ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юрий БЕРИДЗЕ (ГЛАДКЕВИЧ)


Гладкевич Юрий Вахтангович (литературный псевдоним — Юрий Беридзе).

Родился в 1956 году в Грузии.

В 1974-1976 годах проходил срочную военную службу в Закавказском военном округе. В 1980 году окончил факультет журналистики Львовского высшего военно-политического училища. 1980-1986 — служба на Северном флоте. В 1989 году окончил Военно-политическую академию им. Ленина по специальности «редактор».

С июля 1989 года по август 1998 года проходил службу в редакции газеты «Красная звезда». В 1998 году уволился в запас.

Воинское звание — капитан 1 ранга.

После увольнения с военной службы работал ответственным редактором в информационном агентстве «Интерфакс-Агентство военных новостей».

Член Союза писателей России.

Лауреат конкурса Международной литературной премии имени Игоря Царёва «Пятая стихия»

ИЗ НОВОГО

 

* * *

 

Рык за стенкою невнятен,

но всё громче, всё лютей.

У Алёхи снова батя

пьян, как тысяча чертей.

Значит, скоро тетя Люда

снова сиганёт в окно,

а Алёха буркнет: мудель,

вот дурной, как есть дурной...

И за стенкой станет тихо,

словно в доме никого,

а Алёха буркнет: дрыхнет,

как обычно, мать его...

И вот так отца клянущий,

буркнет: ну, пойду, раз спит,

он хороший, только пьющий, —

и сердито засопит.

 

 

* * *

 

наливай мне чарку злую

и еще одну

 

не поется на сухую

песня про войну,

не поется, а хрипится,

стонет о былом

 

эх, душа моя — синица,

ранено крыло

 

эх, душа моя — обломки,

дребезги и хлам,

места нет в ее потемках

радостным словам

 

плачет старая тальянка,

выводя мотив,

а слова, как я — подранки,

целых не найти

 

наливай мне чарку злую

 

и еще одну,

не поется на сухую

песня про войну

 

не поется, а хрипится,

стонет о былом

 

эх, душа моя — синица,

ранено крыло

 

 

Кони

 

В пространстве заоконья —

на водопое кони,

гривасты, тонконоги,

а берега — пологи,

речные тихи воды

и безымянны броды.

А кони — лицедеи:

как выгибают шеи,

как встряхивают гривы,

как пляшут горделиво.

И мне предельно ясно,

что знают, как прекрасны

 

 

* * *

 

Бывает, пчёлы искусают,

да так, что веки затекут,

а доктор, глянув, выдаст вывод:

якут

 

 

* * *

 

Проси, что хочешь, я ни разу

не откажу тебе, Емель, —

сказала щука и сменила

e-mail

 

 

Надежда

 

и нас убивали, и мы убивали,

и так постепенно мы все убывали

 

но жизнь продолжалась — своя и чужая,

и бабы зубами скрипели, рожая,

в неистовой вере не в промысел Божий,

а в то, что не всех мы, убийцы, положим,

в надежде на то, что, омыты кровями,

застынем у нами же вырытой ямы,

куда полегли превеликие тьмы

и ляжем вот-вот неубитые мы

 

 

Песня

 

Ох, нелегок, окаян

путь на Тихий окиян

от балтийских от морей

да по вотчине моей.

Да по вотчине -

краю отчему,

по убогой

да по красивой

стороне-стране моей,

по России.

 

И стоят вдоль дорог часовые —

верстовые столбы, верстовые,

вдоль дорог, что — в дворцы и остроги,

вдоль дорог, где — любовь и тревоги,

вдоль дорог, вдоль дорог.

 

Ох, трясет же и мутит

да на этом на пути,

на пути из края в край

душу вытрясет, считай.

Душу вытрясет

этот беспросвет,

сколько силы

да положили

чудны люди по моей

по России.

 

И стоят вдоль дорог часовые -

верстовые столбы, верстовые,

вдоль дорог, что — в дворцы и остроги,

вдоль дорог, где — любовь и тревоги,

вдоль дорог, вдоль дорог.

 

Ох, нелегок, окаян,

да с устатку,

путь на Тихий окиян

и Камчатку.

Да по вотчине -

краю отчему,

по убогой

да по красивой,

по великой по моей

по России.

 

И стоят вдоль дорог по России

часовые — столбы верстовые,

вдоль дорог, что — в дворцы и остроги,

вдоль дорог, где — любовь и тревоги,

вдоль дорог, вдоль дорог.

 

 

* * *

 

Ох, здоровы эти бабы,

ох, здоровы мужики

При российских-то масштабах,

при колдобинах, ухабах,

тут не только башмаки —

ноги стешет по колена,

руки напрочь оторвёт,

а они свой груз страшенный,

груз, вовек благословенный,

тянут, не щадя живот.

Тянут, словно ломовые,

выходной, не выходной —

рядовые, коренные

 

А сердца у них — больные,

по стране болят родной

 

 

Оправдательное

 

Не мы пьяны, пьяны не мы,

пьяна округа в хлам и дым,

и песню про шумел камыш

горланит голосом дурным.

Не мы пьяны, пьяны не мы,

но раз вокруг такая пьянь,

не строить же глухонемых:

горланят все — и ты горлань!

Вот и поём, вот и орём,

как на прогулке полковой,

и ночь под пьяным фонарём

мотает пьяной головой

 

 

* * *

 

засяду в тишь и ручку-самописку

измучаю в бездействии пустом...

не то, чтобы роман — хотя б записку,

а ведь не пишется... ну, может быть потом...

когда «потом»? и без того, истаяв,

года прошли, а нас, как развело —

не помню уж, в апреле или мае, —

так до сих пор обратно не свело...

ты говоришь, что письма пожелтели,

я говорю, что чувствую вину,

но наших лет лохматые кудели

мы не сплели в единую тесьму...

и вот теперь, когда на сердце осень

и очевидней стала пустота,

я задаюсь бессмысленным вопросом

над неприкосновенностью листа,

который — если хватит разуменья —

к тебе повинным улетит письмом...

пусть в нашей жизни будет хоть мгновенье

без горьких сожалений о былом...

 

 

В парке

 

Смешной старичок... Липочка, Липочка,

не садись на пенёк — он мокрый, была гроза, —

а сам на колени, брюки выпачкав,

становится — и заглядывает ей в глаза

 

 

* * *

 

Эпоха расползлась,

как ветхая дерюга,

на выветренный грунт

просыпалось зерно.

Кормись, кормись с земли,

души моей пичуга —

зерно не может быть

ничем осквернено.

Кормись же, подбирай

просыпанные зерна,

для нового полёта

крепи свои крыла.

Так нужен в небесах

хотя б один дозорный,

чтоб новая эпоха

вот так не поползла

 

 

вот идут, идут дожди

 

вот куда идут дожди?

кто и где вас ждёт, дожди,

да и ждёт ли кто-то?

что осталось позади,

что там будет впереди?

может, вы везде, дожди,

словно я, сироты

 

может, правду все подряд

нам всё чаще говорят:

нет у вас поводыря,

по своей охоте

вы, дожди, идёте зря,

словно я, идёте зря,

и давно до фонаря

всем, что вы идёте

 1    2    3    4

Стихи для детей

«Осенний дебют 2004». Е-сборник в формате PDF. 1,2 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

umstandsmode

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com