ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения БАРАНОВА. О ней


 

КОНТРАБАНДА © рок-журнал, интернет-радио

«Маленький ковчег – мой полуостров, радуга в июле»

kbanda.ru/index.php/literatura/243-literatura-i-knigoizdanie/5191-malenkij-kovcheg-moj-poluostrov-raduga-v-iyule

 

Мы продолжаем публиковать серию статей о литературе Крыма. Сегодня «Контрабанда»

знакомит своих читателей со стихами поэтессы Евгении Барановой (Джен).

О мирах Евгении рассказывает евпаторийская поэтесса Елена Коро.

Елена КОРО
«
МАЛЕНЬКИЙ КОВЧЕГ — МОЙ ПОЛУОСТРОВ, РАДУГА В ИЮЛЕ»

 

Я — только дерево, я — слово,

произносимое в горах.

Какая разница с какого

мы переводимся как «прах».

 

Как порох-пламя. Мед-гречиха.

Как вой бездомных Аонид.

Креманка Крыма. Очень тихо.

И чувство Родины саднит.

   «Посвящение Крыму»

 

Поэзия Евгении, Джен, как беотийский лад, катарсис пульсирующих минорных доминант, пронизывающий «вой бездомных аонид». Пульсары метафор оксюморонно сложны, уже запредельны — от мандельштамовской тревожности в «Ласточке»: «Я так боюсь рыданья Аонид» — сквозь высший катарсис реминисценций Рейна:

 

Я тоже голошу:

О всемогущий Боже! Уж я тебя прошу:

Учи меня рыданью и масс и аонид,

Включи меня в преданье, от коего знобит,

Сожги меня до пепла и обрати в подзол...

 

— до ощущения воя бездомности, от-причастности, отторжения от корней. Изначальное, приписываемое Мандельштамом Пушкину, «рыдание безумных Аонид», Аонид, муз, обитающих в Аонийских горах в Беотии, в экзальтации катарсиса превращается не в «трагически рыдающий плач-звук ао», в вой бездомности, очень тихий, безлично-личный, саднящий вой обездомливания, когда больно и тщательно из памяти выживается бледный лик:

 

В невозвращаемость!

В нЕкуда!

В никудА!

Чтобы не помнить! Чтобы совсем не знать!

Рой твоих родинок, мыслей твоих вода.

Как это больно

                     (и тщательно) отдавать!

 

«Креманка Крыма» в этом контексте изящно-утонченная форма для изысканнейших крымских десертов звучит изнутри уже не воем беотийского исторжения трагических пульсаций, здесь «очень тихо», здесь отдан «маленький ковчег полуострова» больно и тщательно, нет, уже не больно, уже — прах крематория — креманка Крыма.

 

И над умолкшей Аонидой

Рыдая, пепел твой почтит

Нелицемерной панихидой...

   Боратынский «Когда твой голос, о, поэт...»

 

Здесь установлена очень близкая смысловая связь не только с метафорой Боратынского, плач по умершей Аониде, как плач по умершему слову, поэту. В поэзии Джен — «креманка Крыма» — «слово, произносимое в горах», прах, в этой цепочке ассоциаций, поэт и Крым, поэт и его маленький ковчег неразрывно связаны в единое целое. Здесь срабатывает принцип фаэтической трансметонимии: «маленький ковчег» — «креманка» — «Крым» — и сам поэт, отождествляющий себя со Словом, со смертью слова в себе, со смертью Крыма, со смертью ковчега, который не отделим от поэта, но его не забрать, «лишь мысли оборвать, тебя соединяющие с местом»...

 

Покинуть дом — лишь мысли оборвать,

тебя соединяющие с местом.

Лишь перестать при имени Иван

березу представлять или повестку.

 

Лишь перестать при имени Айше...

Лишь перестать в фамилии Зозуля

ловить кукушек.

 

Уже — лишь оборвать... и полонезом прощания...

 

И аонида Мнема — муза воспоминаний — завершением высшего трагизма бездомности, обездомливания —

 

Не помнить коз, которые паслись

на сих холмах с приезда аргонавтов...

 

Покинуть Ялту!

 

Самозабвенно самозабвением себя самой и всех тех черт, что в поэзии Джен так рельефно выделяют Крым в пространстве времен — фаэзией трагизма в фа-миноре — и эти ключи отрицания, трансметафоры забвения и отторжения только усиливают — до высшей кульминации — момент трагического звучания имени Крым — «радугой в июле».

 

Елена Коро

КОНТРАБАНДА © рок-журнал, интернет-радио

kbanda.ru/index.php/literatura/243-literatura-i-knigoizdanie/5191-malenkij-kovcheg-moj-poluostrov-raduga-v-iyule

Елена Коро

01.09.2015

Авторский раздел Евгении Барановой

Елена Коро. «Рыбное место». (О новой книге Евгении Барановой)

Марина Матвеева. «Глубоководная трансметафора».
(О книге «Рыбное место» в частности и о поэтике Евгении Барановой в целом)

Марина Матвеева. «Любовь как революция»

Предисловие Виталия Ковальчука к Тому 2-му Евгении (Джен) Барановой

Марина Матвеева. «“ДжеНиМа”: из прошлого в будущее — и обратно!»

Евгения Бильченко. Всякий покой для тебя ... избежен. О поэзии Евг. Барановой

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com