ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Станислав БЕЛЬСКИЙ


Об авторе. Контактная информация

ПЯТНА

 

*

 

если питер свищет

над густым днепром

поднимайся выше

пей себя комком

 

градусник в подмышке

чёрный переплёт

автомат на вышке

лермонтов берёт

 

голым не помеха

чёрствым благодать

ешь себя калека

в новую тетрадь

 

*

 

попробуй завесить тропинку

ты корнем резонного дня

находчивый юноша нинку

любил не снимая огня

 

а если а после а ныне

медуза разжалась в груди

где трезво нескромницы плыли

по таксомоторной пыли

 

*

 

как чёрно-белою осой

я звякну интеллектом

чеши отсюда, мой босой

онегинским проспектом

 

неси меня, мой самовар

цеди, татьянкин, сдобный пар

тревожный вензель М и Ж

рисует зигмунд в неглиже

 

*

 

ты двинешь ключ издалека

пустынный наблюдатель

пусть не дрожит твоя рука

среди густого стояка

и желторотой насти

 

а чем прикажешь ночь кормить?

прибило к нёбу трупик

и пушкин в вереске болит

и герман бродит с лупой

 

*

 

остановив курсор в полёте

отменим бесконечный год

и вот в картонном переплёте

седая радуга плывёт

 

и свежий мальчик-меченосец

копает лестницею ночь

и ищет рифму, перебросив

через костёр чужую дочь

 

*

 

поймай меня брожением руки

твои носки преступны и горьки

под мартовской безусой пеленою

стигматы все ленивого покроя

 

прикрой тяжёлый глаз и сдобный смех

отгороди себе прыщавый дворик

и дробью заряди лиловый гробик

пока тебя не съел балконный грех

 

*

 

кружись пружись колёсико

дырявые глаза

играй моргай молозиво

и жмурься бирюcа

 

"а тень как клейкий хлебушек"

читает пеленгас

а день вдоль жёлтых бабушек

и похорон жука

 

*

 

суши теперь свою природу

в прохладной зауми ума

как синеватую погоду

что скоро выклевать должна

 

несвежий доктор сушит вёсла

и держит боль за падежи

а во вселенной пахнет оцтом

и головой упрямой ржи

 

*

 

возьми-ка карту, мой заботливый южанин

мой неуёмный, но бессчастный творожанин

и к карте пририсуй заметные персты

что сохранят нас от излишней красоты

 

качаются дугой славянские напевы

ты видишь дев, другой? но это всё не девы

а чёрные следы на стогнах расписных

где шлёпает домой непоправимый стих

 

*

 

ты учти: это нерв это польский связной

что диктует свои нам поклоны

скользкий город съезжает грозой-егозой

разобщая гламурность иконы

 

что ты в небо скучаешь, болотный вассал

и торопишь невнятные вещи?

всё равно клюнет в руку любая звезда

но не та от которой беречь их

 

*

 

наташа тёмная, как скоро

ты расплетёшь первоосновы

поймёшь меня в размытом клинче

прозрачней дэвида и линча?

 

твой черноносый пленник спит

уже не тлеет не вопит

но как живёт в тебе зато

его прискорбное ничто

 

*

 

не манипулируй падежный горох

не жги терпеливо страницу

на горке рыгает царёк тибидох

и спит преподобье ресница

 

но если титаном покрыты уста

и если авдотья наглядно пуста

зачем тебе прятать попутную речь

и локти от сглаза проворно беречь?

 

*

 

меня к стеклу заезжему влечёт

а надо отвлекаться. отвлекаться?

тогда непревзойдён переворот

останется размешанных акаций

 

ведь радость тишины не в тишине

а только в перелистнутой ванили

ты завершаешь черноту теней

и первоцвет распахнутой давильни

 

*

 

сразу входит и сразу шум

переходит другим копьём

будто выключив наобум

средиземный свой водоём

 

ты узнай то ли хруст-партокл

носит ноги куда упасть

то ли это с пенальти гол

в синих гетрах хохочет всласть

 

*

 

нет у меня именитых родичей

все глухими пришли из черустей

претенциозное ипотечное

время разоблачило полдники

 

в густоте именной ломается

незадачливое дыхание

ледяная фраза квантуется

чёткой ветошкою пневматики

 

*

 

ни пеплом не маши ни известью не радуй

пусть кипяток ко дну как внешний капитан

бывает пароход разденет тьму но рядом

скрывает рот крестом ответственный углан

 

играть но как-то так почти что не играя

глядеть в пустой трамвай как в полую москву

боль выветрится но усталая иная

иду внутри моста и буквицу трясу

 

*

 

совсем-совсем другая полька

смеясь уходит мимо нот

как осень в пальцах чернозёма

тугие пуговки её

 

ты видишь как брутальна скидка

на помрачённое жильё

вот так же мутная копейка

отменит безрассудный год

 

*

 

мне всё равно как он выглядит

и нюхает ли котов

за лето меня он выведет

как паюсную свекровь

 

пускай полирует давится

и зрением и смычком

пойдём у тебя есть платьице

в котором ты ни при чём

 

*

 

уже не выпросишь хоть по роже

казалось у мальчика есть талант

и припаркован август похожий

на парламентский диктант

 

в качестве утра сменное блюдо:

настя готова до платежей

самое меньшее вымыть посуду

самое большее выловить вшей

 

 

*

 

пусть медленно но всё-таки плывёт

/куда зачем/ поношенное детство

и коклюша бездымное наследство

куда зачем /но всё-таки/ ведёт

 

и вот какие круглые слова

как камушки обглоданного сна

как запятая после мародёрства

и турция наследственного солнца

 

иной предмет бесплотен только так

и дружен как посредственный чердак

он собирает ковшиком кокетство

а вы мне шелестите это детство

 

*

 

(о невидимки пришлая беда

когда журчит апрельская дада)

 

что дома кроме нудного стола

который говорит о да

о да

облизывая вес

как перемену ритма

гудит не зная прошлое когда

 

(потом вошёл полупоэт

и съел вчерашний винегрет)

 

*

 

есть ощущение что ты

клюёшь на празднике хвосты

и падаешь копьём в зените

пока хлопочет узкий твиттер

 

такой разъезженный мотив

что зеленью зияет слив

и тень безлюбую роняя

гудит безумие трамвая

 

прощай же бледная дада

как слитной косточки мерцанье

как по нутру соревнованье

на смутном празднике труда

 

*

 

от парусных диаконисс

немного уши наелозив

грядёт апрельский друг молозив

но только наискось и вниз

 

оттаял сонный обормот

как будто ночь играла мелом

когда его каймой задела

весна развенчанных длиннот

 

*

 

пусть одичалый лоботряс

как петел в дереве искрится

и одноразовый матрос

над нервной истиной толпится

 

а мы пойдём где города

имеют нас в виду когда

оса на жертвенник ложится

слепого майского труда

Камешки ЗазеркальеСинематограф — Пятна — ПричиныСквозь тусклое стекло ИнверсииУзелки Живой журналНовостиОшибочные теоремы

Алексей Александров. Привыкая к скорости.
Рецензия на книгу С.Бельского «Путешествие начинается»

Об авторе. Контакты. Содержание раздела

Альманах 1-10. «Смотрите кто пришел». Е-книга в формате PDF в виде zip-архива. Объем 1,9 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Що таке глаукома? Як її лікувати?

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com