ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгений БАТУРИН


POSITION NUMBER FIVE

Окончание. Начало здесь.

.....................................................

Захожу я в туалет, а там вся ватага с колокольчиками — папиросы курят и пританцовывают под мобильную музыку. Мобильная, потому что они ее всюду с собой таскают. Портативный такой магнитофон, Japanский. Классная точила. Завидки так и берут. Дым коромыслом. Окно нараспашку. Во двор поглядывают и девчоночьи попки обсуждают. У этой, дескать, блеск, а у той — так... не очень. Большие лоботрясы. Я бы, может, и не полез туда при такой публике, но уж дюже приперло. Просто край. Или — или... За разговорами и танцами, внимания на меня никто не обратил. Присел я, как положено, на очок, поднатужился.... Шуршу себе газеткой, понимаешь, да шуршу потихоньку. Ну... после. Тут меня Сухарик и засёк. Поворачивается и удивленно так говорит:

«Слышь, Малек, ты что сюда приперся? Что за манеры такие — срать на переменах?

Поднимаю я на него глаза и говорю:

«Я не малёк, я Жека!»

Сухарик делает круглые глаза и продолжает:

«Жека, значит. Тогда совсем другое дело. Вот что, Жека! Объясни мне. Ты что, плохо видишь? Разве незаметно, что тут приличные люди отдыхают. А ты, с душком своим, крабом тут растопырился. Не интеллигентно, знаешь, как-то!»

А я ничего и не топырился. Сижу как все. Как положено. Как мама учила. А потому и говорю:

«И ничего я не растопырился. Сам ты растопырился!»

Глаза Сухарика от моей наглости становятся еще круглее. Берет он меня за шиворот, так что я только и успеваю в свои штаны вцепиться, абы не потерять. И, как есть с голым задом, несет меня к выходу из туалета. Приоткрывает дверь и легонько так за дверь опускает. И аккуратненько, для пущего эффекта, поддает ногой под мой голый зад. Не больно, но жуть как обидно. Вываливаюсь я со своей газеткой, да со штанами на коленках в коридор. От обиды красный как помидор. Сам-то я себя не видел. Это потом мне Наташка сказала, что я пунцового цвета. Только штанцы-то поддернул, а из-за угла Гипотенуза. Собственной персоной. А с ней Наташка и Ириха, с белыми повязочками на руках, а на повязочках красные крестики. Дежурят с директрисой, по чистоте. Ну и мальчишник, видать, решили проверить. На предмет антисанитарии, курения и прочего мальчишеского балдения.

Увидели. И давай выяснять. Что я тут в коридоре со спущенными штанами поделываю? А что уж тут выяснять? И так все понятно! Из распахнутой туалетной двери дым коромыслом. Я перед дверями, натурально крабом растопыренный. Факты на лицо. Спокойно пос... посидеть не дадут в туалете, извините за выражение.

Разбираются с нами в директорском кабинете. Всем известно, что Сухарик вынес меня со спущенными штанами из туалета в школьный коридор. Гипотенуза хочет, чтобы я «дал показания» по этому поводу. А я не хочу давать никаких показаний. Не потому, что боюсь Сухарика. Просто Витя говорит, что кляузничать нехорошо. Я стою перед Гипотенузой и молчу. Сухарик здесь же. Он не колется и с надеждой смотрит на меня. Вдруг и я не расколюсь. А я и не колюсь. Больно надо. Я сам с ним потом разберусь. У меня вон чернильница непроливашка течет, я этому Сухарю так покрашу его трузера, что мама не горюй. Всю жизнь помнить будет! Или колокольчики с лампочками на трузерах покоцаю. Я, хоть и не злобный, но злопамятный.

Ненависть переполняет меня всего, от пяток до самой макушки. Я ненавижу этого толстого, противного Сухарика, так же страстно, как люблю Наташку. Нет, много сильнее! Так, как Вовка любит Наташку. Вот уж кто не станет никогда рыбаком, так это Сухарик. Он будет директором мясного магазина, или, пуще того, директором овощного. Ха-ха-ха. Точно! Я представляю, как Сухарик торгует квашеной капустой и картошкой, и мне становится легче. Пусть колят. Наплевать. Все равно не буду кляузничать на директора овощной базы! Ха-ха-ха! Кому огурчики, помидорчики? Лучший в мире закусон! Подходи, налетай! Ха-ха-ха!

Я ловлю на себе удивленный взгляд Гипотенузы. Меня песочат, а я улыбаюсь во весь рот. Так смешно мне стало, когда я представил Сухарика рядом с бочкой для квашеной капусты — директором над овощами.

Сухарика отпустили, так и не расколов. Меня тоже не раскололи. Все равно я оказался главным разгильдяем. Хорошие люди разве корячятся без штанов в коридоре? Маму вызвали в школу. Не знаю, что уж директриса ей говорила — я ожидал окончания разбора полетов у двери в директорский кабинет. Мама вышла, взяла меня за руку и повела... в десятый «Б». Там мы подошли к Сухарику, и мама тихо и спокойно, как интеллигентная женщина и жена бывшего офицера, сказала, обращаясь к нему: «Толстожопый! Вот это — мой Жека! Если ты еще раз его обидишь, я приду сюда и лично натяну твой глаз на твою же толстую задницу! Понял? Я уже не говорю о том, что с тобой сделает его папа, когда вернется из рейса! Я просто не знаю!»

Сухарик понял. Если моя мама рассердилась, то держись. Если она кого-то хочет напугать, то испугается любой. Даже я испугался за Сухарика, представив его с глазами на заднице. И мне стало его жалко. Нет, я не буду красить чернилами его трузера. Ему и так лихо досталось.

Теперь я самый авторитетный второклассник в школе. Старшеклассники показывают на меня пальцами своим девчонкам. А те хихикают. Попробовал бы кто из них спорить с Сухариком, как я! Посмотрел бы я на них! Кишка тонка! Ну и пусть хихикают. Зато я в корефанах с Сухариком. Я, правда, на него не сержусь. Мама говорит, что я отходчивый. В туалет иду, когда хочу. Никто не смеет пикнуть. Видимо, Сухарик озвучил корешкам убедительную просьбу моей мамы. А может, и не стал входить в подробности. Просто сказал свое «ША!» И всё! Убедительная все-таки у меня мама. И Сухарик теперь при встрече всегда говорит: «Привет, Жека!» — и хлопает меня по плечу. Слава настигла нежданно-негаданно. Вся школа знает кто такой Жека! Вот такие вот пичужки-пирибиндюльки!

Туалетная история пошла на пользу. После нее Наташка стала замечать нас с Вовкой. Похоже, без штанов я девчонкам больше нравлюсь. Так что все было не напрасно!

Я сижу дома один. Уроки сделаны, портфель собран — все готово к завтрашнему утру. Уже восемь часов вечера. А мамы еще нет с работы. Может, зашла в гости к подруге? Мне грустно. Как долго еще ждать папу с морей! Пять месяцев. Тяжело вздыхаю и смотрю в окно. Бухта, как на ладони. Хоть и зима, а лед в бухте взломан буксирами — пароходы они ведь не стоят, они приходят и уходят. Уже темно. Видны пароходы у причальных стенок судоремонтного завода и наши УАМРовские. Даже не сами пароходы, а судовые огни. Огни горят ярко, от них по воде бегут колеблющиеся дорожки света.

Из репродуктора на кухне доносится наш рыболовецкий гимн:

 

У рыбака своя судьба —

Здесь каждый с детства с морем обручен.

Где шторм да ветры, там вся жизнь борьба —

Бесстрашье наш морской закон.

 

Дальних причалов чужие огни.

Ищут кого-то лучи маяка.

Соленые волны, соленые дни,

А в небе горит, горит, горит звезда рыбака...

 

Точно. Горит! И светит всем. Возвращаются только не все. Два года назад не вернулся целый пароход. «Бакситогорск». Дело было зимой. Он то ли обледенел, то ли встал бортом к волне. Я не знаю. От удара штормовой волны он перевернулся вверх днищем. В воде оказалось три моряка, все остальные были внутри парохода. Двое из этих троих замерзли в воде до подхода спасателей. Обледенели. Третий выбрался на осколок льдины, или какой-то плавающий хлам с парохода. Он остался жив, но на всю жизнь остался инвалидом. Спасатели подняли его на борт чуть живого, обмороженного. Врачи отпилили ему обе ноги. Когда подошли спасатели, «Бакситогорск», хоть и вверх дном, но был на плаву. И были слышны удары. Это в днище парохода стучали моряки, оставшиеся внутри. Вокруг раненого «Бакситогорска» собрались несколько наших пароходов. Зацепили его на буксир и потащили к ближайшей банке — посадить корпус парохода на мель, чтобы днище было над урезом воды. А потом прорубить днище и вытащить оттуда моряков. До ближайшей банки сутки хода. Банка, это такое мелкое место посреди океана. Штормило. Буксировать пароход в перевернутом виде очень трудно. Они не успели дотянуть его. Через двенадцать часов буксировки что-то произошло непонятное. «Бакситогорск» стал «брать» воду и терять воздушный пузырь из корпуса. Потом волны над ними сомкнулись навсегда. И не стало чьих-то пап. Никогда уже они не вернутся из рейса. И никогда от них не будет пахнуть морем и тропиками.

Когда «Бакситогорск» ушел в пучину, удары в днище были слышны до последней секунды. Стучали гибнущие моряки. Так папа говорит. Он был там, когда пытались спасти «Бакситогорск». Не получилось у них...

Пока я думаю о «Бакситогорске», песня заканчивается. Молодец все-таки Муслим Магомаев. Я смотрю на бухту и завидую людям, которые сочинили эту песню. Сочинить такую песню — и можно умирать с полным сознанием, что ты оставил после себя в этом мире что-то стоящее. Такое, что может выбить слезу из здорового бородатого моряка. Поднимаю глаза к небу и пытаюсь найти там Сириус. Судовые огни такие яркие, что звезд на небе не видно. Ну и ладно. Все равно она есть! Где-то там. Звезда рыбака. Видно, папе светит, раз мне её не видать.

Я перехожу в другую комнату, окна которой выходят во двор. Из этой комнаты видны окна Наташкиной квартиры в доме напротив. На шторах Наташкина тень, с косичками. Точно! Она. Я улыбаюсь Наташке. Она не знает, что мы с Вовкой её любим. Ну и пусть не знает. Ей это надо? Мы то с Вовкой знаем!

Звенит дверной звонок. Ну, слава богу, мама пришла.

Я бегу к двери, открываю и с ходу обнимаю стоящую у порога маму. Я соскучился. В обеих руках у нее авоськи с продуктами. По магазинам ходила после работы. Я люблю её больше всех — больше Наташки, больше Вовки, больше Японского моря и Родины... Она ведь моя мама!

 

* * *

После второго класса Вовку куда-то увезли, не то на Чукотку, не то на Сахалин. Жека больше никогда его не видел. Где ты, Вовка Белопухов? Стал ты поэтом?

В седьмом классе Жека разлюбил Наташку и влюбился в Ленку Пыханову. Тайно, разумеется. У Ленки почитателей было невпроворот. Поэтому о своей любви Жека никому не рассказывал.

В восьмом классе, сидя на уроке алгебры, Жека с удовольствием смотрел на попку и грудь свежеиспеченной математички — молоденькой девушки, только из пединститута. И думал черт-те о чем. И это «черт-те что» к алгебре никакого отношения не имело. Формы училки были идеальны, как в той японской книжонке. Куда там девчонкам восьмиклассницам. Сидел Жека, думал, мечтал и понимал, что по мужской части у него все в порядке. Даже слишком в порядке. Напряжение этой самой части не отпускало все сорок пять минут, пока училка, изящно вертя попкой, рисовала мелом на доске длинные заковыристые формулы. И стала алгебра любимым предметом Жеки. Уроки по этому предмету были наслаждением и пыткой одновременно. Трудно усвоить что-либо, если перед твоим мысленным взором молоденькая алгебраичка постоянно в Position number five.

 

Прошло еще много-много лет. Чего только Жека не видел. Горы Алтая и озеро Байкал, степи Казахстана и льды Ледовитого океана, песчаные дюны Прибалтики и чудные леса Карелии. Белых медведей, бродящих по Медвежьим островам в Чукотском море. Клыкастых моржей, выпрыгивающих из воды в воздух практически из-под самого форштевня ледокола «Георгий Седов» в Колючинской губе. Дельфинов, парящих под водой у форштевня «Искателя», близ острова Монерон.. И много всякого другого... И это было здорово! Но до сих пор Жека больше всего любит одну вещь. Если, конечно, не считать жену, сыновей, маму, бабушку, папу, Японское море и Родину, которых Жека любит больше всего на свете.

По секрету. Шепотом.

Только вам. Смотрите! Чтобы никому!

Больше всего, после Родины, Жека любит... Position number five.

Просто цимус!

Это когда...

 

Ну, да вы наверняка сами знаете.

 

август 2005

Воронеж

«Младший Помпа»«Пивные пиастры»«Кузьмич» — «Position number five» — «На бичевской тропе»

Рассказы из цикла «Байки провинциального бодигарда»

«Избранные рассказы 2005». Е-сборник в формате PDF. 1100 Кб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Куркино суши унаги маки магазин японской кухни доставка суши.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com