ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей БАТАЛОВ


Гран-при Илья-премии'2011
в конкурсе-акции «Русский характер: новый взгляд»

 

Родился в Ярославле в 1982 году. Окончил Ярославский государственный университет им. П.Г.Демидова, юрист, работаю в правоохранительных органах. Литературу люблю с детства. Стихи публиковались в различных коллективных сборниках Ярославля. В 2009 году вышел поэтический сборник «Кочевья».

С.Баталов

 

 

ВОСПИТАНИЕ ХАРАКТЕРА

Перепечатка с сайта http://www.yojo.ru/

 

«Люблю отчизну я...»

М.Ю.Лермонтов

 

Это жёсткая статья. Настолько жёсткая, насколько я мог себе позволить при любви к своей стране и к людям, окружающим меня. Жёсткость её не означает, что я не вижу чего-то доброго и светлого в характере русского народа. Вижу, и очень много. Просто я считаю, что в настоящий момент важно говорить о другом. Потому что этого «другого» стало столько, что оно уже угрожает всему доброму и светлому. Иначе говоря, когда человек болен, ищут лечение, а не говорят о здоровом образе жизни.

 

Итак: Попытка понять и объяснить свои национальные особенности — сама по себе является яркой чертой русского национального характера. Черта эта свидетельствует только об одном — что-то русских людей в своем национальном характере сильно не устраивает (иначе не говорили бы), что-то, при всех хороших его качествах, чувствуют они в нём слабое и болезненное, если разговоры об этом не утихают уже не одно столетие. В конечном итоге, все эти психологические изыскания сводятся, конечно же, к одному очень естественному вопросу: почему мы так плохо живем?

 

Вопрос неприятный. Любому, кто задумывался над ним, а это каждый, живущий в России, совершенно очевидно — живём мы плохо. И могли бы лучше. При этом искушение найти причину такой жизни во внешних факторах преодолевается довольно-таки быстро тем простым обстоятельством, что внешние факторы меняются, а «плохо живем» остается, и остается во многом одинаковым при всех правительствах, режимах и идеологиях.

 

Зачастую мы доходим до того, что даже саму эту плохую жизнь начинаем возводить в ранг национальной особенности и чуть ли не главного достоинства русской жизни:

 

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа —

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!..

Ф.И.Тютчев

 

Поспорим с поэтом. При всей своей гениальности эти стихи всегда вызывали у меня смутный протест. И я понимаю, почему. Бедность — это далеко не обязательно благодать, даже с христианских позиций, не говоря уже об общежитейских. Тут надо понять главное: неспособность чего-то достигнуть и сознательный отказ от достижения этого чего-то — далеко не одно и то же. Мы не можем (пока) достигнуть хорошей жизни. Монашеский отказ от земных благ — это путь немногих. Для всех остальных, я думаю, достаточно не ставить материальные ценности во главу угла, при этом помня, что полноценная, счастливая жизнь возможна, только если мы обустроим свой дом и свою страну.

 

Одарив весьма обильно

Нашу землю, царь небесный

Быть богатою и сильной

Повелел ей повсеместно.

 

Но чтоб падали селенья,

Чтобы нивы пустовали -

Нам на то благословенье

Царь небесный дал едва ли!

 

Мы беспечны, мы ленивы,

Все у нас из рук валится,

И к тому ж мы терпеливы —

Этим нечего хвалиться!

(А.К.Толстой)

 

Или, как было сказано о том же в другом стихотворении:

 

С отрадой, многим незнакомой,

Я вижу полное гумно,

Избу, покрытую соломой,

С резными ставнями окно;

И в праздник, вечером росистым,

Смотреть до полночи готов

На пляску с топаньем и свистом

Под говор пьяных мужичков.

(М.Ю.Лермонтов)

 

А если забыть на время о литературе, то и сомнений никаких не возникнет в том, что хорошо жить русские люди всё-таки хотят. А причины неудач всё-таки субъективные, и их необходимо осознать, потому что именно в таком их осознании большей частью русского общества кроется единственный его шанс на спасение. По той простой причине, что характер воспитывается.

При этом я совершенно не уверен, что такое осознание сейчас вообще возможно, и еще меньше уверен в том, что подтолкнуть к этому могут литераторы и публицисты — сообщества, в значительной степени замкнутые и обращенные сами на себя. Но говорить об этом они должны — хотя бы потому, что и литераторы, и публицисты также являются частью общества, и способны влиять на него не только своим творчеством, но и самой жизнью.

 

Русское общество больно. Проблем столько, что не знаешь, с какой начать. Лень, непрофессионализм, воровство, надежда «на авось», коррупция. Можно брать любую из этих проблем и часами говорить о ней. Но все эти разговоры, равно как и все меры, принимаемые властью, не приводят к решению. Не приводят, на мой взгляд, именно потому, что причины этих бед как раз и кроются в безднах русского национального характера.

 

Обратимся к ним.

Проблемой номер один, которую, как известно, взялись решить руководители нашего государства, является коррупция. Поговорим об этом явлении. Начнём с простого: почему, собственно, плохо брать взятки? На первый взгляд, ответ понятен: этим самым человек нарушает принятые в обществе идеалы справедливости, подрывает общественное правосознание. Но в России, с её и без того размытыми идеалами справедливости, а точнее, с огромным разрывом между справедливостью фактической и справедливостью, прописанной в законах, вряд ли этот факт может кого-то смутить. И действительно: сама по себе взятка у нас не считается грехом. История оправдывает Потёмкина и Меньшикова, прощая им мздоимство ради великих дел.

 

Дело здесь, действительно, в другом: Решение, принятое чиновником за взятку — изначально несправедливо. То есть, оно не справедливо уже тем, что было вызвано самим фактом взятки, а не теми обстоятельствами, которые этот чиновник должен был принять во внимание. Преподаватель ставит за взятку оценку — и из ВУЗа выходит необразованный специалист. Чиновник подмахивает проект строительства с нарушениями — и рушится здание. Дошло до того, что в целом ряде отраслей расходы на взятки закладываются в себестоимость конечного продукта (10%, 20% и так далее). То есть, подрывается ещё и экономика.

 

А теперь подумаем, какая психологическая доминанта лежит в действиях человека, берущего взятку, если исходить из всего вышесказанного? Да ему попросту наплевать на последствия собственных действий. И пусть рухнет дом, пусть вуз выпустит неподготовленных специалистов, а водитель, нарушивший правила, нарушит их ещё раз:

 

Думаю, все уже поняли, к чему нас приводит логика рассуждений. Но повременим делать выводы. Рассмотрим ещё один порок, всегда бывший распространённым в русском обществе — воровство. Тут интересен тот момент, что если воровство на уровне межличностных отношений у нас всё-таки признаётся злом (тоже не абсолютным, конечно), то украсть что-либо у организации особым грехом не считается. В связи с этим наглядный пример из жизни. Некий человек задумал открыть своё дело в деревне. Наладил производство. Но забора вокруг него не поставил: Растащили всё месяца за два. Человек дело закрыл, понёс убытки. Люди, жившие в деревне, остались без работы. Можно было предположить такой результат в тот момент, когда с предприятия всё тащили? Можно. Почему не предположили? Неизвестно. Кому сделали хуже? Себе. Когда известный адвокат Федор Плевако защищал старушку, укравшую чайник у соседки, он на реплику прокурора о необходимости защиты права собственности высказался в том смысле, что Россия не может погибнуть оттого, что старушка украла чайник. В 1917 году Россия погибла. Во многом оттого, что уважения к праву собственности так и не появилось.

 

Третий типичный порок — халтура. У Валентина Пикуля в одном из романов есть эпизод, как во время боя из-за бракованной детали гибнет подводная лодка. И погибающие моряки проклинают того рабочего, который из-за лени ли, или из-за усталости, или из-за страшной гонки за количеством деталей совершил этот брак.

 

В общем, я думаю, что примеров достаточно. А пока что мы можем констатировать одно из ярчайших проявлений русского национального характера — равнодушие к практическому, конкретному результату своей деятельности. Если, конечно, этот результат не касается русского человека лично.

 

Равнодушие к практическому результату означает халтуру в любом виде профессиональной деятельности, иначе говоря — непрофессионализм.

 

Недавно затеял я перечитать А.П.Чехова, которого, как и многие, не читал со школы. Первой прочитанной мною повестью была «Моя жизнь». В ней с беспощадностью врача-диагноста Чехов ставит диагноз всей русской жизни. Есть там и про воровство, и про коррупцию, и про много всякого. Например, чего стоит картина того, как крестьяне по брёвнышку растаскивают строящееся для них же здание сельской школы. И вот что меня особенно поразило — одним из признаков всей этой мрачной и безрадостной жизни у Чехова является именно непрофессионализм. Архитектор там не умеет строить, торговец — торговать. Подчеркну, тотальный непрофессионализм показан у Чехова как признак именно русской жизни.

 

Вы можете возразить: Россия всегда славилась своими мастерами. Трудолюбие русского человека было воспето и вошло в легенды. Я отвечу: да, мастера есть. Но в системе русского общества имеются механизмы, которые препятствует тому, чтобы мастера заняли в нём лидирующие позиции. Рассмотрим эту технологию на примере двух системообразующих сфер нашего общества: властной вертикали и экономики.

 

И начнем мы с вопроса, как эти механизмы работают в системе нашего государства, то есть в системе, которую мы называем власть.

 

Власть — сладкое слово для русского человека. Ее ругают. Ее обвиняют в воровстве, коррупции и во всем, в чём только можно. При этом власти домогаются и ее боятся. Считается, что она всесильна, что она может решить любой вопрос. До сих пор в обществе живы мифы о всевластии спецслужб, о более высоких сферах говорить уже и не приходится. При всех недостатках нашей власти важно понимать одно: власть — это то же самое общество, что и те, кто ругает её. Если поглядеть на биографии современных чиновников и политиков, мы увидим, что все они вышли из тех же самых по социальному статусу семей, что и все окружающие нас люди. И свое отношение к власти они вынесли оттуда.

 

В России отношение к власти такое, что власть (особенно высшая) воспринимается только как инструмент для получения личных благ. Причём, что интересно, у России всегда находятся люди, готовые служить ей лейтенантом в глуши на копейки, но очень трудно представить человека, который в целях служить своей стране начал бы добиваться её высших должностей.

 

Дошло до того, что когда человек устраивается на работу во властные структуры, никто вокруг даже не предполагает, что он будет жить на зарплату (а зарплаты у чиновников низового уровня маленькие). Так прямо и говорят, и я неоднократно это слышал: «чиновники на зарплату не живут». То есть в самой оплате чиновного труда (или труда врача, учителя, гаишника и т.д.) часто заложен общепринятый стереотип действия: хочешь прожить — бери взятки.

 

И в обществе это стало нормальным. Возмущаются уже не тем, кто берёт взятки, а тем, кто берет их очень много или, взяв, не выполняет обещанное. Но человек, берущий взятки, вольно или невольно перестраивается. Он уже не выполняет своих функций. Среди нижестоящих он также начинает ценить подчинённых со схожей мотивацией. Чем дальше такой чиновник продвигается по служебной лестнице, тем шире становится расползающаяся вокруг него прореха в государственном аппарате. При такой ситуации человек начинает с неизбежностью воспринимать свою должность как источник дохода.

 

Тут необходимы некоторые пояснения. Государственная власть никогда и нигде не строилась по принципу конкуренции. Все свои блага чиновник получает не от общества, а напрямую от государства, и ему же — государству — он предъявляет результаты своей деятельности для того, чтобы государство вновь наделило или не наделило его соответствующими полномочиями. Таким образом, вся деятельность любого чиновника регулируется контролем сверху, то есть со стороны вышестоящих государственных органов.

 

Когда человек получает доход со стороны, он теряет стимулы к карьере. Как слуга государства, как его составная часть он становится для него бесполезен. Чиновник, который не стремится сделать карьеру, плохой чиновник. Потому что он не стремится максимально эффективно выполнять свои функции.

 

И остаются одни полномочия — без обязанностей. А чиновник, не осознающий свой долг, через некоторое время начинает воспринимать должность как свою собственность, как надел, отданный ему на кормление (как и делалось в Древней Руси совершенно официально). То есть любую власть он начинает воспринимать как абсолютную власть, не сдерживаемую какими-либо внутренними нормами и правилами.

 

Более того, успешный профессионал в сфере власти очень часто становится этой власти неудобен, так как оттеняет неспособность к действиям всей властной системы (хотя терпеть его вынуждены — работать кому-то тоже надо). Честный человек в среде чиновников невозможен. Он выпадает из посреднической цепочки по сбору взяток, он — опасный свидетель и, кроме того, при невысоких чинах ему становится просто элементарно невозможно кормить свою семью. Поскольку высшие чиновники вышли все из низших, эти же правила действуют на всех уровнях, и честные люди просто выдавливаются из этой системы.

 

Но почему всё-таки здоровые силы в государстве проигрывают таким тенденциям? Где сдерживающие факторы в отношении таких чиновников со стороны государства?

 

Люди, время от времени балующиеся просмотром новостей, знают: человек, попавший во власть, очень редко выпадает из её обоймы. Этот закон действует на всех её уровнях. Выпасть из круга властной элиты можно одним-единственным образом: пойти против личных интересов этой элиты. Нарушение же интересов общества, то бишь, банальное невыполнение своих обязанностей, никаких последствий для нарушителя не влечет. Называется эта вещь «круговой порукой». И максимум, что может грозить при ней непрофессионалу — это перевод на другую должность или какой-нибудь выговор. В большинстве же случаев все спускается на тормозах. Люди сохраняют свои должности в зависимости от стажа работы, личных взаимоотношений, ещё чего-то — и очень редко — в результате профессионализма.

 

Из недавних примеров. Увольняют чиновника, и по всем телеканалам начинается рассказ о неблаговидных его деяниях. И воровали-де при нём, и коррупция расцветала, и здания уродливые строились: Так за это и сняли? — думает недогадливый телезритель. Да нет. Через некоторое время те, кто снял, поясняют: не сложились отношения с ещё более высоким начальством. И даже формулировка появилась: «в связи с утратой доверия». Это и есть главная причина. А воровство, коррупция его подчиненных — не причина, а в лучшем случае повод. Если бы снимали за это — сняли бы давно.

 

И что ж получается? Не испортил бы отношения — так бы и сидел в своем кресле? Боюсь, что да. Система ответственности чиновников за результаты деятельности у нас не работает, заменяясь системой личных взаимоотношений:

 

Но оставим в покое прогнившую власть. Заглянем в царство свободомыслия и конкуренции — в бизнес.

 

Не открою больших секретов, если скажу, что вся экономика в любой стране мира состоит из двух секторов: производственный базис и надстройка. Первый — это люди, которые делают что-то, товар, продукты, вещи, и второй — посредники между ними, облегчающие жизнь: юристы, туристические агенты, торговцы и т.д. Так вот, второй сектор — это люди очень нужные, полезные, но, строго говоря, и успешность экономики страны, качество жизни каждого из нас зависит от первого: Но ситуация в России складывается так, что чем дальше бизнес от производства коммерческого продукта, тем он более успешен. А в наиболее бедственном положении именно производители.

 

Причем производитель некачественного товара будет находиться в более выгодном положении, чем производитель товара качественного. Вот вам реальный пример. Были два завода, выпускающие детские игрушки. Один использовал для их производства материалы, безопасные для детей, второй — менее безопасные и более дешевые. Первый в результате не выдержал конкуренции и от производства этой продукции отказался. И это вполне естественно: действовать с оглядкой на последствия всегда более затратно, а значит, невыгодно. Да и вообще, делать что-то всерьёз, на будущее — всегда сложнее. Это требует больше усилий, требует больших энергетических, материальных, временных затрат.

 

Менеджеры, офисные работники: Самая престижная профессия среди молодых людей. Профессия, при которой люди не производят вообще ничего, но быстро привыкают к хорошей жизни. Многие из них осознали это в ходе последнего кризиса.

 

Ещё одна интересная категория, касающаяся буквально каждого — цены. От производителя до покупателя цена завышается в цепочке многочисленных посредников. И, как мы знаем, цены растут зачастую безотносительно росту расходов производителя. Исключительно в зависимости от фантазии лиц их устанавливающих. Причем вплоть до тех пределов, пока её вообще могут платить.

 

Меня всегда поражали истории о таксистах, которые, пользуясь транспортным коллапсом в аэропортах Москвы, подвозят людей по ценам, в десятки раз превышающих обычные. Но недавний — трагический — пример с теми же таксистами, наживающихся на беде соотечественников, попавших в эпицентр теракта в Домодедове переводит ситуацию из экономической в нравственную. Только не надо думать, что это исключение. Экономические провалы всегда тянут за собой понижение нравственности. Просто многочисленные подтверждения тому стали столь обыденны, столь часты, столь привычны, что мы уже не реагируем на них. И только полномасштабная трагедия может показать настоящий уровень случившейся нравственной деградации.

 

Так вот, если разобраться, здесь присутствует те же самые психологические черты, что и у проворовавшихся чиновников — полное отсутствие заинтересованности в конечном результате своей деятельности и взаимная порука. Но меня сейчас больше интересует психологическая причина отсутствия иммунитета против этой болезни. А она одна и та же — и в экономике, и во власти.

 

В России существует въевшаяся в плоть и кровь привычка не бросать «своих». Люди одного с тобою круга, по профессии, должности и так далее, воспринимаются как свои, а среди своих принято поддерживать друг друга.

 

При этом подчиненные всегда помогают друг другу при взаимоотношениях с начальником, продавцы при взаимоотношениях с потребителями, сотрудники одной организации при взаимоотношениях с другой конкурирующей организацией. Чиновники всегда прикроют друг друга при взаимоотношениях с гражданами. Вся Россия по-прежнему разделена невидимыми границами между людьми.

.............................................

Окончание

Описание женские футболки оптом недорого тут.

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com