведёт кровавый приговор,

Второго Александра поминая,

Русь покаянная построила собор —

 

Опальный самый и живучий самый...

Как будто под брусчаткой генный код

Был зашифрован красной криптограммой —

Страдать ему за веру и народ.

 

Стоял, изрытый варваров клыками,

Униженный, восставший на крови,

Измаявшийся во столетней драме,

Народный символ горя и любви.

 

III. Продолжение истории

 

Величавыми и многоглавыми

куполами в тумане царя,

Церковь гордо гербами державными

возносила России царя.

На канале раскинувши праздником

свой ковёр — мозаичный декор,

Привечала она христарадников

на брусчаткой украшенный двор.

 

И служила бы, коли соратники

безрассудных бомбистов-убийц,

Облаченные в кожу и ватники,

не сломали б морали границ.

Не однажды на их заседаниях

храм болезный решали снести, —

Отобрать у народа предание,

надругаться, вконец извести

Царский дух ... Уж зело позлословили,

сапогами топчась в алтаре,

Взрывники динамит подготовили...

Сорок первый стоял на дворе.

 

И в блокаду, в годину треклятую,

под сирены сиреневый вой

Здесь, под сенью, блокадой примятою,

трупы павших горбились горой.

Зол мороз на Васильевском острове...

Потеряв кто ребёнка, кто мать,

Ленинградцы, из тех — повыносливей,

приходили родных опознать.

 

В страшный день, как ночные налётчики,

по приказу святое поправ,

Бомбу сбросили чёрные лётчики,

целясь в Храм, прямо в купол попав.

Но и тут снизошло провидение:

у Спасителя в крепких руках

Сорок лет пролежал он в смирении —

неопознанный питерский страх.

Тот снаряд с высоты протараненной,

когда был обезврежен фугас,

На руках, словно царь, весь израненный,

спущен бережно был на матрас.

 

И опять свою злобу накапливал

большевизм — беспощаден, угрюм, —

Жёг огнём и водою затапливал,

и гнильём набивал его трюм.

Тридцать лет, испросивши прощения,

Спас в лесах простоял, как в бинтах,

Ожидая своё Воскресение...

Как провидец с мольбой на устах.

 

* * *

Бутылок горлышки, как шпили

былых традиций.

О том, что люди перепили,

расскажут лица.

 

По улицам крадется скорбь

в броне улитки.

Вдоль тротуаров жмется скарб —

так, пережитки.

 

Приходят образы во сне,

звонит будильник...

У Достоевского в окне

горит светильник.

«Санкт-Петербург» — «Спас на крови» — «Пушкин» (на рус. и анг. яз.)Стихи и поэмы на библейские темыПо мотивам древнегреческих мифов

Об авторе. Содержание разделаСтихи

К 300-летию Санкт-Петербурга. Арх. файл, html, 171 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com