ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Сергей БАТАЛОВ


ВОСПИТАНИЕ ХАРАКТЕРА

Окончание. Начало здесь

 

..................................

Откуда это идет? Рискну предположить, что это результат существования на Руси той самой общины, которой так восхищались народники. Недавно я читал статью, посвященную впечатлениям иностранцев от пребывания на русской земле. Чтение само по себе захватывающее. И один отклик врезался в память. Автор — молодой француз — описывает, как он едет по дороге и видит — рабочие на дороге роют яму. Ну, как роют: Роет один. А еще трое стоят рядом, и дают советы, как рыть. А ещё пятеро сидят в сторонке и поправляют первых троих. Знакомая картинка, правда? Так вот, это и есть современная община. Система, при которой результат труда одного (или группы людей) делится на всех — даже непричастных к этой работе.

 

Вообще, это явление — привычка соблюдать правила, принятые среди «своих», приводит к довольно-таки причудливым явлениям. А пока мы можем констатировать ещё одну национальную особенность современного русского человека — интересы и правила, принятые в его микросоциальной группе, являются превалирующими над интересами и правилами общества.

 

Рискну предположить также, что не только пресловутая община — корень этой иерархии и разделения. В советские времена общину, вытравив старую имперскую, которая помогала на низовом уровне управлять народом, успешно заменили: в сельской местности — колхозами (отсюда их неэффективность), а в целом по стране — введением и воцарением ГУЛАГа, в котором жизнь «по общаку» имеет тот же срез внутригрупповых отношений и то же деление на «своих» и «чужих».

 

Психология «своих» — это психология маленького коллектива людей, желательно, лично знающих друг друга и находящихся примерно в одинаковом социальном статусе. Психология «своих» — это психология общины, замкнутого мирка, который все проблемы регулирует исключительно своими силами, не выпуская их наружу. Внешний мир для нее чужой, включая собственное начальство (барина, председателя колхоза, пахана) — ему будут «кланяться», но не упустят случая где-нибудь обдурить. Главный недостаток общины — отсутствие способности, как у суворовского солдата, «понимать свой маневр», то есть, опять же, понимать значимость собственных действий за пределами пространства общины. Коррупционер, когда берет взятку, не думает, что подрывает своими действиями правовое сознание общества — он просто хочет жить богаче. Рабочий, когда выпускает бракованную деталь, не думает о возможной аварии — он просто старается побыстрее выполнить план. План же поставлен руководством завода, которое тоже не думает о последствиях, поскольку его отношения выверены вертикалью: завод — промышленное объединение — министерство, и никакого отношения к целесообразности произведенного продукта, к его качеству не имеют.

 

Психология «общинника» — это психология временщика, которого не заботит все, что не касается его лично и прямо сейчас. Зачем нести мусор на помойку, когда его можно оставить в кустах? Вспомните берега наших рек в популярных местах и сами сделайте вывод, насколько это характерно для русского человека.

 

Психология «общины» приводит к снижению реальной конкуренции: зачем делать лучше, когда оценивают «свои»? На рынке труда востребованы две категории людей: суперпрофессионалы и люди, принимаемые на работу по блату. Вторых больше. Для России стала нормальной ситуация, когда один профессионал тянет на себе нескольких человек, принятых по блату. «Кумовство», знакомство, личные интересы — вот настоящие двигатели нашего производства. Кому не известны примеры, когда за «откат» получает преференции, выгодные заказы и т.д. деляга, не имеющий ни опыта, ни сноровки, ни даже желания действительно выполнить работу, завершить «под ключ» стройку, выпустить тот или иной товар? Сколько вокруг начатых и брошенных стройплощадок, обанкротившихся предприятий, магазинов, ресторанов, клубов — из-за неспособности что-то произвести, но чаще — из преднамеренного банкротства, когда кредиты получены и можно «сваливать»: Иногда подобное встречается даже на межгосударственном уровне: однажды услышал историю о том, как белорусское предприятие закупало продукцию российского исключительно по политическим причинам, хотя рядом производили продукцию дешевле и качественнее. Увы, и обратные примеры совсем не редки:

 

Вся система действует так, что труд честно работающих людей поддерживает существование самой системы. Крестьяне, работающие на земле, вынуждены отдавать результаты своего труда за копейки посредникам, которые перепродадут их втридорога и получат огромную прибыль. А не продать они их не могут, потому что другой возможности реализовать свою продукцию у них нет.

 

Учителя изо всех сил тянут нашу уже почти рухнувшую систему образования. Врачи за нищенские зарплаты делают уникальные операции, но при этом бытовые условия большинства российских больниц в ужасающем состоянии. Библиотекари взяли на себя практически всю просветительскую деятельность среди населения, особенно молодого: профилактика проявлений алкоголизма, наркомании, правонарушений — все теперь на их хрупких плечах: Можно назвать это привычкой, энтузиазмом, долгом, непотерянной совестью — и это тоже русский характер! Но результат один: такое положение дел и повсеместное безмолвие позволяет спокойно жить чиновникам. Зачем что-то менять, если люди и так работают?

 

Проявление признака «свои-не свои» принимает подчас самые причудливые формы. Когда болельщики футбольной сборной переживают за результат игры, которая лично к ним не имеет фактически никакого отношения, это ещё более-менее понятно: выброс адреналина, но и гордость за страну, патриотизм: Как же — свои! Почему вся страна в едином порыве точно так же не переживает за результаты международного скрипичного или литературного конкурса — понятно уже менее, но тоже можно предположить: в футбол играли все, а на скрипке немногие. Но почему один продавец в магазине всегда поддержит другого продавца, а не соотечественника-покупателя — понять уже сложнее. Но поддержит, если не активно, то путем молчаливого согласия, и прикроет и воровство, и обсчет, и торговлю браком. Но когда тот же самый продавец пойдет в другой магазин и будет точно так же обсчитан, он будет переживать и возмущаться — роли поменялись, и «свои» для него теперь — другие покупатели. Чиновник из одной службы для чиновника из другой службы тоже «свой», но не совсем: воспринимать его своим или не своим он будет в зависимости от конкретной ситуации.

 

Вообще феномен «своих» объясняет удивительно много. Воровать плохо. У своих. У не своих — нормально. При этом попытка помешать воровству будет воспринята негативно: свои же. На понятии «свои» основан удивительный «институт» блата — сложной системы связей между «своими», по которой получают работу, делают карьеру и вообще происходит очень много интересных вещей. Именно блат служит питательной средой для коррупции, так как принимаются и берутся взятки зачастую именно при посредничестве «своих» (либо от зависимых людей).

Отсюда же, к слову, «растут ноги» и у любви русских людей к пресловутой «твёрдой руке». Коллектив людей, не осознающих высшей значимости своей деятельности, только и можно заставить работать авторитарными методами. И не случайно «корпоративная культура» многих фирм — носителей ценностей рынка и западной демократии — демонстрирует такие авторитарные замашки, что никакому режиму не снились.

 

Как вырваться из этого круга? Думаете, невозможно? Но ведь были и тут примеры, были! Был же граф Михаил Семёнович Воронцов, который после блестящей военной карьеры, после блестящей административной карьеры губернатора четырех губерний попросился в 1853 году в отставку в связи с тем, что он не может выполнять свои обязанности в полную силу, а в полсилы не умеет:

Ответ прост. Рывок за пределы общины возможен только на основе личных ценностей. Другие стимулы тут не работают — объективно в рамках общины удобнее и выгоднее. И опять мы возвращаемся к корню всех наших бед: в России произошёл распад нравственной системы ценностей, присущей русскому народу.

 

Это очень остро почувствовали современные поэты.

 

Я кричал во сне —

Видел степь да степь:

А казалось мне —

Вижу смерть да смерть.

Просыпался, пил,

Засыпал — и вновь:

По краям степи

Только —

Нефть и кровь:

(Настя Вишневская)

 

Примерно о том же поёт Тимур Шаов:

 

Денег нет. В стране бардак. В реке холера.

Над деревней слышно рэповую песню.

Над седой усталою страны равниной

гордо реет непонятный буревестник:

 

Пустота, в которую превращается Россия, как мне кажется, — пустота нравственная: Но как это часто бывает, уже её мы начинаем возводить в свою национальную особенность и даже гордиться ею:

 

Полюбить так королеву,

Проиграть так миллион,

Каждый день ходить налево

И направо за бухлом,

Исходить слюной и желчью,

Хоть иконы выноси

Ох, весело у нас живётся на Руси:

(Настя Вишневская).

 

Все эти и другие национальные мифы, вроде необузданности русской души, способной сегодня на добро, завтра — на зло, означают просто-напросто то, что человек в принципе не может отличить добро от зла. Ему по-настоящему не нужны ни миллион, ни королева — ему нужны острые ощущения от их завоевания.

 

Но ведь, возразите вы, есть же в России люди, которые не подпадают под эти правила? Которые болеют за общее дело, которые думают не только о себе, но и о будущем своей страны. Да, отвечу, такие люди есть. И их немало. В недавнем интервью с премьер-министром показали человека, который сам, по собственной инициативе, без какого-либо содействия сверху поддерживал в работоспособном состоянии аэродром (!), надеясь, что он когда-либо понадобится при возможном (!) возрождении северной малой авиации. То есть, человек думал не о себе конкретно, не о своем деле, и даже не о своей работе. Он сам, по своей инициативе, взял лично на себя решение задачи государственного масштаба. Соотношение возможностей человека и масштаба взятых им на себя задач в чем-то даже завораживает.

 

Не менее завораживает меня работа ярославского мастера Евгения Тарабина. Маленькая мастерская, на несколько человек, изготавливает храмовые изразцы. Спекшиеся при колоссальной температуре соли тяжелых металлов расцветают невиданными узорами, цветами, оживают Сиринами и единорогами. Эти изразцы украшают храмы Ярославля, Казани, многих других городов всей России. Срок жизни этих изразцов составляет три-четыре столетия. Помимо собственных работ, он воссоздает старинные изразцы XVII-XVIII веков. И вот работает этот человек, о котором даже в Ярославле мало кому что известно, и мыслит в своей работе городами и столетиями.

 

Но таких людей мало. И они проигрывают при тех правилах игры, что приняты в нашем обществе.

 

В недавней статье поэт и журналист Антон Черный, рассматривая кризис современной поэзии, наложил сегодняшнюю ситуацию на теорию Льва Гумилева. Поэзия, как и любая другая деятельность, требующая повышенных энергетических затрат, нуждается в пассионариях, людях с высокой энергетикой. Если вспомнить первоисточник — саму теорию Льва Николаевича — мы увидим, что, согласно его теории, Россия сейчас переживает фазу стагнации, период, когда повышенная пассионарность народа, рассеявшись в череде войн и революций, постепенно спадает, сменяясь обществом потребителей.

 

В любом обществе, в том числе и русском, его граждане делятся грубо на три категории: пассионарии — лидеры, революционеры, творцы, затем — люди долга, хранители традиций, исполнители, костяк системы, и, наконец, болото, люди, которым нет дела ни до чего, кроме своих удовольствий, разрушители. Способность общества к развитию зависит от соотношения этих трех групп, а также от того, какое место в социальной системе занимает каждая из них. Как мы видим, третья группа растёт подобно раковой опухоли, постепенно выдавливая первые две. Проблема в том, что в тактическом плане она более эффективна, хотя и смертоносна на долговременном этапе.

 

Русские люди в лучшей их части — творцы. В начале 90-х годов, когда распался Советский Союз, из национальных республик начали выдавливать русское население. Делалось это либо открыто, либо исподволь — но делалось почти везде. У меня много знакомых и близких мне людей, которые были вынуждены таким образом вернуться в Россию. Из Казахстана, Узбекистана, Абхазии, Чечни. Люди были вынуждены начать процесс строительства новой жизни практически с нуля. И во многом благодаря умению оставаться русскими людьми в окружении чужой культуры, среди «не своих» они нашли место и в новой жизни, и результат зачастую становился впечатляющим. А вот республикам, я думаю, аукнулся их отъезд. Уехали инженеры, врачи, учителя, люди, которые во многом приобщали республики к более высокому уровню цивилизации. Что ж, зато многое приобрела Россия.

 

Наконец, мы подошли к самому главному вопросу: что делать тем русским людям, которые неравнодушны к своей стране и к ее будущему. Ответ только один: стать творцами. Просто ли это? Нет, конечно — но таких и не будет много, они только наметят направление движения, опираясь на национальную систему ценностей. Не поддаваясь при этом ни на простые решения, ни на провокации, не ища источник проблем во вне — в иных национальных, социальных, религиозных группах. За ними потянутся те, кто составляет большинство: люди долга, честные труженики, которые личное благо соотносят с благом общественным. Что плохо ему — то плохо и всему обществу, и наоборот. А общество — единый организм. И либо мы уцелеем всем обществом, либо потонем также все вместе.

 

В 1999 году Илья Тюрин в эссе «Русский характер» написал: «Если силы для генерации русского характера у нас остались, то для его появления требуются приличная власть и немного исторического покоя». Сейчас, по истечении чуть более десятка лет, можем констатировать: этого недостаточно. Здоровые силы общества должны нащупать некий костяк, некую ценностную структуру, опираясь на которую, мы можем преодолеть негативные тенденции.

 

Проще говоря, мы должны обрести национальную систему ценностей. Ради собственного спасения нам надо привыкать к правилам выживания в этом мире. И прежде всего, просчитывать последствия своих действий. Любых — от принятых решений на работе до вопросов воспитания детей и собственного здоровья. Из мелочей складывается целое. Не надеяться на государство. Сохранять в себе костяк ценностей, которые преобразуют наше общество.

 

Мне очень нравится вспыхнувшая некоторое время назад мода (хотя я надеюсь, что это не просто мода) называть детей старыми русскими именами: Глеб, Захар, Ермак, Тихомир, Ярослав: Даже Святополк однажды попался среди детишек детсадовского возраста — правда, его все называли (пока!) Стасик: Мне кажется, всё это — интуитивно ощущаемая тоска по своим корням, своим традициям. Это не просто имена. За ними — та духовная, эстетическая, а в конечном итоге — и этическая традиция, которая образовывала русский народ. Начнем же воссоздавать её. Учить русские песни, слушать русскую музыку, помнить и почитать своих предков. В каждой семье были родственники (а есть и те, что еще и живы), которые воевали. Расскажем своим детям о них и их непреходящем подвиге спасения Отечества: Это не история по книжкам — это живое предание.

 

Вот как сказала о том же самом в недавнем интервью Наталья Дмитриевна Солженицына: «Каждый на своём месте должен быть честным и делать всё, что он может. Бороться с несправедливостью настолько, насколько у него хватает мужества и сил. Не халтурить, не халявничать. Перестать надеяться, что власть обеспечит нам нормальную жизнь. Нормальной жизни мы должны добиваться сами. Воспитывать своих детей так, чтобы они росли честными и независимыми, чтобы не смотрели с завистью на соседа по парте, у которого папа ездит на «Лексусе». Надо, чтобы как-то вернулся этот престиж высшего образования, который существовал у нас раньше. Если государство в каком-то безумии изымает из школы гуманитарную составляющую, сокращая уроки литературы, — так дома, мамы, читайте своим детям Пушкина. Учите их рано читать — чтобы они пристрастились к книге ещё до того, как тупо уставятся в телевизор. Вырастите своего ребёнка таким, чтобы он не стал планктоном для криминала».

 

И второе условие выздоровления: давайте поддерживать друг друга. Очень скоро мы научимся видеть таких же, как сами, людей долга. Мы можем быть не знакомы, но мы друг друга узнаем. А когда узнаем, поддержим друг друга, поможем друг другу. Хотя бы не будем мешать:

 

Но лучше — помочь. Мы бойцы одного отряда, мы на линии фронта: с зарвавшимся чиновником, с обнаглевшим новым богатеем, с преступником в милицейской форме: Так прикроем же друг другу спину.

 

Но ни в коем случае нельзя сбиться в своем пути на национализм.

 

Это ложный путь. Лозунг «Россия для русских» не сработает никогда. Когда в России останутся только русские, её не станет. Не станет этого исключительного по своей мощи котла наций, культур, религий, который когда-то и породил то, что называется Россией. Националистическая преступность страшна, с какой бы стороны она ни исходила, но попытка отомстить за чьи-то преступления людям, не связанным с преступником ничем, кроме национальности — страшнее. Будем сильными. Надо думать над тем, как заставить государство выполнять то, что от него требуется, не пасуя перед преступными группировками, в том числе и националистическими. Для этого надо научиться уважать себя, и тогда нас будут уважать другие.

 

Не будем забывать, что мы — дети великого народа. Не великой страны — ее величие сейчас, увы, измеряется только территорией, а именно великого народа — создавшего ту историю, ту культуру, тот язык, без которых этого народа и не было бы. Так не забудем же о его традициях, постараемся мало-помалу ввести их в свою повседневную жизнь. И в результате мы выработаем в себе истинный характер — тот характер, который поможет все обретенное и созданное нашими предками уберечь для будущего.

Перепечатка с сайта http://www.yojo.ru/

Уроки рыбьего языка

Илья Тюрин. «Русский характер»

Новости PC, Xbox, PlayStation

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com