ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий БЕРИДЗЕ (ГЛАДКЕВИЧ)


Об авторе

 1    2    3    4

 

Не прикроешь...

 

Тяжелая пуля ударила в спину,

сломав пополам и отбросив в кювет...

Трагично обычна картина... Рутина...

Вот только что был ты, и вот уже нет...

И зря поливает огнем автоматным

твой друг промелькнувшую тень у скалы —

не в силах отныне ему подсказать ты,

что в спину ему тоже целят стволы...

 

 

Пусть хоть так...

 

Положу я к обелиску

сына первую игрушку —

погремушку. Погремушку...

Протянулась тонкой низкой

жизнь моя от той высотки,

а на низке — фотки, фотки...

И на этих тусклых фотках

я живой и ты живой,

у обоих взгляд шальной.

Но уже штабные сводки

отвели для нас раздел:

ты погиб, я поседел.

Ты сказал мне перед боем —

и запомнил я доныне, —

что всегда мечтал о сыне.

От любимой хохотушки

ты графой ушел по списку.

Болью вечной в душах близких...

Пусть хоть так: я к обелиску —

сына первую игрушку.

Погремушку. Погремушку...

 

 

Клянет старуха генералов...

 

Клянет старуха генералов,

клянет озлобленных джигитов.

Вчера лишь внучка умирала,

а вот теперь и дочь убита.

Старик сейчас могилу роет,

дочь похоронят до заката.

Сидит старуха, в голос воет

не по законам шариата.

А на разбитой вдрызг дороге

гудит и лязгает броня,

солдат, вчистую стерших ноги,

едва-едва от пуль храня.

Кругом следы войны-разрухи,

не описать их на словах...

А горя жалкого старухи

не замечает и аллах.

 

 

Чужое танго

 

Смотря в глаза Петрушам и Ванюшам,

похожим то на Мань, то на Наташ,

я вспоминаю кручи Гиндукуша

и под Шали расстрелянный блиндаж.

Я вспоминаю слезы Карабаха,

погибший под Бендерами дозор,

пропитанное порохом и страхом

Кодорское ущелье между гор.

Я вспоминаю звезды над Салангом

и огненную трассу на Термез...

А Петя с Ваней медленное танго

танцуют, отказавшись наотрез

от звания мужского, от обличья,

от Богом им ниспосланной судьбы...

Они идут войною на приличья,

а я никак вот не вернусь с войны...

 

 

Да, я убил...

 

Да, я убил...

Но — Родину любил,

солдатом — был...

Да им ведь и остался?

Как человек?

Как человек — сломался,

истаял — и пропал

безвестно.

Без возврата

пропал — попал

на это место

клято.

В тюрьму.

Стократ страшней штрафбата...

Ко всему

я знаю непреложный факт:

я прОклят и проклЯт

вовек.

Не человек...

И больше — не солдат...

 

 

Ведено

 

В ущелье вызревают облака

и в горы заползают, отдуваясь,

и на тропинках горных оступаясь,

о скалы в клочья рвут свои бока.

Но — молча. Как в веках заведено.

Как заповедано — без охов, ахов.

Взлохмаченною горскою папахой

их надвигает ночь на Ведено.

И Ведено вздыхает тяжело:

опять пойдет пальба за блокпостами.

Джихад дурными взвоет голосами

разбойничью молитву за селом:

Аллах акбар! А на стволах — нагар,

а к облакам — дымы пороховые...

Век двадцать первый. Южный край России.

Война... Ну, с Богом... И — Аллах акбар...

 

 

Письмо оказией…

 

«Меня валяли по двору

ногами в кованых ботинках.

Забили б, видимо, к утру,

А что — им это не в новинку...

Но обошлось. И по горам,

в приклады взяв, вели под шутки,

на праздник свой — курбан-байрам...

Им было весело, мне — жутко.

Все скоро кончится. Но чем?

Сижу в зиндане. Не исправить...

Мне обещал один чечен

тебе записку переправить.

В одном я, мама, виноват

что стану скорбною морщинкой

у губ твоих.

              Твой сын-солдат...»

А

    мама

              плакала

                             в Кузьминках...

 

 

...и стал я богаче

 

...и стал я богаче

на горе чужое,

на собственный стыд:

незнакомая женщина, плача,

обняла меня с криком: «Вахит!»

Только я не Вахит...

Да и в этой войне —

хоть не мной он убит —

на другой стороне.

Все же имя вот это — чужое,

под которым мой враг подрастал,

принял я. Пусть на миг,

на один-разъединственный крик —

я, Вахит незнакомый, тобою

для твоей обезумевшей матери стал.

...и богаче теперь

на одну из потерь...

 

 

Я не каркаю...

 

Горы — горькие... Горе — горками

по равнинам... В недобрый час

окрестованными пригорками

ошарашит оно и вас.

Что — «не каркай»? А я не каркаю —

сам утрат я таких боюсь.

Только что уж там... Смертной картою

выпадает нам наша Русь.

Картой смертною — командирскою:

горы — фронт, а равнины — тыл...

Нынче думаешь: мой-то выстоит,

а назавтра его — в распыл.

А назавтра его, как плеткою

освинцованной — автомат...

В общем, горюшка всем нам, кроткие,

хватит. Каждому — в аккурат...

 

 

Сны

 

Хорошие сны —

что нет войны...

А я просыпаюсь в поту:

патрон

заклинило в автомате...

На лунном свету,

словно вата,

набухает ночная сырость.

Черт, опять приснилось...

 

 

Пес — псарю

 

Я досыта наелся мрака,

я вдоволь нахлебался тьмы.

Я пес натасканный, а попросту — собака,

кормящаяся падалью войны.

И сам я — падаль. Нынче, завтра,

а может быть, вчера я пал...

И, черт дери, некрологов своих же автор:

я их без счета кровью написал.

Пусть пес я, но и он — тварь Божья,

пусть я не рыцарь, не гусар,

пусть злобен, лют, кровав, но все же, все же, все же —

остерегись, неумолимый псарь.

Ведь будет же предел охоте —

страшись же, пестуя войну.

И пусть я захлебнусь в кровавой страшной рвоте,

но и тебя я в ней же захлебну.

 

 

Неотмоленные души...

 

Облетая, золотится,

пух с высоких тополей.

Даль прозрачная искрится

и внушает: не жалей

ни о чем — о травмах, драмах,

неприкаянности дней...

Глянь: над церковью крестами

клин нежданный журавлей.

Как курлычут! Горло сушит

плач блуждающих теней...

Неотмоленные души

в оперенье журавлей...

 1    2    3    4

Стихи для детей

«Осенний дебют 2004». Е-сборник в формате PDF. 1,2 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com