ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Юлия БЕЛОХВОСТОВА


НОВОЕ НЕБО ЯНЫ-МАРИИ

 

Весной этого года (2015, — ред.) в «Даче на Покровке» Яна-Мария Курмангалина представила книгу «Первое небо». Нужно сказать, что книги у Яны выходят с большим перерывом: первая «Белые крылья» вышла в Перми в 2000 году, вторая «Вид из окна» — в Архангельске в 2008-м году, и вот третья, тоже с небесным названием, словно жизнь соразмерная всем мечтам явью осталась там, а не здесь где кресло и телевизор.

 

В стихах из этого сборника действительно много неба, всегда разного: «закругленного неба скомканный парашют», «небо выветрено до хруста», «подпирает небо охотный ряд». Но это вовсе не значит, что лирическая героиня витает в облаках. Скорее, она девушка земная, окруженная незнакомыми и знакомыми людьми, множеством знакомых вещей, ловко подмеченных деталей:

 

тусклый фонарь платформа мокрые сигареты

сонно наощупь люди ищут в карманах спички

свет преломлен и порван — лучше совсем без света

зябко и зыбко скоро первая электричка,

 

<...>

 

и вся ее москва второй подъезд

семнадцатый этаж за мкадом лес,

 

<...>

 

молчит гудзон и сходит ночь на нет

и вверх растет кирпичная аллея

глядит окно на роуд или стрит

где лавка круглосуточно не спит

фасуя по пакетам бакалею.

 

Есть авторы, стихи которых, и даже целые книги, воспринимаются как одно большое стихотворение, рассказ об одном и том же дне, человеке, чувстве. У Яны-Марии Курмангалиной все иначе, каждый текст— как стоп-кадр, четко и чутко запечатлевающий картинку со всеми подробностями, независимо от того, взгляд ли это в прошлое или настоящее, событие личной жизни или жизни целой страны. Но при такой конкретике, при такой фотографической точности описания место действия остается достаточно обобщенным. В своем предисловии к «Первому небу» Ирина Василькова очень точно подмечает: «...хотя Москва названа по имени, московский локус здесь не срабатывает. Присутствует этакое обобщенно-мегаполисное пространство, где настоящих контактов с себе подобными как-то не получается: то и дело понимаешь, что «не вышло разговора». Впрочем, героине Яниных стихов всегда есть с кем поговорить:

 

время прет из берегов гонит по миру волну

в доме двое мужиков делят женщину одну

 

старший грозен голосом

младший твердолобее —

созданный по образу

взрощен по подобию

 

и там же дальше:

 

маленькому — маменька

взрослому — любимая

 

Каким теплом и нежностью наполняются строки, обращенные к этому маленькому, к сыну, к Робин Гуду и Питеру Пэну! Шумный город, довольно безразличный, который умеет грустить и на английском, и на фарси, отступает, и открывается лес за домом, по которому так любит гулять героиня с сыном и собакой. Она вообще редко бывает одна, хоть и пишет о том, что хорошо «так жить одной, не выходя на свет». Но нет, дома всегда кто-то есть, по крайней мере, Черчилль с постера подмигивает Мэрилин, и Хемингуэй мирно дремлет в тумбочке рядом с Палаником (а у бабушки на антресолях, помнится, лежал Маяковский). Стихи Курмангалиной плотно населены людьми реальными (в том числе теми, кому они посвящены), друзьями, случайными попутчиками, таксистами, дворниками, античными героями, легендарными летчиками... Они полны реальной жизнью, земной, со всеми ее радостями и сложностями.

Но небо остается и в стихах, и в жизни — в окнах семнадцатого этажа ее лирической героини, выходящих на восток, в которых то осень, «влажным теплом объята», то первый снег с дождем, то облака. Облака, золотые, взбитые или скомканные, с проталинками и газетным корабликом с портретом Ники Турбиной, белые, как овца Долли, и со снежным дитятей в животе — всегда рядом (иногда даже в кармане), их легко достать, как в детстве, когда они так низко висели над землей, что, казалось, можно подпрыгнуть и ухватиться за одно из них. Все потому, что автор и сам тут, среди этих облаков, на своем первом небе. И всего-то шесть ступенек остается до седьмого...

Юлия Белохвостова

Стихи Яны-Марии Курмангалиной

Даниил Чкония. Виноградные глаза. Рецензия на книгу Я.-М.Курмангалиной «Первое небо»

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com