ИнтерЛит в мире.

ИнтерЛит в Европе


Электронные книги «ИнтерЛита»

Дом Берлиных — литературно-музыкальный салон

Республиканский научно-практический центр «Кардиология»

OZ.by — не только книжный магазин

Евгения БАРАНОВА


Об авторе. Содержание раздела

ВОДОРАЗДЕЛ

Видимо, осень  —  особый временной отрезок.

Много дождей и мыслей.

В Ялте аналог октябрю — январь. Отсюда — «Январь».

В Севастополе октябрь — это октябрь. Отсюда — «Водораздел».

 

Сегодня дождь не идет.

Ванильное небо и странноприимные тучи — все стоит на месте.

                                                                                Или над местом.

Пропал Ершалаим, вечный город.

Пропал — и упорно продолжает пропадать.

Я грею собой деревянный стул и глотаю слюну.

Слюну и слезы. Или — слюну и воздух.

Это не важно.

Важно, что стул теплый, а мне холодно.

Потому что он — там.

Потому что я — тут.

...Как безысходно обладание...

...Как убедительно одиночество...

...Как разрушителен покой...

Вранье! Наглое и питательное вранье!

Люди, убейте всякого, кто пожелает вам «Творческого Уединения».

Люди, убейте!

Люди?

Сегодня дождь не идет.

 

Водоход

Вода — пришла.

Вода — предвиделась.

Водой лечили корабли.

Мы создаем друг другу видимость.

Мы создаем друг друга и

 

себя пытаемся разламывать

водой и водкой пополам.

Послушай, сколько

можно заново

учить неправильным словам?

 

От недосыпа недочувствами

не то болеть, не то жалеть.

Мы притворяемся моллюсками,

которые умеют петь.

 

Мы притворяемся гитарами

— лады затерты до дыры —

«Я вас любил!»,

но это — старое.

Я выбываю из игры.

 

* * *

Октябрь, ты выглядишь старым и стыдным.

Как я ненавижу твои голоса!

Октябрь, тебя за туманом — не видно.

Ты только и можешь бузить за глаза.

 

Ты только и можешь. Так только и можно.

Остался будильник и чаек конвой.

Прошло твое время чудес неотложных.

Прошло мое время — недлинной строкой.

 

Прошло. Проскользило. Лишило одежды.

Цедило по капле. Клялось на крови.

— Ты можешь назвать нашу дочку Надеждой,

но только любовью ее не зови.

 

* * *

Никогда не поймешь: а который — не предал?

Никогда не поймешь: а который — не спит?

Провожая мечту по последнему следу,

не забудьте в аптеке купить цианид.

 

Провожая мечту, до калитки и выше,

не забудьте промокнуть — и дать на такси.

Ведь на то и мечта, чтобы правды не слышать,

ведь на то и мечта, чтоб ее упустить.

 

Провожая мечту. По последнему следу.

По дождям-тротуарам. Столетье и час.

Никогда не поймешь: а который — не предал?

Никогда не поймешь: а который — не спас?

 

* * *

Станция: осень-зима.

Станция: демисезон.

Вечер. Ладони. Луна.

Вечер. Ладони. Газон.

 

Звезды — на джинсах и над.

Хочешь — рукой собирай.

Ты мне выдумывал ад.

Выдумал, видимо, рай.

 

Памятник. Злые глаза

у поперечных такси.

Ты меня выдумал, за

что мне тебя не простить?!

 

Линии, люди, дома —

все это сделано of

«станция: осень-зима».

Станция: осень-любовь.

 

* * *

Люблю тебя двойственно, то есть вдвойне,

особенно вспомнив, что ты меня не...

 

Особенно вспомнив, что ты меня бро... —

как небо бросает вагоны метро,

 

что я почему-то тебе ни к чему,

совсем как Герасиму было — Муму,

 

совсем как пернатому — горстка огня...

Но все-таки ты не живешь без меня.

 

* * *

Упрямый герой продолжал позапрошлые игры.

На счет 19 пытался остаться без кожи.

И каждый прохожий

протягивал взгляды как иглы,

И каждый прохожий

протягивал губы как ножны.

 

И каждый прохожий:

и встречный, и диагональный —

считал себя выше, умнее и много успешней.

Герой удивлялся наличию Хлеба — и спальни.

Герой удивлялся наличию Неба — и песни.

 

Герой удивлялся.

И всё умножал удивленья.

И кто-то заметил, что эта протянет недолго.

Из глупых героев эпохами варят варенье.

Без глупых героев бессмысленна даже иголка.

 

* * *

Мертвыми ладонями не выхлебать реки,

мертвыми губами не расскажешь эпилог.

Маленькие, маленькие люди-островки

просят океан не заходить через порог.

 

Просят не выдумывать — и вежливо на чай.

Крестятся-невестятся. Клюют через плечо.

Маленькая, маленькая глупая печаль

смотрит недоверчиво и спорит, что почём.

 

Кто кого не понял — тот того и не простил.

Кто кого выдумывал — да тот тому и бог.

Зареву-завыревусь, чтоб не хватило сил,

только бы побегом не изматывался срок.

 

Только бы в петлю мешали волосы пролезть,

только бы истерика не встала на курок.

Мертвое животное не ощетинит шерсть,

мертвыми ладонями не выпутать клубок.

 

Водосбор

Белая,

бездонная,

бездомная вода:

каплями, ресницами и просто на песок.

Падали размокшие рыбы-провода

падалью в аквариум спутанных дорог.

 

Ты мне что-то радостно — про боль и про печаль.

Я глотаю «алкоголь», гляжу на стадион.

Никого не жалко.

И себя уже не жаль.

Жалко только мячики раздавленных ворон.

 

«Ты меня не понял»,— это заново в цене.

Я умею выжить,

даже если нет войны.

Сыплются-рассыплются медяшками монет

недообещания расстрелянной весны.

 

Это не малина,

не смородиновый куст.

Это просто Истина замерзла на снегу.

Стразами-рассказами из Христовых уст:

— Отпустите,

кто-нибудь,

я

больше

не

могу.

ШерстьМаленькая трагедияНи-кому-ни-дельность — Водораздел — Девятая жизньВыборИзбранное из бранногоАнатомияТемная луна. ПослесловиеВне. Про-зрения

Об авторе. Содержание разделаНовые стихи

«Избранная лирика». ИнтерЛит. Е-сборник в формате PDF. 1 Мб.

Загрузить!

Всего загрузок:

Для отправки произведений, вопросов и предложений щелкните по конверту:
Перед отправкой произведений ознакомьтесь с Правилами Клуба!

СПАСИБО!

 


Использование материалов сайта возможно только с согласия автора и с указанием источника:
ИнтерЛит. Международный литературный клуб. http://www.interlit2001.com