ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий БЕРИДЗЕ (ГЛАДКЕВИЧ)


Победитель I конкурса премии «Пятая стихия» им Игоря Царева.
Сезон 2013-14 гг.
О конкурсе

 

«Здравствуйте. Я Юрий Беридзе. Москва. Бывший военнослужащий — ВМФ России, капитан 1 ранга запаса. Сейчас работаю в информационном агентстве. Военный журналист».

Юрий Беридзе,

октябрь 2004

ДВАДЦАТЬ СЕМЬ КРОВОТОЧИН
(памяти тех, кто сражался в Чечне)

 

Блокпост

 

Ты чуешь, командир, как пахнет лето —

полынной горечью земли согретой,

травою пряною с некошеного луга

и кровью нами залитого юга...

Настоем ягод в шелковичной кроне,

прокисшей медью стреляных патронов,

солярою из приданного танка

и смертью от неубранных останков...

 

 

Двадцать семь кровоточин

 

Мы шли всю ночь. Нет, не шли, а ползли,

через терн продираясь колючий.

Против нас были горные кручи,

стылый холод чеченской земли,

даже звезды, чертившие небо,

словно трассеры, целили в нас.

Выполняя секретный приказ,

все же вышли на Чертовый гребень...

Двадцать семь дорогих кровоточин

там, на гребне, оставлено мной.

Сумасшедший пилот-вертолетчик

виноват, что я все же — живой...

И

    из

         каждого

                       времени

                                      года

я

    теперь

               прорываюсь

                                   в ту осень.

Было

          нас

                 двадцать

                                  восемь.

Я —

         последний

                           из

                                взвода...

 

 

Паспорт для фрагментов

 

Солдат простым, но важным занят делом —

заботится об опознанье тела.

Заботится заранее — на случай,

которого не выпало бы лучше.

На случай, если бренные останки,

размажет, словно гусеницей танка,

иль взрывом разметает на фрагменты.

Такие у войны эксперименты...

Три гильзы перед ним — для трех бумажек,

пусть хоть одна о нем — потом — расскажет:

там адрес, там фамилия и имя.

Лишь только были б найдены своими...

Одну из гильз — на шею, на шнурочке,

вторую — вшить в рукав, чтоб было прочно.

А третью гильзу он вошьет в штанину —

и можно смело наступать на мину.

Три гильзы, три обрывочка-листочка,

в солдатской жизни — три последних точки,

три гильзы, три записки-документа...

Их называют — «паспорт для фрагментов».

 

 

Сеанс связи

 

«Молот», «Молот», я «Зубило»...

Слышь, братан, прием, прием...

Да какой там хрен вдвоем,

коль Матвеева убило

добрых полчаса назад!

Три рожка есть, пять гранат...

Нет, уйти смогу едва ли —

обложили с трех сторон.

В крайнем случае, патрон

я найду. Ну, чтоб не взяли...

Да и как, ты сам суди,

без Матвеева уйти?

«Молот», «Молот», я «Зубило»...

Ты ребятам передай,

что Валерка Бородай

не какой-нибудь мудила.

Разве ж я когда бросал

друга средь чеченских скал?

«Молот», «Молот», я «Зубило»...

Ты ведь прав... Прием, прием...

Мы с Матвеевым вдвоем,

даже мертвым, все же — сила.

Я сейчас веду огонь

за себя и за него.

...Это наш

последний бой.

Связь закончена.

Отбой...

 

 

С того ты свету не придешь...

 

С того ты свету не придешь,

за стол не сядешь, сняв «разгрузку»,

со мной по стопке не махнешь,

не проворчишь: «Ну, где закуска?»

И вот сижу — и пью один

я на твоих сороковинах.

Ты слышь, Иван... Хоть погляди,

как я закусываю «Примой».

А что поделать? Здесь, в горах,

ты ж знаешь, нам ведь не до жиру...

Вся «Ява» — где-то там, в тылах,

а на заставе — «Примой» живы.

Ну, все, Иван, на посошок —

заговорились... Утром — в горы

нам в рейд. До встречи, корешок.

Не повезет — так, значит, скорой...

 

 

Саперы редко смотрят в небо...

 

Саперы редко смотрят в небо...

Близки опасно быль и небыль —

на расстоянии руки.

И взгляд привычно до тоски —

не в небо, полное простора,

а в землю. Насквозь. До упора.

До тика нервного щеки,

до на взрывателе чеки.

Саперы редко смотрят в небо...

Они свои свершают требы,

руками пестуя беду,

другой Вселенной на виду,

смиряя подлый норов мины.

И Млечный путь им смотрит в спины...

 

 

Побрякушки (Морпехам, павшим в Чечне)

 

У комбата —

лопатой лапа.

Раздает ордена,

взвешивая на ладони.

Только вот — нахрена?

Хороним

таких ребят...

Вот они — в ряд:

Власов, Кодзуба, Сторонин.

Все — нашей роты,

сержанты морской пехоты.

Убери побрякушки,

комбат.

Ждут «вертушки»

солдат.

Груз-200...

Потом — награды...

Сейчас — время мести

солдатской. Надо

схроны

выжечь дочерна.

Пусть выдает патроны

старшина...

 

 

Проза медсанбата

 

Полдень. Юг. И пусть февраль

ветрогонит стыло.

В медсанбате средь двора —

флигель зампотылу.

За подветренной стеной

густо солнцем пахнет,

беспризорной трын-травой...

Нам бы свах — а свах нет.

Вот невесты — хоть куда,

птахи-медсестрички.

И особенно вон та —

рыжие косички...

Эх, сейчас бы токовать

с нею на свиданьи...

«Ранбольной, вам кровь сдавать!»

Строгое созданье...

Набираемся тепла

в закутке придворном.

Чтобы мысль не заскребла,

что опять нам в горы —

эй, подранки, грей бока,

че вперед гадать-то!

Шкандыбесимся пока...

Проза медсанбата.

 1    2    3    4

Стихи для детей

Об авторе

«Осенний дебют 2004». Е-сборник в формате PDF. 1,2 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com